16+
Среда, 20 февраля 2019
  • BRENT $ 65.96 / ₽ 4335
  • RTS1186.31
15 января 2019, 22:53 Право

Валенки вместо кроссовок и исчезнувшая с конфет символика. Как продляли арест украинским морякам

Лента новостей

Суд продлил еще на три месяца, до 24 апреля, срок ареста 20 украинским морякам. Рассмотрение вопроса о пребывании в СИЗО четверых последних фигурантов прервали до 16 января. На слушаниях был настоящий аншлаг. При этом родные военных жаловались на казусы в «Лефортово»

Украинские военнослужащие, задержанные в Керченском проливе, в Лефортовском суде.
Украинские военнослужащие, задержанные в Керченском проливе, в Лефортовском суде. Фото: Максим Шипенков/EPA/TASS

Лефортовский суд Москвы 15 января продлил еще на три месяца, до 24 апреля, срок ареста 20 украинским морякам, задержанным после инцидента в Керченском проливе. При этом суд не передал рассмотрение вопроса по подсудности в военный суд. Сами моряки заявили, что считают себя военнопленными, и отказались отвечать на вопросы служителей Фемиды. Вопрос о дальнейшем нахожении в СИЗО еще четверых обвиняемых рассмотреть не успели и ввиду наступления ночного времени отложили на утро 16 января.

Заседания, назначенные на 10 утра, начались непривычно вовремя. Моряков разбили на группы по четыре человека. Ходатайства о продлении им меры пресечения слушали трое судей: Сергей Рябцев, Альбина Галимова и Елена Канева. Их залы, расположенные в разных крыльях здания суда, были забиты до отказа: поддержать обвиняемых приехали многочисленные родственники, дипломаты и правозащитники, которые то и дело сновали по коридорам.

Недошедшие письма

В числе последних были послы зарубежных стран, в частности Нидерландов, а также уполномоченный Верховной рады Украины по правам человека Людмила Денисова. Она появилась у здания Лефортовского суда заранее и дала небольшое интервью. Омбудсмен сразу прокомментировала желание ФСБ закрыть процесс, о чем стало известно накануне. «Поскольку режим [будет] закрытый, значит, Российская Федерация хочет что-то скрыть», — заявила она. При этом Денисова была уверена: все решено, а заседания пройдут быстро. В последнем она оказалась неправа: слушания растянулись на целый день.

В суде присутствовали более десяти жен и матерей моряков. Женщины, одна из которых была беременной, неохотно общались с журналистами, опасаясь, что в дальнейшем у них могут возникнуть проблемы с въездом в Россию. Они стайкой сбились вокруг Денисовой. Та рассказывала о том, что у моряков есть все необходимое: за это спасибо российским волонтерам, которые помогли с передачами в «Лефортово».

Однако там не обошлось без накладок. «Вот, например, был случай, что вместо кроссовок 45-го размера выдали валенки 45-го размера, которые наш моряк точно дома никогда не носил», — рассказала она. Также, по словам правозащитницы, возникают проблемы с передачей писем, которые родные и друзья отправляют морякам. Далеко не все они доходят до адресатов.

Жена одного из моряков рассказала Business FM, что ее супруг не получил ни одного письма из более чем десятка. Другая сетовала, что до мужа дошли лишь два письма от родных, хотя их было гораздо больше. Мать же военного моряка Андрея Эйдера Виктория поведала другой интересный казус. По ее словам, она отправила сыну конфеты с украинской символикой. «Он их получил. Конфеты были те же, но совершенно в другой упаковке», — сказала женщина.

«Неординарное дело»

Родных и международных наблюдателей пустили в залы, но ненадолго: представители Следственного управления ФСБ и прокуратуры действительно попросили закрыть слушания. Они утверждали, что в противном случае будет разглашена тайна следствия. Заседания были как под копирку, но с некоторыми различиями. Так, у судьи Сергея Рябцева с инициативой закрыть процесс выступил прокурор. «Дело не является ординарным», — сказал он. Его поддержал следователь.

Защита встретила ходатайство в штыки и просила его отклонить. Защитник военного моряка Сергея Попова Гаджи Алиев апеллировал к тому, что гласность — неотъемлемая часть судопроизводства, так же, как и право на защиту. «Прокурором не приведено данных, что могут быть нарушены чьи-то права», — сказал он, добавив, что закрытый процесс возможен лишь в случаях, предусмотренных законом. «Неординарность данного дела не предусмотрена в УПК», — съязвил адвокат.

Аналогичную позицию высказала и адвокат другого фигуранта. Она обратила внимание суда на то, что дело не содержит секретных сведений. «Если исходить из позиции прокурора, то тогда все заседания надо проводить в закрытом режиме, так как в каждом уголовном деле имеет место тайна следствия», — привела она аргумент. Сами четверо военных моряков — Богдан Головаш, Сергей Попов, Владимир Терещенко и Андрей Шевченко — находились в углу зала в клетке, окруженной бойцами спецназа ФСБ. За толпой их лиц не было видно. Один за другим они заявили, что хотят открытый процесс. «Я полностью согласен с мнением своего адвоката, я хочу, чтобы разбирательство проходило в открытом режиме», — поднялся Сергей Попов.

Военные или гражданские?

Однако судья просьбу прокуратуры удовлетворил. Его примеру последовали другие его коллеги. Стоит отметить, что в суде военные моряки настаивали, что имеют статус военнопленных. Они говорили по-русски, отказавшись от услуг переводчиков. Когда устанавливали их личность, они назвали паспортные данные, но на вопрос о том, чем они занимались до задержания, отвечать не стали. При этом все, как один, сослались на статью 17 Женевской конвенции об обращении с военнопленными. Она предусматривает, что военнопленный при допросе обязан сообщить только свои фамилию, имя и звание, дату рождения и личный номер, а за неимением такового другую равноценную информацию.

В этой связи защита просила передать рассмотрение дел моряков по подсудности в Московский гарнизонный военный суд. «Военных должны судить военные, а гражданские суды не могут судить военнопленных», — пояснил Business FM просьбу защиты адвокат капитана второго ранга Дениса Гриценко Николай Полозов. Однако судьи ходатайство отклонили. Журналистов позвали лишь на оглашение резолютивной части постановлений. Несмотря на то, что ФСБ просила оставить обвиняемых в СИЗО до 26 апреля, суд постановил продлить им срок стражи до 24 апреля. При этом судьи успели продлить меру пресечения 20 обвинямым. Защита обещала обжаловать принятые решения в Мосгорсуде. Слушание же по вопросу продления ареста Виктору Беспальченко, Владимиру Варимезу, Владиславу Костышину и Владимиру Лисовому судья Сергей Рябцев вынужден был прервать до 9:00 16 января ввиду наступления ночного времени.

Конфликт в Керченском проливе

23 украинских моряка, а также сотрудник СБУ Андрей Драч были арестованы судами Симферополя и Керчи в конце ноября 2018 года. Следственное управление ФСБ России вменяет им «незаконное пересечение границы, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо с применением насилия или с угрозой его применения» (ч. 3 ст. 322 УК РФ). Им грозит до шести лет лишения свободы.

25 ноября прошлого года три корабля Военно-морских сил Украины — катера «Бердянск», «Никополь» и буксир «Яны Капу» — попробовали пройти из Черного в Азовское море, но не были пропущены Россией через Керченский пролив. Российские пограничники с применением оружия задержали суда, направлявшиеся в Азовское море. Три моряка были ранены. Позже их доставили из Крыма в Москву, поместив в больницу «Матросской Тишины». Еще 21 моряка отправили в СИЗО «Лефортово».

В Киеве заявили, что Россия нарушила Конвенцию ООН по морскому праву и договор между странами о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. На следующий день после инцидента президент Украины Петр Порошенко подписал указ о введении в стране военного положения. Оно начало действовать 28 ноября на месяц. Россия отказывается считать украинских моряков военнопленными, ссылаясь на то, что наша страна и Украина не находятся в состоянии военного конфликта или войны.

На Украине моряков считают чуть ли не «героями». По словам Людмилы Денисовой, вопрос об освобождении украинских военных планируется поднять на очередной сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы, которая начнется в конце января. Россия в ней не будет участвовать. Украинский омбудсмен также добавила, что предлагает «любые варианты» обмена моряков, «в том числе в неформальном общении» с российскими должностными лицами. При этом она не стала раскрывать подробности переговоров. Как стало известно Business FM, 15 января Людмила Денисова отправилась на встречу с председателем Совета по правам человека при президенте Михаилом Федотовым. Также она не теряет надежды навестить моряков в «Лефортово». Денисова дважды просила на это разрешения у директора ФСБ Александра Бортникова. Сегодня стало известно, что ответ ей дали, но отправили его почтой. Руководитель следственной группы устно отказался его сообщить.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию