16+
Воскресенье, 21 апреля 2019
  • BRENT $ 72.01 / ₽ 4612
  • RTS1260.82
30 марта 2019, 00:22 Компании

Судьба «Северного потока — 2» пока не ясна

Лента новостей

До сих пор неизвестно, как европейские ограничения будут действовать против российской трубы. Business FM попыталась выяснить это у министра энергетики Александра Новака

Фото: Zuma\TASS

«Северный поток — 2», когда его окончательно построят, начнется в Усть-Луге, Ленинградская область. Затем труба пройдет по дну Балтийского моря и выйдет в немецкий город Грайфсвальд, он еще знаменит своим университетом. Европейская газовая директива, которая, правда, в окончательном варианте еще не принята, не запрещает строительство трубы. Но она может ограничить ее заполнение. Так было с «Северным потоком — 1», который когда-то был загружен наполовину. Потом, когда в Европе начались холода и увеличилось потребление газа, Брюссель таки разрешил заполнять трубу полностью.

Что же касается «Северного потока — 2», то ясности до сих пор нет, рассказал Business FM министр энергетики Александр Новак.

— Юристы изучают, юристы в первую очередь компаний, акционеров «Северного потока — 2», а также управляющей компании. И только после того, как будет дано юридическое заключение, можно будет сказать, как это будет функционировать. Если говорить в общем, то предыдущая редакция этой газовой директивы распространяла требования Третьего энергетического пакета фактически на весь газопровод по дну Балтийского моря. А сейчас это касается только участка, относящегося к территориальным водам страны, на территорию которой выходит морской участок и выходит на сухопутную часть. Соответственно, это только несколько километров. И при этом регулятор этой страны в соответствии с этими поправками будет принимать решение о функционировании этого участка и регулировать его.

— То есть расширить вдвое можно последние два километра, если удастся подвести туда отдельный вход, так?

— Нет, это все вопросы, которые должен решать регулятор.

Но в нынешнем виде европейский закон выглядит как минимум странным. Газ идет по трубе, которая выходит на сушу. А как можно ограничить ее заполнение только на сухопутном участке? Значит «Северный поток — 2» не будет заполнен на 100% изначально? Или к нему в Германии действительно подстроят вторую трубу, которая останется пустой? У всего этого есть красивое официальное оправдание. «Газпром» не должен быть монополистом в Европе. И что, будет пристроена дополнительная пустая труба, которая будет создавать видимость конкуренции? Только зачем? Все равно никто, кроме «Газпрома» не сможет ее заполнить. Возможно, причина в другом.

«Северный поток — 2» позволит России избавиться от украинского транзита. Он, конечно, сохранится, но главный вопрос — в каком объеме? Возможно, все эти европейские противоречия и связаны с переговорами о транзите? Об этом радиостанция тоже спросила у министра энергетики.

— Влияет ли эта неопределенность на пока будущий переговорный процесс с Украиной и с европейскими газовыми компаниями по поводу условий продолжения транзита после 2019 года по украинской газотранспортной системе? В определенной степени она дает карт-бланш украинской стороне, потому что неясно, сколько, какой объем сможет пойти по «Северному потоку — 2».

— Мы изначально говорили, что проект, который реализуется, не зависит от ситуации, связанной с транзитом через Украину. Это коммерческий проект, направленный на обеспечение европейских потребителей дополнительными объемами импорта газа, который в Европе растет и, по прогнозам, будет расти ввиду того, что падает собственная добыча и растет потребление газа в Европе. Не высокими темпами, но, тем не менее, прирастает. И разница между собственной добычей, которая падает, и ростом потребления — это дополнительный импорт. Поэтому в любом случае развитие инфраструктуры необходимо для того, чтобы обеспечить европейских потребителей газом. С украинскими партнерами у нас на сегодняшний день были достигнуты договоренности еще в январе на трехсторонней встрече с Еврокомиссией о том, что переговоры в трехстороннем формате могут быть продолжены в мае этого года.

На уточняющий вопрос Александр Новак ответил: «Северный поток — 2» и украинский транзит — это два разных коммерческих проекта. Он добавил, что должны быть конкурентоспособные транзитные тарифы, а это тоже немаловажный вопрос: по каким ценам мы будем качать газ через Украину.

Но министр явно не зря упомянул майские переговоры. К тому времени будет понятно, а с кем на Украине вообще разговаривать на эту тему. И вот тогда все должно встать по своим местам — и политика и география. Хотя давать прогнозы в этой теме — дело неблагодарное.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию