16+
Среда, 19 июня 2019
  • BRENT $ 62.31 / ₽ 3989
  • RTS1359.23
13 июня 2019, 17:07 Право

Мосгорсуд отказался смягчить приговор футболистам Кокорину и Мамаеву

Лента новостей

Суд отклонил апелляционные жалобы защиты. Приговор вступил в силу, осужденные должны быть этапированы в колонии

Александр Кокорин и Павел Мамаев (слева направо).
Александр Кокорин и Павел Мамаев (слева направо). Фото: Кирилл Зыков/АГН «Москва»

Мосгорсуд отказался смягчить приговор по делу о двух драках в центре столицы, в которых оказались замешаны футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев. Об этом сообщает корреспондент Business FM.

При этом судьи апелляционной инстанции внесли в приговор лишь незначительное исправление, добавив ссылку на пункт «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ (хулиганство с применением предметов, используемых в качестве оружия). Назначенное же спортсменам наказание в виде 1,5 года лишения свободы и одного года и пяти месяцев заключения в колонии общего режима осталось прежним.

Не был снижен срок и двум другим осужденным — младшему брату Александра Кокорина Кириллу Кокорину и Александру Протасовицкому (они получили 1,5 года и один год и пять месяцев заключения соответственно). Таким образом, суд удовлетворил апелляционное представление прокуратуры, но отклонил жалобы защиты.

В вышестоящем суде защита фигурантов настаивала на отмене решения Пресненского суда столицы и замене наказания на срок, который фигуранты уже отсидели. В то же время представитель прокуратуры просила суд лишь несколько подкорректировать приговор с юридической точки зрения, оставив наказание прежним.

Для слушания в Мосгорсуде выделили самый большой зал, но и он не вместил всех желающих, поэтому в соседнем помещении была организована телетрансляция. Поддержать футболистов приехали жены: супруга Павла Мамаева Алана Мамаева и гражданская жена Александра Кокорина Дарья Валитова. Опоздав к началу слушания, они несколько минут посидели там вместе с журналистами и вышли.

Был и отчим форварда «Зенита» Кирилл Логинов, а также несколько сочувствующих подсудимым пенсионерок. Пока выступали участники процесса, они охали, переживая за судьбу подсудимых. В зале также присутствовал представитель уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой. Заседание растянулось на пять часов.

В суде апелляционной инстанции защита продолжала настаивать, что действия фигурантов были квалифицированы неверно, а потерпевшие сами спровоцировали подсудимых на конфликт. В обоснование данного тезиса защитник Павла Мамаева Игорь Бушманов даже привел в Мосгорсуд эксперта Сергея Пичугина из бюро независимой экспертизы «Версия». По просьбе адвоката он просмотрел видеозаписи с камер у клуба «Эгоист» и пришел к выводу, что Соловчук первым нанес удар в лицо Павлу Мамаеву, о чем эксперт и сообщил суду.

Игорь Бушманов утверждал, что приговор по делу «несправедлив», а назначенное его подзащитному наказание «чрезмерно суровое». Он просил Мосгорсуд изменить приговор, оправдав Мамаева по статьям «хулиганство» и «побои», и переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений) на ч. 1 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью). Бушманов просил немедленно освободить своего подзащитного из-под стражи, так как ч. 1 ст. 115 УК предусматривает максимальное наказание в виде четырех месяцев ареста, которые спортсмен давно отсидел.

Назначить уже отбытое наказание призывали и защитники других фигурантов. Так, адвокат младшего брата Александра Кокорина Кирилла Кокорина Вячеслав Барик полагал, что действия его клиента по двум эпизодам драк должны расцениваться как «побои». «По хулиганству же все должны быть оправданы», — заявил он. В случае если Мосгорсуд откажется снизить срок, Барик просил отправить Кирилла Кокорина отбывать наказание в колонию-поселение.

Аналогичную просьбу высказал и адвокат Александра Кокорина Андрей Ромашов, который упомянул травму колена у своего подзащитного и его спортивные заслуги. «Уж сколько извинений принесли, сколько предложений загладить материальный вред! Но не берут. Видимо, мало предлагали», — в сердцах бросил он. При этом защитник указал, что по делам о причинении легкого вреда здоровью суммы компенсаций обычно колеблются в промежутке от 50 тысяч до 100 тысяч рублей.

Ромашов назвал бессмысленной отправку его подзащитного на зону. «Его, что, за шесть месяцев там исправят? Я прошу суд ограничиться отбытым сроком либо изменить отбытие наказания на колонию-поселение для восстановления и реабилитации», — сказал адвокат.

Помимо этого, защитники просили Мосгорсуд вынести частное постановление в адрес руководства Главного следственного управления Главного управления МВД по Москве. Они утверждали, что в ходе следствия была допущена волокита и необоснованно вмененная фигурантам тяжкая статья (хулиганство) повлекла их заключение под стражу.

Прокурор Анастасия Зверева не оспаривала назначенное осужденным наказание и квалификацию их действий, но просила подвергнуть приговор незначительной корректировке. Она обратила внимание Мосгорсуда на то, что, переквалифицировав действия подсудимых с ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору) на ч. 1 ст. 213 УК РФ (хулиганство с применением предметов, используемых в качестве оружия), суд забыл указать пункт «а», где содержится описание совершенного преступления. Она просила Мосгорсуд устранить данный недостаток.

«Суд допросил более чем 30 свидетелей. Доказательства, на которых базируются выводы суда, соответствуют закону», — сказала представитель прокуратуры, добавив, что ее оппоненты «по-своему трактуют нужные им моменты». Зверева со скепсисом отнеслась к показаниям допрошенного в суде специалиста защиты, сказав, что его стаж работы по специальности составляет всего полтора года. «Те показания, которые он дал, не опровергают выводы суда и носят вероятный характер», — заявила она, назвав приговор законным.

Сами осужденные поблагодарили всех, кто их поддерживал в ходе следствия и процесса. Они заявили, что примут любое решение, однако признались, что очень хотят домой. Так, форвард «Зенита» сказал, что очень хотел бы «вернуться в спорт, поправить здоровье, увидеть родителей, семью». «Хотел бы по-человечески обратиться, если есть возможность, дать шанс вернуться в общество, а не направлять нас непонятно куда непонятно зачем», — попросил судей Александр Кокорин.

Павел Мамаев заверил, что каждый из его товарищей «осознал ошибку» и «было бы глупо ее оспаривать». «Каждый из нас сделал для себя вывод. Как бы это смешно ни звучало, но я считаю, что [в этом] была польза, какой-то жизненный этап произошел», — сказал полузащитник «Краснодара». Он заметил, что, если судьи оставят приговор в силе, фигуранты, конечно, «уедут в лагерь». «Но мы гораздо больше пользы принесем здесь», — сказал спортсмен, заметив, что «обычная мужская драка перечеркнула все».

«Ваша честь, как решите, но хочется домой», — сказал Мамаев. При это он прокомментировал слова одной из судей, которая выразила недовольство тем, что во время заседания Кирилл Кокорин все время улыбался. «То, что мы тут улыбаемся, — это хорошее настроение. Надо из этой ситуации выходить при помощи добра, а не печали. Не плакать же нам дальше… Будем улыбаться, что делать», — сказал он, попеняв СМИ на то, что, видя улыбки подсудимых, они пишут, что их «ничто не исправит».

Для того чтобы принять решение, судебной коллегии потребовался час. Она оставила приговор в силе. При этом Мосгорсуд исправил в приговоре техническую ошибку, сам же судебный акт не претерпел изменений. С сегодняшнего дня он вступил в силу, и осужденных отправят в колонии. В какую — можно лишь только гадать.

По словам адвоката Кокорина Андрея Ромашова, это будет колония в пределах Московского региона, расположенная в одном из городов Золотого кольца. Между тем защитники заявили, что планируют обжаловать судебный акт в вышестоящих судебных инстанциях — президиуме Мосгорсуда, Верховном суде России и в Европейском суде по правам человека.

Отвечая на вопросы журналистов, они cказали, что уже сейчас осужденные имеют право на условно-досрочное освобождение как отсидевшие более половины срока. Однако реализовать свое право на УДО на практике они вряд ли смогут. «В 2016 году вышло постановление пленума Верховного суда, в котором говорится, что осужденный должен отбыть в колонии как минимум шесть месяцев, чтобы доказать, что он встал на путь исправления, поскольку любой срок содержания в СИЗО не отвечает целям и задачам исправления и перевоспитания преступника. Поэтому написать-то они заявление могут, но оно не будет удовлетворено», — сказал Андрей Ромашов.

По закону один день содержания в СИЗО приравнивается к полутора дням в колонии общего режима. С учетом восьми месяцев, проведенных фигурантами в изоляторе, все четверо отсидели по одному году. Таким образом, до конца срока Кокориным сидеть полгода, а Павлу Мамаеву и Александру Протасовицкому — по пять месяцев.

Форвард «Зенита» Александр Кокорин и полузащитник «Краснодара» Павел Мамаев в компании друзей 8 октября 2018 года устроили две драки в центре столицы. В ходе первой, на 2-й Брестской улице неподалеку от стриптиз-клуба «Эгоист», пострадал водитель ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталий Соловчук. В результате второй, в «Кофемании» на Большой Никитской улице, травмы получили директор департамента автомобильной промышленности Минпромторга России Денис Пак и гендиректор ФГУП «НАМИ» Сергей Гайсин. Суд 11 октября заключил Кокорина и Мамаева в СИЗО. Фигурантами уголовного дела также стали младший брат Александра Кокорина Кирилл Кокорин и детский тренер по футболу из Подольска Александр Протасовицкий.

Пресненский суд Москвы 8 мая приговорил братьев Кокориных к полутора годам лишения свободы каждого, а Павла Мамаева и Александра Протасовицкого — к одному году и пяти месяцам лишения свободы. Суд признал подсудимых виновными в хулиганстве, совершенном с предметами, используемыми в качестве оружия (ч. 1 ст. 213 УК РФ), и в умышленном причинении легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений (ч. 2 ст. 115 УК РФ). Также Мамаев и Протасовицкий были осуждены за побои (ст. 116 УК РФ), Кирилла Кокорина суд по этой статье оправдал. Также судья исключила из обвинения ст. 35 УК (совершение преступления группой лиц по предварительному сговору).

В ходе судебного процесса подсудимые признали вину частично, утверждая, что потерпевшие их спровоцировали, нецензурно высказавшись в их адрес. Так, по версии фигурантов, Соловчук обозвал их «петухами», а Пак и вовсе нецензурным словом, а также «хамлом». Мамаев признал, что нанес удары Соловчуку, но утверждал, что не бил Гайсина и Пака. Кокорин же уверял, что ударил стулом Пака, но не нападал на Соловчука.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию