16+
Суббота, 19 августа 2017
  • BRENT $ 52.86 / ₽ 3119
  • RTS1027.85
11 января 2010, 19:56

Александр Шохин: мы не собираемся «грузить» премьера

Лента новостей

Представители РСПП будут присутствовать на заседаниях правительства, договорились премьер и глава РСПП Александр Шохин. В интервью BFM.ru Александр Шохин рассказал, о чем еще шла речь на этой встрече

Александр Шохин на встрече с Владимиром Путиным. Фото: РИА Новости
Александр Шохин на встрече с Владимиром Путиным. Фото: РИА Новости

На сегодняшней встрече Владимира Путина и главы Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александра Шохина было решено, что представители РСПП будут присутствовать на заседаниях правительства. В интервью BFM.ru Александр Шохин рассказал, о чем еще шла речь на этой встрече.

— Были ли какие-то причины, по которым ваша встреча с премьером состоялась именно сегодня?

— Главная причина — начался новый экономический год. Если политический год начинается с сентября, то экономический начался именно сегодня, и я отметил в начале встречи, что это очень знаковое событие, когда председатель правительства встречается с руководителем ведущего бизнес-объединения в первый рабочий день нового года для обсуждения тем, представляющих взаимный интерес. Это самый главный мотив встречи. Понятно, что рабочий год начался у того же премьера раньше, и он выезжал на объекты, в том числе энергоснабжения, но для большинства субъектов российской экономики он начался сегодня.

— Представители РСПП теперь смогут присутствовать на заседаниях правительства. Скажите, почему возникла такая необходимость?

— Обсуждалась более широкая схема институционального участия российского бизнеса в экспертизе и обсуждении нормативных актов и законопроектов, которые выносятся на заседание правительства. Одна из уже существующих для этого площадок — это российская трехсторонняя комиссия (РТК). Ее мы также будем пытаться максимально эффективно использовать. Однако РТК обсуждает не все вопросы, которые интересуют бизнес — скорее те вопросы, которые одновременно интересуют и профсоюзы. То есть проблемы рынка труда, социального страхования и другие связанные с этим вопросы.

В то же время целый ряд тем являются чисто «бизнесовыми», в частности развитие рынка ценных бумаг, техническое регулирование, подтверждение соответствия, многие темы налоговой системы, инвестиционной политики, баланс интересов должников и кредиторов и так далее. Это темы нам не очень удобно обсуждать в РТК, поскольку они менее интересны профсоюзам.

Поэтому мы предложили максимально использовать другие технологии. В частности, это участие руководителей РСПП в заседаниях правительства по тем вопросам, которые входят в зону интересов бизнеса.

Я предложил Владимиру Путину, и он поддержал это предложение, чтобы представители бизнеса, которые входят в комиссии, правительственные советы, чтобы они входили туда не только в качестве собственников или топ-менеджеров компаний и корпораций, но и в качестве руководителей соответствующих рабочих органов РСПП и имели возможность на такого рода заседаниях представлять не только собственную точку зрения, но и консолидированную позицию бизнеса по таким вопросам.

Мы также обсудили возможность использования механизмов экспертиз экономических нормативных актов и законопроектов с опорой на опыт, существующий в Казахстане, где аккредитованные организации бизнеса (к ним относятся те бизнес-объединения, которые представляют более половины бизнес-сообщества) имеют право на участие в экспертизе. И без положительного заключения этих бизнес-организаций законопроекты не могут вноситься на дальнейшее утверждение.

— Обсуждалась ли сегодня на встрече инициатива создания специального органа при ФАС?

— В письменном виде я передал соответствующие предложения РСПП премьеру, но речь идет не о создании специального органа. В наших предложениях речь идет о возможности трансформации таких органов, как ФАС и ФКЦБ, в комиссионные органы с включением туда экспертизы бизнеса по схеме, которая до 2004 года существовала в Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг. Тогда экспертный совет, состоящий из профессиональных участников рынка, имел право не только на участие в экспертизе, но даже на отлагательное вето по принятию тех или иных нормативных решений, если они не соответствовали представлениям бизнеса об оптимальном функционировании рынка ценных бумаг.

Схемы такого рода подключения бизнеса, мне кажется, не обязательно выдумывать из головы — они либо у нас уже обкатывались, либо в других странах. В таких странах, как Казахстан, тоже существуют наработки, которые в рамках Таможенного союза можно было бы использовать для унификации нашего законодательства.

— Подразумевает ли это масштабную реформу Антимонопольной службы?

— Речь идет о сохранении потенциального конфликта интересов, когда тот или иной орган одновременно является нормотворческим и надзирающим. Здесь не нужна коренная реформа антимонопольного органа, здесь нужны другие принципы принятия решений. Когда мы говорим о ФСФР и ФАС как комиссиях, это означает, что в состав этих органов — соответствующих правлений, коллегий, решения которых должны носить обязательный, а не рекомендательный характер, — должны входить представители других ведомств, и должна быть подключена экспертиза бизнеса. Это не коренная ломка.

Я помню, как мы с Олегом Вьюгиным, тогдашним председателем ФСФР, пытались несколько лет назад продвинуть эту идею на примере ФСФР, чтобы ФСФР функционировало именно как такое ведомство, которое бы унаследовало некоторые принципы принятия решений от своей предшественницы — ФКЦБ. На самом деле это продолжение административной реформы по тем направлениям, по которым существует потенциальный конфликт интересов между функциями органов — правоустанавливающим, надзорным, по оказанию услуг. И эти горганы должны функционировать так, чтобы потенциальный конфликт интересов не стал реальным.

Но это только одна из тем, которая была предложена Владимиру Путину для формирования повестки дня взаимодействия бизнеса и власти на нынешний год и предстоящие три года. Мы обратились к председателю правительства с просьбой по более широкому кругу вопросов определить позицию правительства вместе с бизнесом, чтобы нам на отчетно-выборном съезде, намеченном на апрель этого года, сформировать то, что мы называем обновленной повесткой дня взаимодействия бизнеса и власти.

— Изменения в офшорном законодательстве обсуждались?

— Мы обсуждаем эту тему на своих площадках. В частности, перед Новым годом с участием Министерства финансов мы обсуждали новое законодательство, касающееся Кипра и функционирования офшорных компаний.

— А с премьер-министром?

— Эту тему мы не считаем настолько значимой, чтобы выносить ее на уровень премьера; нам Министерства финансов вполне пока достаточно, чтобы уточнить позиции, и перед ратификацией соответствующего российско-киприотского меморандума внести туда те или иные правки. Минфин для нас по многим вопросам вполне адекватный партнер, мы не собираемся «грузить» председателя правительства вопросами, которые могут быть решены на уровне министерств и ведомств.

В целом же то обстоятельство, что сегодня мы обсуждали с Владимиром Путиным не только текущую ситуацию, но и программу совместных действий на ближайший не только год, но и на ближайшие три года, на мой взгляд, — знаковое событие. Мы благодарны председателю правительства, что он нашел время в первый рабочий день нового года обсудить эти темы.

Рекомендуем:

  • Фотоистории