16+
Воскресенье, 17 ноября 2019
  • BRENT $ 63.45 / ₽ 4046
  • RTS1449.42
15 октября 2019, 21:02 Право

Полковник Захарченко вспомнил «Титаник» и юмор судьи Елены Абрамовой

Лента новостей

Силовик, у которого при обыске нашли 9 млрд рублей наличности, подготовил 100 страниц выступления в апелляции

Дмитрий Захарченко (слева).
Дмитрий Захарченко (слева). Фото: Андрей Васильев/ТАСС

Обновлено 16 октября в 10:38

Мосгорсуд 15 октября приступил к рассмотрению вопроса о законности приговора полковника-«миллиардера» Дмитрия Захарченко, получившего 13 лет колонии за взятку на сумму 3 млн рублей и воспрепятствование производству предварительного расследования. Прокуратура была не согласна с тем, что районный суд оправдал силовика по основному эпизоду дела — в получении мзды на сумму 800 тысяч долларов. Сам Захарченко был недоволен тем, что не был оправдан полностью.

Осужденный предположил, что судья Елена Абрамова, судившая параллельно с ним футболистов Кокорина и Мамаева, возможно, вынесла решение «на таком же юморе», в очередной раз предал обструкции прокурора Милану Дигаеву и обвинил служительницу Фемиды в том, что та забыла в приговоре показания свидетелей защиты.

Ранее поставивший своеобразный рекорд по выступлению в прениях силовик (Захарченко говорил в Пресненском суде три дня) к процессу в апелляции подготовился основательно.

«Я одно лишь прошу — объективности! Если я виноват — то посадите меня, а если нет…» — горячился он.

«Вам не о чем будет говорить в прениях!» — одернул его председательствующий в тройке судей Дмитрий Гордеюк.

Но осужденный его успокоил: «У меня больше 100 листов выступления в прениях».

«Если вы волнуетесь за нас, так мы и сегодня, и завтра готовы вас слушать», — заверил судья.

«Я волнуюсь за себя. Мне — сидеть!» — честно признался Захарченко.

Но прежде чем полковник начал многочасовую речь, судьи озвучили суть жалоб его адвокатов, апелляционное представление прокурора и рассмотрели ходатайства сторон.

Бывший заместитель начальника управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России Дмитрий Захарченко просил отменить приговор Пресненского суда столицы. Районный суд 10 июня счел доказанной вину силовика в получении взятки на сумму 3 млн 44 тысячи рублей (ч. 6 ст. 290 УК РФ). Именно столько составила 50-процентная скидка, которую, как установил суд, борец с коррупцией получил, питаясь в сети элитных ресторанов La Mareе. До этого силовик в 2014 году вместе с полковником ФСБ Дмитрием Сениным (объявлен в розыск. — Business FM) инициировали проверки предприятий, принадлежащих владельцу ресторанов Меди Дуссу.

Примечательно, что суд оправдал Захарченко по второму пункту обвинения — в получении от Дусса взятки в размере 800 тысяч долларов. Прокуратура утверждала, что эту сумму ресторатору пришлось заплатить силовику за то, чтобы проверки прекратились.

При этом суд согласился с версией следствия о том, что в январе 2016 года Захарченко предупредил финансового директора Нота-банка Галину Марчукову (осуждена на три года и четыре месяца за растрату 350 млн рублей) о готовящемся у нее дома обыске.

Помимо срока в 13 лет в колонии строгого режима суд назначил Захарченко штраф в 117 млн 990 тысяч рублей, а также лишил звания.

Допрос «из области сюрреализма»

Доставленный из «Лефортово» в Мосгорсуд фигурант выглядел отдохнувшим. Его процессуальный противник — старший советник юстиции (приравнивается к званию полковника. — Business FM), прокурор Милана Дигаева была не согласна с тем, что судья Елена Абрамова исключила из приговора отягчающий квалифицирующий признак — совершение подсудимым взятки в составе организованной группы вместе с полковником Сениным. Она просила в этой части приговор изменить. Дело же в части оправдания Захарченко по второму эпизоду прокурор просила отправить в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе.

Ради этого она даже привела в суд второй инстанции главного свидетеля обвинения Меди Дусса и ходатайствовала о его допросе. Свою просьбу Дигаева мотивировала тем, что судья Абрамова якобы дала его показаниям «ненадлежащую оценку».

«Дусс два раза приходил в суд, и судья делала все, чтобы он мог прийти в комфортное [для себя] время, — возразил Дмитрий Захарченко. — Его допрос — из области сюрреализма, это понятно! Он ничего вам нового не скажет. Тогда давайте всех свидетелей по-новому допросим», — съязвил он. В итоге в допросе свидетеля отказали.

Впрочем, судьи отклонили и ходатайство о допросе дополнительных свидетелей защиты, а также об истребовании ряда доказательств. В частности, Дмитрий Захарченко настаивал на проверке телефонного номера некоего сотрудника Генпрокуратуры, в переписке с которым он уличил Меди Дусса.

«Я ранее уже говорил о необъективности сотрудницы прокуратуры, — сказал подсудимый. — Это не то что моя личная антипатия [к Дигаевой]. Дусс переписывался по телефону с сотрудниками Генпрокуратуры. Он говорит, что это его друзья. Я хотел бы выяснить, кому принадлежат телефоны, возможно, телефон принадлежит Милане Сулимовне!»

Телефоны Миланы Сулимовны

Однако суд просьбу отклонил. Но на этом выпады в адрес прокурора не закончились. Захарченко утверждал, что следователь оказывал давление на свидетелей, а прокурор ему помогала. По словам Захарченко, он лично видел, как Дигаева вела на своем телефоне и iPad переписку по WhatsApp со следователем «с целью оказания давления на свидетелей и получения нужных показаний».

«Но все мои ходатайства по этому поводу были отклонены. Суд отклонил ходатайство с просьбой осмотреть телефоны и iPad Миланы Сулимовны!» — сокрушался Захарченко. Он утверждал, что следователь приезжал в суд и инструктировал свидетелей перед допросом. «Следователь Пятаков даже нашел формальный повод зайти в совещательную комнату к судье, а по выходе он сообщил, что достигнута договоренность о моем обвинительном приговоре», — возмутился Захарченко. «Факты упрямая вещь, а безнаказанность — она разъедает!» — добавил полковник.

Осужденный просил полностью оправдать его по всем пунктам «в связи с непричастностью к преступлениям». «Большинство свидетелей говорили, что в глаза меня не видели и ни о каких взятках не говорили!» — настаивал он.

О себе Захарченко говорил, как всегда, в третьем лице. Он утверждал, что «краткая и блестящая речь» прокурора «показала полную невиновность Захарченко», обвинительный же приговор основан на предположениях. По его мнению, судья Абрамова вела себя необъективно, отклоняя ходатайства защиты о представлении доказательств и допросе свидетелей, нарушив принцип равного доступа к правосудию. Полковник уверял: он не пользовался «скидочной» карточкой, оформленной на бывшего первого замначальника вневедомственной охраны МВД генерал-майора полиции Алексея Лаушкина.

«Эту карту даже никто не сфотографировал, нет анкеты. Есть только данные, что она выдана Алексею Сергеевичу Лаушкину, который получил еще две таких карты в том же году», — сказал фигурант. Он обещал суду показать множество нарушений, допущенных при рассмотрении его дела. «Такого вопиющего нарушения закона правосудие Москвы, да и России, не видело!» — заявил полковник.

Его выступление продлилось до позднего вечера. В нем Захарченко обратил внимание на то, что в деле нет ни одного чека, который бы подтверждал использование им дисконтной карты Лаушкина. Также он указал, что Елена Абрамова просто забыла упомянуть в приговоре показания свидетеля Виктора Клуженкова, водителя сбежавшего полковника Сенина.

Про «Титаник» и футболистов

«Они затонули, как «Титаник», а ведь он полностью опроверг обвинение по дисконтной карте!» — посетовал Захарченко. Он пожурил судью за то, что та написала приговор, исходя из принципа «каких свидетелей хочу — отражаю в приговоре, а каких не хочу — не отражаю», и напомнил, что Елена Абрамова в тот момент также слушала дело футболистов Кокорина и Мамаева. Захарченко предположил, что, может, и его она решила осудить «на таком же юморе».

«Это к делу не относится», — прервали его судьи.

«Я просто показываю системность действий судьи, которая имеет опыт юмора в вынесении приговора», — парировал Захарченко.

Главного свидетеля обвинения Дусса силовик упрекнул в том, что тот на протяжении следствия четырежды менял свои показания. «В суде он говорил бессвязно, хотя утверждает, что он преподаватель русского языка», — заметил полковник.

По его мнению, имеющиеся в деле телефонные соединения свидетельствуют о том, что его «даже поблизости от ресторана не было». «Все надумано, поэтому в деле все «примерно и около». Реально только то, что я четвертый год за стеклом!» — посетовал Захарченко из бронированной клетки.

Ожидается, что на следующем заседании, 17 октября, он завершит свое выступление. После этого в прениях выступят его адвокаты, Захарченко скажет заключительное слово, а судьи удалятся на принятие решения.

Между тем РБК со ссылкой на несколько источников сообщает, что Дмитрия Захарченко подозревают в связях с «молдавским ландроматом». По мнению следователей, он помогал выводу более 250 млн долларов в интересах группы «1520». По информации собеседников, схема отмывания действовала так: по фиктивным займам молдавские приставы взыскивали несуществующие долги с российских компаний, средства поступали в молдавские банки, а затем переводились в Швейцарию.

Впрочем, официальных комментариев по поводу этой информации не было. Адвокат Захарченко Александр Горбатенко заявил, что ему ничего не известно о связи его клиента с делом «молдавского ландромата».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию