16+
Среда, 24 апреля 2019
  • BRENT $ 74.36 / ₽ 4736
  • RTS1277.71
5 апреля 2019, 19:48 ПолитикаКонфликты

Эскалация в Ливии: силы фельдмаршала Хафтара приближаются к Триполи

Лента новостей

Станет ли Хафтар единоличным правителем Ливии? И как наступление сочетается с запланированной на середину апреля мирной конференцией?

Фото: Isamil Zitouny/Reuters

Ливийская национальная армия (ЛНА) почти без боя взяла два населенных пункта Гарьян и Сурман на подступах к столице, сообщает РИА Новости со ссылкой на мэра Гарьяна Бахлюль ас-Сейида. Глава ЛНА Халифа Хафтар заявил генсеку ООН Антониу Гутеррешу, что продолжит бои, пока «не освободит Триполи от группировок боевиков, которыми жители города сыты по горло».

Ранее сам Гутерреш и спецпредставитель ООН по Ливии прибыли в ставку Хафтара в ливийский город Раджма, расположенный на востоке страны. Позднее Гутерреш написал в Twitter, что покидает Ливию с «тяжелым сердцем» и призвал избежать кровопролития.

Почему наступление на Триполи было начато именно сейчас, не ясно. В расплывчатом заявлении Хафтара говорится, что он надеется взять столицу мирно, хотя ЛНА откроет огонь по тем, кто предпочитает конфронтацию. Наступление совпало с прибытием в Триполи генсекретаря ООН, что вряд ли может быть случайностью.

Антониу Гутерреш посетил Ливию в рамках подготовки мирных переговоров с участием всех сторон ливийского конфликта, которые планировалось провести во второй половине апреля. По версии Al Jazeera и ряда других международных СМИ целью Хафтара отнюдь не является взятие Триполи — это всего лишь попытка повлиять на ход мирных переговоров. Варианты озвучивает в эфире Euronews эксперт Chatham House по Ливии Тим Итон:

«Стремится ли он военным путем взять полный контроль над Триполи? Если так, это будет иметь масштабные последствия. С другой стороны, быть может, это попытка увеличить свой вес на переговорах в рамках процесса ООН? Или же, наконец, Хафтар хочет подорвать подготовку мирной конференции? Пока все это под вопросом. Но сам факт того, что ЛНА начала наступление на Триполи, когда там находился Антониу Гутерреш, иллюстрирует степень уважения Хафтара к роли ООН в этом процессе».

Халифа Хафтар — один из старейших участников конфликта в Ливии, да и ливийской политики вообще. В 1969 году, будучи молодым офицером, он участвовал в перевороте, в результате которого к власти в Ливии пришел Муаммар Каддафи. Карьера Хафтара пошла в гору, и он вскоре стал одним из высших офицеров ливийской армии и главных приближенных национального лидера. «Он был мне сыном. А я ему был как духовный отец», — говорил Каддафи в одном из интервью.

В 80-х все изменилось. Хафтар командовал силами Ливии в войне с Чадом, но попал в плен вместе с несколькими сотнями солдат. Каддафи отрекся от Хафтара — по одной версии, потому что был вынужден подписать соглашение о прекращении войны с Чадом, по другой — потому что чувствовал угрозу со стороны популярного главнокомандующего.

Вскоре, освободившись из плена, Хафтар начал планировать вторжение в Ливию, но после переворота в Чаде оказался в США. Там он прожил 20 лет, получив американское гражданство и только один раз вернувшись в Ливию, чтобы поддержать неудачное восстание против Каддафи.

Когда в Ливии началась гражданская война, Хафтар снова вернулся в Ливию, пережил своего «духовного отца», некоторое время побыл генерал-лейтенантом при переходном правительстве и снова вернулся в США. Наконец в 2014 году Хафтар провел успешную кампанию против Всеобщего национального конгресса Ливии — временного парламента, который объявил себя бессрочным, провел выборы в палату представителей Ливии в Тобруке и создал Ливийскую национальную армию.

Когда в 2016 году ООН признала законным не правительство в Тобруке, а правительство национального единства в Триполи, Хафтар отказался подчиняться. С тех пор силы ЛНА постепенно — где-то силой, где-то переговорами — подчиняли себе все большие территории Ливии. Сейчас Хафтар контролирует около 70% территорий страны — почти всю Ливию, кроме пустынных земель на юге и окрестностей Триполи на северо-западе страны.

Несмотря на боевые успехи Хафтара, на международной арене он остается в сравнительной изоляции. Его ближайшими партнерами считаются Арабские Эмираты, Франция и Россия, но никто не поддерживает Хафтара напрямую.

После начала наступления Париж и Абу-Даби присоединились к международному призыву о «немедленной деэскалации напряженности», а пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков заявил, что Москва «никак не участвует» в поддержке Хафтара.

Осенью 2018 года Хафтар приезжал в Москву на переговоры с участием Сергея Шойгу. Более того, как писали СМИ, на мероприятии заметили Евгения Пригожина, которого ряд российских и международных изданий связывают с деятельностью частных военных компаний. О том, возможно ли тайное участие России в ливийском конфликте на стороне Хафтара, рассуждает старший преподаватель департамента политической науки ВШЭ Григорий Лукьянов.

Григорий Лукьянов старший преподаватель департамента политической науки ВШЭ «Это большая загадка. Мы знаем, что, соответственно, у господина Пригожина и связанных с ним компаний есть свои интересы в Африке, есть свои интересы на севере африканского континента. Но до сих пор нет документальных свидетельств присутствия военных специалистов на ливийской земле. С другой стороны, и сам Хафтар, и ливийская национальная армия, как и правительство в Триполи, активно пользуются услугами политических консультантов и различного рода специалистов в сфере PR. И здесь действуют специалисты совершенно разных стран: европейские, арабские, Соединенные Штаты Америки, Великобритания. В том числе могут действовать и специалисты из России, что, в общем-то, не возбраняется и не запрещается — ни ливийским законодательством, ни международным».

Для стороннего наблюдателя новая ливийская эскалация произошла внезапно — в последние месяцы Ливия почти не появлялась на первых полосах международной прессы. Вскоре после начала наступления правительство в Триполи объявило о переводе правительственных сил в боевую готовность, начали появляться сообщения о столкновениях. Генсекретарь ООН вскоре покинул Триполи и посетил Тобрук и Бенгази, где прошли переговоры с альтернативным правительством и, собственно, с самим генералом Хафтаром.

О перспективах мирного урегулирования можно только гадать. Косвенная причина не быть слишком оптимистичным — и сам Хафтар, и спикер парламента в Тобруке называют наступление контртеррористической операцией. Получается, что для них признанное ООН правительство в Триполи — это террористы, а с ними вести переговоры не принято.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию