16+
Понедельник, 21 октября 2019
  • BRENT $ 58.81 / ₽ 3748
  • RTS1366.91
17 сентября 2019, 09:54 Политика

Котировки нефти растут, а миролюбия — падают. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Президенты России, Ирана и Турции провели встречу в Анкаре. Саммит прошел на фоне обострения на Ближнем Востоке после атаки беспилотников на нефтяную инфраструктуру Саудовской Аравии. О чем говорили лидеры и какие выводы можно сделать сейчас?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президенты России, Ирана и Турции провели встречу в Анкаре. Саммит состоялся на фоне резкого обострения на Ближнем Востоке. В субботу, 14 сентября, беспилотники атаковали нефтяную инфраструктуру Саудовской Аравии. Ответственность за атаку взяли йеменские хуситы, против которых коалиция во главе с Саудовской Аравией воюет с 2015 года. Однако Вашингтон и Эр-Рияд склонны обвинять в атаке непосредственно Иран, который поддерживает хуситов и является главным противником Саудовской Аравии в регионе. Что дальше?

Хотя накануне саммита в Анкаре глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что война в Сирии фактически закончилась, она теперь может разгореться уже в масштабах всего региона. И если в Сирии позиции России, Ирана и Турции определены и надежды на компромисс сохраняются, то в случае, если США надумают «наказать» Иран военными ударами за атаку против своего главного регионального союзника Саудовской Аравии, в хрупкие договоренности по Сирии придется вносить корректировки. Притом что между Москвой, Анкарой и Тегераном остаются серьезные разногласия.

В прошлом году Россия и Турция договорились о создании буферной зоны, которая должна была изолировать население контролируемой исламистами провинции Идлиб от атак войск Башара Асада. Анкара имеет в этой провинции 12 наблюдательных пунктов, по сути охраняя своих подопечных, которых она поддерживала в сирийской гражданской войне. Недавние попытки Дамаска развить наступление на Идлиб при поддержке российских ВКС, а также проиранских формирований вызвало резкое недовольство Эрдогана. Он хотел бы, чтобы поддерживаемые Турцией «умеренные исламисты» играли какую-то роль в Конституционном комитете, который определит будущее страны и о создании которого, в принципе, Москва, Тегеран и Анкара договорились.

В Анкаре Путин провел с Эрдоганом двустороннюю встречу. Отношения двух лидеров хотя и внешне дружественные, но непростые. С одной стороны, практически достигнуты договоренности о переходе во взаимной торговле на национальную валюту, Турции поставлены назло американцам комплексы ПВО С-400, в этом же ключе идут разговоры о возможности продажи новейших российских истребителей Су-57.

С другой стороны, Турция оказалась неспособной взять под контроль поведение исламистов в Идлибе, где доминирует «Аль-Каида» (запрещена в России), в том числе предотвратить атаки против российских военных. Разбить их окончательно она тоже не дает, лелея, видимо, надежду использовать их, чтобы добить-таки режим Башара Асада, в поддержку которого столь много вложила Москва. То, что по итогам трехстороннего саммита в Анкаре Путин заявил о недопустимости разделения Сирии на сферы влияния, говорит о сохранении разногласий с Турцией, которая хотела бы приютить поддерживаемых ею исламистов в буферной зоне, создаваемой на северо-востоке Сирии, за Евфратом.

Что касается Тегерана, который сыграл важную роль в военной поддержке Асада в наземных операциях, то Москва не хотела бы закрепления его роли в послевоенной Сирии. При этом Россия — один из подписантов «ядерной сделки» с Ираном 2015 года и хотела бы ее сохранения. Экономическое сотрудничество Москвы и Тегерана успешно развивается, однако в случае обострения противостояния Ирана с США и Саудовской Аравией излишне теплую дружбу с иранским режимом может воспринять с раздражением не только Вашингтон, у которого на все случаи жизни приготовлены санкции, но и саудиты, на договоренностях Москвы с которыми во многом держится соглашение ОПЕК+ по ограничению нефтедобычи и поддержанию нефтяных цен. С другой стороны, в условиях резкого обострения ситуации на Ближнем Востоке котировки и без всякой поддержки взлетят до небес.

Америка уже нашла виноватого в субботней атаке. Госсекретарь Майк Помпео обвинил в ней Иран, а Дональд Трамп в очередном твите написал, что американские военные «находятся в полной готовности» к ответу на атаки. «Есть основания полагать, что мы знаем виновника», — написал он, добавив, что хочет узнать мнение Саудовской Аравии, «на каких условиях мы будем действовать».

Возможно, американский президент, не желая втягиваться в новую войну, хотел бы, чтобы саудиты сказали «нет», но Эр-Рияд заинтересован в том, чтобы надолго выбить руками американцев Тегеран не только с нефтяного рынка, но и вообще как сильного игрока региона. Поэтому военное командование саудитов в Йемене уже заявило, что это никакие не хуситы атаковали их нефтяные объекты, дроны прилетели не от них. А откуда они прилетели, скажут в ближайшее время. Во всяком случае, производитель — Иран.

Так что, похоже, вопрос о смягчении санкций против Тегерана, которое лоббировал французский президент Макрон, как и встреча Трампа с президентом Роухани в рамках Генассамблеи ООН, пока откладывается. Котировки миролюбия падают.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию