16+
Суббота, 23 марта 2019
  • BRENT $ 67.08 / ₽ 4337
  • RTS1213.40
26 февраля 2019, 19:31 Право

Дело Калви: почему суды игнорируют 108-ю статью УПК?

Лента новостей

Она запрещает брать под стражу бизнесменов, обвиняемых в нарушении предпринимательской деятельности, заменяя эту меру домашним арестом

Майкл Калви.
Майкл Калви. Фото: Tatyana Makeyeva/Reuters

Накануне заседания у Майкла Калви побывал Борис Титов. Он сообщил, что бизнес «настаивает на том, чтобы Майкла отпустили под подписку о невыезде, готовы также внести залог, для чего уже создан залоговый фонд».

Позже бизнес-омбудсмен рассказал, что условия содержания американца нормальные, камера достаточно просторная, с ремонтом, есть телевизор. Основатель Baring Vostok передал через омбудсмена, что он по-прежнему готов инвестировать в Россию, даже несмотря на уголовное дело, а из изолятора согласен выйти только вместе с другими арестованными фигурантами.

Так уже точно не получится, потому что накануне двоих фигурантов суд оставил под стражей. Но даже если меру пресечения для Калви смягчат, то вряд ли суд будет интересоваться его мнением. Вопрос только, смягчат ли?

Он предприниматель. Его обвиняют в том, что сделка с акциями коллекторской компании принесла ущерб банку «Восточный» в 2,5 млрд рублей. И, в общем-то, это и есть предпринимательская деятельность. Но, судя по другим арестованным, суд ее таковой не считает. Это важно. Есть статья 108 УПК, где четко сказано, что если в деле есть признаки предпринимательской деятельности, то сажать фигурантов нельзя, и перечислены статьи Уголовного кодекса. Среди них есть и статья, по которой обвиняют инвестора и его партнеров.

Как суд решает, есть ли признаки предпринимательства? Об этом мы спросили у адвоката Калви Дмитрия Клеточкина. Заодно поинтересовались, не обращался ли он на недавно открытую горячую линию Следственного комитета — для жалоб на давление на бизнес.

— На горячую линию я не обращался, потому что я ничего не читал про горячую линию в нашем законодательстве, а привык оперировать законами. Я считаю, что должна сработать 108-я статья. Суд должен применить [статью] 108 УПК и не применять меру пресечения в виде заключения под стражу.

— Продажа акций — это явно предпринимательская деятельность, вот какие все-таки находят суды основания, чтобы отправлять людей в тюрьму?

— Там никто особо не задумывается. Пишут коротко: «Таким образом, предпринимательской деятельностью не является». Точка. И все, без подробностей.

Кстати, в законе есть определение предпринимательской деятельности. В Гражданском кодексе сказано, что это деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от продажи товаров, выполнения работ и оказания услуг.

Сделка, за которую Калви попал в СИЗО, выглядит сомнительной. И тем не менее он бизнесмен, и эту сделку тоже можно назвать предпринимательской деятельностью фонда Baring Vostok и банка «Восточный». У следствия, правда, другое мнение, а суды в таких делах обычно со следователями соглашаются.

Baring Vostok отправил письмо президенту, отметив, что в последнее время все-таки сложилась практика меньше сажать бизнесменов на время следствия. Это действительно так. Тем не менее практика далеко не повсеместная, говорит общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей, Александр Хуруджи.

Александр Хуруджи общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей «К сожалению, вопреки мнению президента, вопреки решению пленума Верховного суда, где четко разъяснено, четко указано: по предпринимательской [деятельности] в следственный изолятор нельзя помещать предпринимателей, это повсеместно нарушается. При этом, конечно, нам фиксируют позитивную динамику в виде того, что большее количество людей сейчас не в следственные изоляторы направляют, а на домашний арест. Тем не менее одно слово «арест» означает, что предприниматель выйдет из повестки дня и не может дальше управлять бизнесом».

Появилась очень важная деталь, по которой тоже можно делать прогнозы, как будет дальше развиваться дело Калви. Оказывается, заявления на менеджеров написали на имя генералов Следственного комитета и ФСБ — Игоря Краснова и Ивана Ткачева. Оба занимаются крупными резонансными делами. Например, в их списке дело Алексея Улюкаева. Ткачев также известен делом руководства антикоррупционного главка МВД — Дениса Сугробова и Бориса Колесникова. И ничего хорошего с его подопечными в итоге не произошло.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию