16+
Пятница, 19 июля 2019
  • BRENT $ 63.24 / ₽ 3972
  • RTS1349.76
10 июля 2019, 10:06 Финансы
В фокусе: Индекс риска

Хищения в Судостроительном банке: почему за действия топ-менеджеров судят обычных клерков?

Лента новостей

Суд рассмотрит дело о хищении в Судостроительном банке. Практически все вопросы — к обычным клеркам. Чем рискуют банковские сотрудники в лопнувших банках?

Фото: АГН «Москва»

Суд рассмотрит дело о хищении в Судостроительном банке. Среди четырех обвиняемых — председатель правления, два его заместителя, а также менеджер среднего звена. При этом восемь топ-менеджеров уехали за границу, и к ним у следователей вопросов нет.

Ранее следствие обвинило в хищении 3 млрд рублей сотрудника кредитного отдела, он почти год находится в СИЗО. Теперь следствие хочет привлечь его бывшую начальницу за хищение 10 млрд рублей. Она утверждает, что была клерком, закон не нарушала, выполняла поручения руководства, а за многие годы работы в банке не приобрела никаких активов.

Ирина всю жизнь проработала в банках. В Судостроительном банке — с 2002 года. На момент отзыва лицензии в 2015-м ее должность называлась «директор департамента кредитования». Тем не менее она не была топ-менеджером. В ее обязанности входило рассмотрение заявок клиентов, доведение их до кредитного комитета, в случае положительного решения — выдача этих займов, оформление и сопровождение.

В кредитный комитет входили топ-менеджеры, и именно они принимали окончательное решение о выдаче кредитов либо об отказе. Да и клиентов сам кредитный отдел не привлекал — этим занимался другой отдел. Был еще отдел, который оценивал залоги, служба безопасности — все они участвовали в кредитовании.

Спустя почти три года после отзыва лицензии, в 2018-м, было возбуждено уголовное дело. Сначала Ирина выступала в качестве свидетеля, ездила на допросы, рассказывала, как были устроены процессы в банке, после чего стала обвиняемой, рассказывает Ирина:

«В октябре меня вызывает следователь и говорит: вы очень хороший, честный, порядочный, адекватный человек, но у нас нет выбора, нам нужно предъявить вам обвинение. Речь идет о технических заемщиках. Это заемщики, которые используются, наверное, почти всеми банками в тех или иных целях: в одних банках — в интересах собственников для финансирования их проектов, в других банках — чтобы улучшить нормативы деятельности банка. В нашем банке был технический портфель, но он был ровно для того, чтобы гасить задолженность других заемщиков. То есть деньги уходили и деньги приходили. Поэтому я с уверенностью могу сказать, что вывода никогда за все время моей работы не было. Все дело сфабриковано».

Такие уголовные дела по банкам после их банкротства возбуждаются регулярно, говорит партнер адвокатского бюро «ЗКС» Андрей Гривцов.

Андрей Гривцов партнер адвокатского бюро «ЗКС» «Как правило, действия, связанные с выдачей кредитов, которые ничем не обеспечены, или с выдачей кредитов по каким-то подложным документам, квалифицируются именно как хищение в зависимости от обстоятельств: либо как мошенничество, либо как растрата. Причем, как правило, под ударом помимо фактических бенефициаров банка, руководителей также находятся и руководители кредитных комитетов, кредитных управлений».

Если приказы отдаются владельцами и топ-менеджерами банка, то исполнители — рядовые клерки, и посадить их проще, уверен начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий.

Максим ОсадчийМаксим Осадчий начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования «Схватить владельца банка за руку весьма тяжело, он может не оставлять подписи, а подпись непосредственного участия в этой криминальной деятельности принимают рядовые клерки, которые в итоге и садятся. Это, конечно, абсолютно несправедливо. Насколько я понимаю, тот же Леонид Тюхтяев, председатель совета директоров и известный воздухоплаватель, благополучно избежал уголовной ответственности. И я не слышал, чтобы другие владельцы Судостроительного банка оказались за решеткой. Это, конечно, удивительно и неправильно, это указывает на несовершенство нашего законодательства».

В прошлом году Ирине исполнилось 55 лет, она стала пенсионеркой. Как оказалось, в последние годы она занимала рискованную должность. Теперь ее дети надеются на адвокатов и справедливость суда.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию