16+
Вторник, 19 марта 2019
  • BRENT $ 67.42 / ₽ 4341
  • RTS1219.78
7 марта 2019, 12:19 Компании

«Смешали круглое и зеленое». Варданян ответил на расследование об офшорной сети «Тройки Диалог»

Лента новостей

«Я чувствую себя ответственным за все происходящее», — отметил он в открытом письме. Юристы «Тройки Диалог» изучают правовые действия по защите репутации банка, заявил Варданян

Рубен Варданян.
Рубен Варданян. Фото: Митя Алешковский/ТАСС

Обновлено в 14:45

Рубен Варданян опубликовал открытое письмо в ответ на расследование о сети офшорных компаний, якобы созданной под его руководством инвестиционным банком «Тройка Диалог». По данным журналистов из международного проекта по расследованию оргпреступности и коррупции (OCCRP), с 2006 по 2013 годы сеть вывела из России больше 4 млрд долларов, в том числе с использованием «криминальных схем».

Открытое письмо Варданяна размещено на сайте основанного им фонда развития Армении IDeA:

«Дорогие друзья!

После появления ряда публикаций в различных СМИ о деятельности «Тройки Диалог» в 2006-2012 годах огромное количество партнеров и коллег, друзей и соратников и даже незнакомых мне людей со всего мира обратились ко мне лично и в наши офисы в России и в Армении со словами искренней поддержки, а также с выражением благодарности за те проекты и инициативы, которые реализует моя семья, наши соратники и команда. К сожалению, я не имею возможности ответить каждому лично и потому решил выступить с открытым письмом. Я глубоко признателен всем, кто верит в меня, в нашу команду, в то, что мы делаем. Доверие — самая большая ценность, и ваша безоговорочная поддержка в сложившейся ситуации как нельзя лучше это доказывает.

В опубликованных материалах смешалось все: вырванная из контекста информация, интерпретации и вымысел — круглое и зеленое. Несмотря на то что в большинстве материалов говорится об отсутствии обвинений в мой адрес, я как старший партнер «Тройки Диалог» чувствую себя ответственным за все происходящее. Наши юристы сейчас изучают все возможные правовые действия для защиты нашей репутации. При этом как-то забывается, в какое время мы жили: «Тройка» создавалась в начале 1990-х, когда инвестиционно-банковской индустрии не существовало, да и вся страна находилась в ситуации стартапа. Тогда мы отказались жить по «законам джунглей» и делали все возможное, чтобы создать в России цивилизованную среду с четкими правилами игры. Неверно оценивать деятельность «Тройки» вне исторического, экономического и делового контекста, меряя ее мерками сегодняшнего дня. Еще раз подчеркну, что на протяжении всей своей истории «Тройка» делала все, чтобы действовать в полном соответствии с принципами законности и прозрачности, с международными стандартами, а порой и задавала планку выше принятых стандартов».

Ответ Рубена Варданяна явно подготовлен пиарщиками и юристами — именно такие письма принято использовать в подобных случаях, говорит адвокат, управляющий партнер лондонского адвокатского бюро «Гладышев и партнеры» Владимир Гладышев:

— Понятное, прозрачное, обычное письмо, жанр известный, состоит из трех компонентов. Первое: никакие конкретные позиции не освещаются, на них не отвечается, чтобы не связывать себя в дальнейшем, если будут предъявлены конкретные обвинения. Второе: никакой ассоциации с теми утверждениями, о которых написал The Guardian, не содержится. Дистанцирование полностью от сюжета того, что «Тройка» — это отмывочная контора российского государства, что, конечно, в общем-то, глупость, но от этого сюжета дистанцировались. Третье: напирают конкретно на всякие экзотические политкорректные вещи: мультикультурализм, многонациональный народ — такой флажок, что и дальше будем защищаться, причем политическими методами. И четвертое: посмотрим, что будет. То есть обозначили, что нам не все равно, мы будем обороняться, но то, что вы говорите, это глупость, и выступаем мы в качестве частной прозрачной конторы, а не в качестве отмывочной конторы кровавого режима Путина.

— Если, как Варданян обращает внимание, они будут разбираться, их юристы работают, будет ли тот же самый период времени рассматриваться, если будет разбирательство?

— Как будет разбираться, нам трудно сейчас предположить. Судя по тону, заданному в этом докладе, речь идет о еще одном этапе политической кампании против России, и Варданян просто не хочет там никаким образом подставляться. Насколько ему помогут эти аргументы? В независимом суде помогут, в рамках политической кампании, в которой он оказался пешкой, — вопрос. Для судебных разбирательств оно может стать поводом, конечно. Это судебное разбирательство бесперспективно, потому что там очень много технических деталей, в которые никто не захочет залезать. Это я говорю с точки зрения прежде всего позиции обвинения. Обвинение в этом вообще не разбирается, поэтому они вряд ли пойдут по пути именно судебных разбирательств. А для политических действий, закручивания гаек в отношении любых денег, происходящих из России, любых людей с российскими паспортами, зажимания любых компаний с акционерами российского происхождения — это, безусловно, новые меры, причем 90% из них не будут гласными, это будет использовано именно так.

Когда журналистское расследование относительно «Тройки Диалог» только вышло, Business FM связалась с его соавторами — журналистами издания Meduza — и задала вопрос об историческом контексте, на который сейчас ссылается Рубен Варданян. Исследование касается деятельности «Тройки» с 2006-го по 2013 год, то есть периода до тотальной деофшоризации и принятия соответствующих законов в России. Так почему обвинения звучат сейчас и есть ли реальный повод ворошить прошлое? Вот что ответила один из авторов исследования Олеся Шмагун:

— Технические требования к тому, как нужно проверять контрагентов, могли и меняться. Но «антиотмывочному» законодательству на самом деле не так мало лет, оно формируется с конца 1980-х. Поэтому принимать выведенные деньги, грязные деньги на свои счета не было законным. Другой вопрос, были ли технические способы у «Тройки Диалог» отследить своих контрагентов. Но вся система отмывания денег для того и существует, чтобы запутать следы и разделить ответственность. Один человек получает деньги за незаконную деятельность, отправляет их другому человеку, который их просто прогоняет по своим счетам. Мы же, собственно, никого ни в чем не обвиняем, мы не прокуроры и не суд, чтобы сказать, что законно, а что незаконно. Но картина, которая складывается, согласитесь, вызывает вопросы, когда у тебя есть офшорное облако, которое принимает деньги из грязных источников и распределяет их по фиктивным контрактам в интересах самых влиятельных российских чиновников.

— Есть такое ощущение подспудно, что в 1991 году можно было курить в ресторане, и вот сейчас публикуется фотография, на которой человек, сейчас довольно известный, сидит и курит в ресторане в 1991 году. Почему именно сейчас?

— Мы работаем с тем, что произошло, о чем у нас есть доказательства. К нам пришел источник с очень важным, интересным массивом данных, в котором мы нашли в том числе и «Тройку Диалог». Поэтому, если вы имеете в виду, что это какой-то специальный наброс на конкретных персонажей, то это просто не соответствует действительности, потому что это только одна из частей. Я бы сказала, что в нашем обществе очень завышенные требования к журналистам. Не к преступникам, а к журналистам, которые рассказывают об этих преступлениях. О чем бы ты ни написал, тебе всегда скажут: а почему вы сейчас об этом пишете?

После публикации расследования 4 марта продолжается падение котировок всех упомянутых в тексте европейских банков. Среди них такие крупные, как нидерландский ING, американский Citigroup и немецкий Deutsche Bank. Во вторник 5 марта поступили требования о проверке данных расследования, после чего один только австрийский Raiffeisen потерял больше 12% капитализации.

Доклад Проекта по расследованию организованной преступности и коррупции пролил свет на то, как западноевропейские банки использовались для операций с деньгами из России и бывших советских республик, пишут «Ведомости». Сделки можно счесть как минимум подозрительными и даже криминальными, рассказывает обозреватель издания Наталья Кислова:

Наталья Кислова обозреватель газеты «Ведомости» «OCCRP выявил сеть из 70 офшорных фирм, подконтрольных инвестбанку «Тройка Диалог», которые в 2006-2013 годах помогли вывести из России 4,8 млрд долларов. Как ни удивительно, но эти операции не вызвали подозрений у европейских регуляторов. При этом вопрос о создании единого европейского органа финансовой полиции, который, в частности, боролся бы с отмыванием денег, никогда всерьез не рассматривался. Последний раз создать единое ведомство по борьбе с отмыванием предлагал бывший директор ЕЦБ по надзору Даниэль Нуайе в октябре: «Вы в сложном положении, если вы маленькое ведомство в маленькой стране, с ограниченным опытом и квалификацией и к тому же рядом с вами — крупный сосед, склонный к проведению сомнительных операций». Яркий пример здесь — история с эстонским филиалом Danske Bank, через который за восемь лет прошло 200 млрд евро из России и стран СНГ. Анализом операций по отмыванию в эстонском Управлении по финансовому надзору (FSA) занимались два человека (один — на полставки). Но европейские директивы не позволяли им даже заходить в банк без разрешения регуляторов Дании, так как подразделение было филиалом, а не местной «дочкой» Danske».

Лучше всего с нарушениями в европейских банках борются США и Великобритания, пишут «Ведомости». Эти страны наказали Deutsche Bank почти на 630 млн долларов за зеркальные сделки для российских клиентов на 10 млрд.

Российскому «антиотмывочному» закону в августе исполнится уже 18 лет. Но всерьез регуляторы стали бороться с нарушениями в этой сфере недавно. Самым громким фигурантом зачистки стал Мастер-банк. Он участвовал в сомнительных операциях, которые ЦБ оценивал в 200 млрд рублей, минимум десять лет.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию