16+
Среда, 20 марта 2019
  • BRENT $ 68.03 / ₽ 4378
  • RTS1226.26
11 марта 2019, 18:43 Общество

Можно ли артисту пить? Отвечают Баринов, Грымов и Райхельгауз

Лента новостей

Во МХАТе произошел конфликт между худруком Эдуардом Бояковым и актером Антоном Хомятовым. От артиста пахло спиртным, и Бояков решил, что его роль исполнит другой человек. Пить и курить в театре он запретил

Эдуард Бояков (слева). Антон Хомятов.
Эдуард Бояков (слева). Антон Хомятов. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС. Максим Шеметов/ТАСС

Скандал, разразившийся во МХАТе имени Горького, набирает обороты. Артисты создали петицию за ограничение полномочий художественного руководителя театра Эдуарда Боякова.

Конфликт начался с того, что Бояков столкнулся в лифте с актером Антоном Хомятовым и почувствовал, что от того пахнет спиртным, пишет «Вечерняя Москва». После спектакля Хомятову позвонил заведующий труппой и сообщил, что теперь его роль будет исполнять другой человек. По словам актера, он позволил себе выпить не более ста граммов коньяка из-за проблем с горлом. Также он отметил, что пить перед выступлением нормально, и заверил, что так поступали Высоцкий, Даль, Папанов и Леонов.

В свою очередь, Эдуард Бояков заявил, что считает недопустимым присутствие нетрезвых актеров на рабочем месте. Он также запретил курить на территории театра.

Насколько допустимы для актера сто граммов коньяка перед спектаклем и имеет ли право худрук устанавливать сухой закон? Об этом Business FM спросила у актеров и руководителей московских театров.

Валерий Баринов актер театра и кино, народный артист России «Актерская профессия настолько индивидуальная... Раньше старики говорили: пей да дело разумей. Я против пьянства на сцене, просто категорически. Я себе не позволяю даже пива не то, что перед спектаклем, в день спектакля, даже за день до спектакля. Но это я. А я играл с великим артистом Николаем Симоновым, ему Маша, костюмерша, разбавляла коньяк, в общем, такую обманку делала, но у него это была уже психологическая подготовка. Однажды на спектакле в Малом театре, в конце спектакля, моя партнерша решила надо мной подшутить и вместо чая подсунула коньяк, но это уже был финал спектакля. У меня так хорошо пошел финал, что я потом потребовал, чтобы каждый раз мне наливали коньяк в конце спектакля. Понимаете, поэтому тут у каждого дело. Артист — это очень индивидуально, но если в театре взять и объявить сухой закон, объявить любой закон в театре… люди, которые там работают, уже подчинены одному внутреннему закону. Нужно выйти на сцену и хорошо сыграть. В театре очень важны взаимоотношения. Он не может жить без ощущения семьи. В этой семье обязательно должны быть интриги, если интриг нет, значит, театр мертвый. Если нет любви и дружбы, если тебя не тянет в начале сезона прийти на сбор труппы, как говаривал Валентин Иосифович Гафт, сбор террариума единомышленников, если тебя не тянет в этот террариум, то не надо туда приходить. А сухой закон — это то, что будет отваживать артистов от театра, и это плохо».

Мнение режиссера, художественного руководителя театра «Модерн» Юрия Грымова:

— К алкоголю я отношусь спокойно, но, в частности, в театре «Модерн», где я руковожу, конечно, это не принято, потому что алкоголь на самом деле играет очень плохую штуку. Услуга актеру размять голос — это все отговорки. Если мы говорим о профессиональном театре, то хорошему, профессиональному актеру допинг не нужен. Да, такие случаи существовали, даже у нас идет спектакль «Чем я не Чехов?», посвященный Михаилу Чехову, он был глубоко пьющий актер, великий. Но алкоголь с ним сыграл плохую шутку, он ушел из театра, и все почти у него и закончилось в Художественном театре. Поэтому я считаю, что это не красит актера, который кичится тем, что он принимает алкоголь перед спектаклем.

— У вас в театре есть какие-то жесткие ограничения на это?

— Я все-таки формирую труппу профессиональных людей. Если труппа профессиональная, то такой вопрос — как выпить перед спектаклем? — не может стоять. Да, я закрываю глаза на то, что актеры курят, они могут покурить перед спектаклем или даже выбегают на улицу во время действия, то есть кому-то это нужно, но пить — нет, такого не может быть, исключено.

С этим солидарен создатель и художественный руководитель театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз:

— Принципиально алкоголю нет места не только на сцене, а человек, который делает свое дело, таксист, который везет пассажира, вообще любой человек, который сел за руль, категорически не может быть нетрезв. То же самое с актерами, это такая же профессия. Люди должны находиться на работе в адекватном состоянии. Тем не менее, как во всей нашей жизни, есть некие исключения из общих правил, они бывают, и примеров довольно много. Скажем, пример того же Владимира Семеновича Высоцкого. Юрий Петрович Любимов прекрасно понимал, что Владимир Высоцкий — гений, он это понимал тогда, и то, что он прощал Высоцкому, он не прощал многим другим. Я работал тогда в театре и знаю, как он просто жесточайше избавлялся от пьющих. А Олег Николаевич Ефремов? А Олег Иванович Даль, который приходил к тому же Ефремову на спектакль и на репетицию, и Ефремов увольнял, а потом брал обратно, увольнял, а потом возвращал, потому что это был Олег Иванович Даль. Но принципиально, естественно, любая профессия, в том числе артист, не терпит алкоголизма на работе.

— По поводу решения худрука: он имеет право поступать так радикально?

— Конечно, имеет право. Я вот худрук, и если у меня артист делает нечто такое, что несовместимо с его профессией, я его уволю».

Петицию, которую создали актеры МХАТа, на момент публикации материала подписали около 300 человек. В то же время в пресс-службе самого театра отметили, что права и обязанности худрука прописаны в контракте с учредителем театра — министерством культуры.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию