16+
Понедельник, 20 мая 2019
  • BRENT $ 72.24 / ₽ 4662
  • RTS1256.22
8 мая 2019, 21:05 Право

Из дела Кокорина и Мамаева исчез предварительный сговор

Лента новостей

Несмотря на существенную корректировку обвинения, суд назначил нападающему «Зенита» и полузащитнику «Краснодара» небольшие, но все же реальные сроки. Что дальше?

Александр Кокорин и Павел Мамаев (на втором плане слева направо) в Пресненском суде Москвы.
Александр Кокорин и Павел Мамаев (на втором плане слева направо) в Пресненском суде Москвы. Фото: Evgenia Novozhenina/Reuters

Пресненский суд Москвы вынес приговор по громкому делу о драках в центре Москвы. Форвард «Зенита» Александр Кокорин и его младший брат Кирилл были осуждены на полтора года колонии каждый, а полузащитник «Краснодара» Павел Мамаев и детский футбольный тренер Александр Протасовицкий получили на месяц меньше. При том, что первоначальная редакция обвинения претерпела существенные изменения, а Кирилл Кокорин даже был оправдан по одной из статей, суд дал фигурантам ровно столько, сколько просила прокурор. Защита уже заявила, что не согласна с вердиктом и намерена подать апелляцию.

Финал по громкому делу вызвал небывалый наплыв СМИ. Только для проведения видеосъемки аккредитовались порядка 70 различных изданий: это были не только представители телеканалов, но также те, кто снимал на мобильный телефон. И это не считая пишущих журналистов. В итоге в просторном коридоре перед залом на втором этаже было не продохнуть и парило, как в бане. Адвокаты подсудимых призывали прессу набраться терпения и воздержаться от прогнозов. «Давайте не бежать впереди паровоза», — умолял репортеров адвокат Павла Мамаева. Самих подсудимых доставили в суд еще в десять утра для того, чтобы не было задержек. Однако начало оглашения приговора все же запоздало на полчаса.

Поддержать подсудимых приехали их родители, а также жены футболистов — гражданская супруга Александра Кокорина Дарья Валитова и официальная жена Павла Мамаева Алана. Последняя заметно нервничала и пила корвалол. Градус напряжения несколько сбила служебная собака-овчарка, чей недовольный рык в битком набитом зале вызвал возглас умиления и улыбки. Но с приходом судьи всем стало не до смеха.

Суд да дело

Четверка попала под стражу вскоре после того, как устроила две драки в центре столицы рано утром 8 октября 2018 года. В ходе первой, на 2-й Брестской улице неподалеку от стриптиз-клуба «Эгоист», пострадал водитель ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталий Соловчук. В ходе второй, в «Кофемании» на Большой Никитской улице, травмы получили директор департамента автомобильной промышленности Минпромторга России Денис Пак и гендиректор ФГУП «НАМИ» Сергей Гайсин.

Расследование, которое поручили Главному следственному управлению столичной полиции, заняло несколько месяцев, как будто речь шла о хищениях в особо крупных размерах. Спортсмены просили выпустить их на свободу, предлагая домашний арест и большие залоги (до 10 млн рублей), но всякий раз получали отказ.

Судебное разбирательство стартовало 3 апреля и заняло чуть больше месяца: дело слушалось при полном аншлаге практически в ежедневном режиме, а заседания порой длились по десять и больше часов. Этажом выше пришлось организовать телетрансляцию, которая то работала, то нет. Судья же Елена Абрамова даже отодвинула прения по другому громкому делу — в отношении полковника Дмитрия Захарченко, чтобы побыстрее закончить процесс.

Вину арестованные признали частично, утверждая, что потерпевшие их спровоцировали, нецензурно высказавшись в их адрес. Так, по версии фигурантов, Соловчук обозвал их «петухами», а Пак и вовсе нецензурным словом, а также «хамлом». Мамаев признал, что нанес удары Соловчуку, но утверждал, что не бил Гайсина и Пака. Кокорин же уверял, что ударил стулом Пака, но не нападал на Соловчука.

В последнем слове все четверо демонстрировали раскаяние. Александр Кокорин не смог сдержать эмоций, когда извинялся за себя и за брата, которого «не уберег». Сам 20-летний Кирилл похвастался, что прочел в СИЗО 40 книг, хотя он «в жизни столько никогда не читал».

Для того, чтобы огласить приговор, судье потребовалось около двух часов. Она отметила, что подсудимые «действовали умышленно, осознавая степень и характер причиняемых телесных повреждений». Ее версия событий, изложенная в приговоре, существенно отличалась от той, которую изложили подсудимые.

«Явное неуважение к обществу»

По словам судьи, примерно в 7 часов утра 8 октября 2018 года, «находясь около клуба «Эгоист», пренебрегая интересами общества и нарушая спокойствие окружающих их лиц, демонстрируя в высшей степени непристойное поведение», подсудимые, подошли к ранее незнакомому им Соловчуку, не предпринимавшему никаких преступных действий. В ходе совместного конфликта с ним, «используя незначительный повод, из хулиганских побуждений», каждый нанес мужчине не менее двух ударов рукам и ногами, чем причинил Соловчуку телесные повреждения: черепно-мозговую травму, гематомы век, кровоизлияние глаза, кровоподтеки, перелом носа и сотрясение головного мозга. Эти действия фигурантов судья квалифицировала как «причинившие легкий вред здоровью из хулиганских побуждений» (п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ).

Кроме того, судья пришла к выводу, что подсудимые совершили хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу с применением предметов, используемых в качестве оружия (ч. 1 ст. 213 УК РФ). Таковым она сочла стул. Из приговора следовало, что когда компания футболистов переместилась в ресторан «Кофемания», то стала вести себя крайне неприлично, демонстрируя в общественном месте «неуважение к окружающим и желая себя противопоставить им». Там молодые люди стали производить «действия, противоречащие морали и этике»: шумели, кричали, клали ноги на стол, нецензурно выражались и бросали на пол вещи.

«Используя в качестве предлога прозвучавшее обоснованное замечание Пака об их недостойном поведении, Александр Кокорин нанес последнему не менее трех ударов», — сказала судья. Один из них — стулом — пришелся Паку по левой руке, которой тот старался прикрыть голову. Также избивать Пака помогал футболисту его младший брат Кирилл (сам он уверял, что нанес чиновнику лишь пощечину — Business FM). В итоге Пак получил сотрясение мозга.

Изначально всем подсудимым инкриминировалась более тяжкая ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору — до семи лет лишения свободы). По эпизоду с Паком братья Кокорины также были признаны виновными и в причинении легкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 115 УК РФ).

Стул — уничтожить, машину — отдать

Также судья признала Павла Мамаева и Александра Протасовицкого виновными в побоях (ст. 116 УК РФ), которые те причинили Сергею Гайсину, вступившемуся за Пака. А вот Кирилла Кокорина она по этому эпизоду оправдала и оставила за ним право на реабилитацию. «Мамаев нанес Гайсину удар рукой в область головы, а Протасовицкий схватил Гайсина в область шеи, лишая возможности после помешать их противоправным действиям, чем причинили потерпевшему повреждение нижней губы», — описала их поведение судья. При этом она не усмотрела в действиях всех подсудимых предварительного сговора (ч. 2 ст. 35 УК РФ), решив, что все действовали спонтанно. Эту статью Абрамова исключила из обвинения. Признанный по делу вещдоком стул из кафе суд постановил уничтожить, а автомобиль телеведущей — внедорожник Mercedes — передать «по принадлежности владельцу».

Приняв во внимание положительные характеристики, состояние здоровья подсудимых (наличие у Кокорина-старшего травмы ноги), а также наличие у подсудимых малолетних детей, судья все же пришла к выводу, что их исправление возможно только при реальном отбывании наказания. Когда отзвучали сроки, на лицах спортсменов не дрогнул ни один мускул. Чего нельзя было сказать об их близких: жены плакали, а мать братьев Кокориных Светлана выбежала из зала, чтобы дети не видели ее слез. Родственники покинули суд, не давая комментариев.

Олимпийское спокойствие сохраняла лишь прокурор Светлана Тарасова. Выйдя к прессе примерно через час, она сообщила, что в целом довольна исходом дела и почему-то сказала, что «суд в принципе полностью согласился с квалификацией обвинения». Вопрос о возможности подачи апелляционного представления в части оправдания Кирилла Кокорина она обещала решить после изучения копии приговора.

Первые кандидаты на УДО

В свою очередь защитники осужденных заверили: апелляции быть. «Весь приговор полностью построен только на показаниях потерпевших. Все, что показывали свидетели, недостаточно отражено в приговоре», — заявила защитница Александра Кокорина Татьяна Стукалова. Она назвала приговор «очень формальным» и призналась, что рассчитывала на гуманность судьи в честь 9 Мая. «Но суд гуманности никакой не проявил, несмотря на то, что и квалификация немного была изменена, и Кирилл Кокорин оправдан по одному эпизоду», — не скрывала разочарования защитница. Она считает, что причастность ее клиента к избиению Соловчука доказана так и не была и рассчитывает на то, что если Мосгорсуд не отменит приговор, то хотя бы снизит сроки.

С ней солидарен и адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов. Он считает, что у защиты есть шансы в Мосгорсуде снять обвинение в хулиганстве. «Главное, на что мы обращали внимание, что хулиганство причиняет вред всем окружающим, а никто из посетителей потерпевшим признан не был, а только те, кому причинили телесные повреждения», — сказал адвокат. Он считает, что приговор суда не помешает карьере Мамаева. «Я думаю, что Павел извлечет уроки, жизненный опыт из этой ситуации. Как минимум пять лет у него еще есть, ему нужно несколько месяцев для восстановления, чтобы потом продолжить карьеру в своем или любом другом российском клубе», — демонстрировал оптимизм защитник.

По закону приговор могут оспорить и потерпевшие. Однако, как стало известно Business FM, Денис Пак этого делать не будет. «Для него было главным, чтобы подсудимые понесли уголовную ответственность, а даже не то, какое им назначат наказание», — сказала радиостанции представлявшая его интересы адвокат Наталья Шатихина. Она полагает, что после прохождения апелляции, подсудимые уже к середине лета могут оказаться на свободе. Ведь по закону, уже сейчас они имеют право подать ходатайство об условно-досрочном освобождении (УДО) как отсидевшие половину срока.

Дело в том, что один день содержания в СИЗО приравнивается к полутора дням в колонии. С учетом семи месяцев, проведенных фигурантами в изоляторе, все четверо отсидели 10,5 месяца. «Они по всем характеристикам первые кандидаты на УДО», — заявила представитель потерпевшего. В случае, если фигуранты дела смирятся с приговором и не станут его обжаловать, братьям Кокориным останется сидеть 7,5 месяца, а Павлу Мамаеву и Александру Протасовицкому — 6,5 месяца.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию