16+
Вторник, 23 июля 2019
  • BRENT $ 63.17 / ₽ 3986
  • RTS1341.17
18 июня 2019, 17:13 Право

На смену «клеткам-аквариумам» в московские суды могут прийти комнаты со стеклянной стеной

Лента новостей

Об этом рассказала председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, которая призналась, что именно по ее инициативе на смену железным клеткам пришли «клетки-аквариумы» с бронированным стеклом

Фото: depositphotos.com

Часть московских судов вместо стеклянных клеток-аквариумов может быть оборудована отдельными помещениями со стеклом, ведущим в зал суда. Такая система изоляции существует в настоящее время в Азербайджане.

Об этом сообщила председатель Мосгорсуда Ольга Егорова на заседании Общественной комиссии по взаимодействию с судейским сообществом города Москвы. Оно было посвящено проблемам изоляции в зале судебных заседаний лиц, в отношении которых избирается или избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Глава Мосгорсуда рассказала, что так называемую защитную кабину (в простонародье «клетку-аквариум») придумала она сама в 2002 году еще при мэре Москвы Юрии Лужкове в бытность главой МВД Рашида Нургалиева. «Это сейчас все об этих клетках говорят. А ее придумала я», — похвасталась Егорова. Она призналась, что ее всегда «раздражали» железные клетки в зале суда: «Человек не осужден, а его сажают в клетку!». В своей жизни, с момента прихода в судебную систему в 1972 году, она повидала много случаев агрессивного и опасного поведения обвиняемых: «Бросали и ботинками в судью, плевали, угрозы были». Она вспомнила случай, когда в бытность еще секретарем заседания в советское время, до появления клеток, находившийся в зале суда подсудимый «вырвал серьгу из ушей народного заседателя».

По словам Ольги Егоровой, в настоящее время в 22 из 35 московских судов железные клетки заменили на стеклянные кабины, однако их установка обходится очень дорого. «У нас еще 13 судов, и мы говорим, что клетки дорогие. Мы решили удешевить ситуацию и построить комнаты», — поделилась она своими мыслями. Она уточнила, что в этом случае в новых судах для подсудимых может быть построено отдельное помещение со стеклянной стеной, выходящей в зал, где с фигурантов будут снимать наручники.

В свою очередь заместитель председателя Мосгорсуда Дмитрий Фомин отметил, что в законе нигде не прописано нахождение подсудимых в клетке. Он рассказал, что впервые клетка в зале суда появилась в советское время во время процесса над серийным убийцей Андреем Чикатило. «Она была предназначена не для защиты от него публики. В зале находились потерпевшие, граждане, которые готовы были его на куски разорвать, поскольку преступления, которые он совершил, были чудовищными», — пояснил он. По его словам, сейчас многие европейские государства отказываются от использования в залах клеток, однако они еще сохраняются в таких странах, как Сербия, Албания и еще шесть лет назад были в Великобритании.

Участники совещания отмечали, что законопроект о внесении изменений в УПК, упраздняющий содержание обвиняемых в защитных кабинах, требует доработки, с тем, чтобы все участники судебного процесса и зрители могли чувствовать себя безопасно, а защитники имели возможность для конфиденциального общения с клиентами. Пока же к свободному нахождению обвиняемых в зале суда столица не готова. Так, командир Полка охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых ГУ МВД России по Москве Леонид Спасский отметил, что в случае, если клетки полностью упразднят, его подчиненные просто не смогут обеспечить безопасность окружающих, ведь для этого банально не хватит конвоиров. Он рассказал, что недавнее сокращение в конвойном полке привело к уменьшению личного состава с 1110 до 726 человек. В случае же упразднения клеток, потребуется 18 млн рублей в месяц для оплаты работы конвоя, закупки обмундирования, оружия и обучения конвоиров.

В свою очередь главный судебный пристав Москвы Сергей Замородских заметил, что для приставов инициатива убрать клетки из зала суда стала «шоком». «Потому что приставы, в отличие от конвойных, отвечают за всех в зале. Мы понимаем, что суд открытый, на любой процесс могут прийти 30-40 человек, с какой они стороны, мы не знаем, но они могут спровоцировать конфликт. И если даже хулиган будет находиться в зале без наручников, в зале могут спровоцировать беспорядки, и мы просто не удержим», — сказал он, добавив, что приставы не смогут обеспечить безопасность участников процесса в этом случае.

Участники совещания вспомнили резонансное дело банды Гагиева, члены которой убили и покушались на жизнь 44 человек, а также побег из-под стражи участников «банды GTA» летом 2017 года в Московском областном суде. «Сколько нам нужно сотрудников конвойной службы и приставов для того, чтобы обеспечить за ними контроль?», — задавали участники совещания риторический вопрос.

Председатель общественной комиссии, главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев осудил нахождение обвиняемых в клетке, но признал, что их необходимость в современной России существует, если речь идет об особо опасных преступниках, которых он назвал «безумными людьми». «Конечно, клетка сама по себе вызывает отторжение. Мы с детства привыкли смотреть на животных в клетке, это само по себе давление, если человек проходит по легким делам», — сказал журналист. При этом он вспомнил арест бывшего министра по делам Открытого правительства Михаила Абызова, обвиняемого в создании преступного сообщества и хищении 4 млрд рублей. «Мы совершенно точно знаем, что Абызов никого не укусит! Я с ним знаком долгие годы», — осудил он арест обвиняемых по экономических делам.

Впрочем, некоторые председатели столичных судов были с ним не согласны. Так, председатель Тверского суда Москвы Ольга Солопова рассказала, что несколько месяцев назад лично рассматривала вопрос об аресте обвиняемого в мошенничестве фигуранта дела микрофинансовых организаций Романа Гусельникова. Следствие установило, что фигуранты дела выдавали небольшие кредиты, а в итоге у людей отбирали квартиры. «Там были такие боевые потерпевшие, они были готовы подсудимых на куски разорвать! Вот он не убийца. У него статья 159 УК (мошенничество), финансовое преступление, он в уголочке сидит», — описала судья накалившуюся обстановку в зале.

Ей вторила председатель Басманного суда Ирина Вырышева, которая привела другой пример из жизни. Он поведала о деле находящегося под подпиской подсудимого Буланова, жертвами которого стали 86 пожилых людей, многие из которых 18 июня 2019 года пришли на процесс. По словам судьи, увидев негодующих граждан, подсудимый сам заявил ходатайство, чтобы его поместили в клетку, испугавшись расправы со стороны потерпевших. «Господин Буланов сегодня реально испугался!», — сказала судья.

По данным исполняющего обязанности начальника управления судебного департамента Москвы Егора Игнащенко, для того, чтобы дооборудовать столичные суды современными клетками-аквариумами, требуется около 35 млн рублей, что в масштабах столицы не так уж и много.

В то же время участники совещания сошлись во мнении, что идея отдельных комнат для подсудимых не так уж и плоха. А уполномоченный по правам человека в Москве Татьяна Потяева даже высказалась за то, чтобы включить в состав комиссии архитектора-дизайнера, который бы мог разработать их дизайн-проект.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию