16+
Понедельник, 23 апреля 2018
  • BRENT $ 73.71 / ₽ 4526
  • RTS1145.80
21 января 2010, 23:10 Макроэкономика

Россия не вписывается в БРИК

Лента новостей

Уникальным образом аббревиатура БРИК, изобретенная аналитиком Goldman Sachs Джимом О'Нилом, стала представлять собой политическую группу. В июне 2009 года Россия организовала первый саммит БРИК, но еще вопрос, устоит ли это начинание

Андерс Ослунд старший научный сотрудник Peterson Institute for International Economics. Фото: Сергей Ильин/pinchukfund.org
Андерс Ослунд старший научный сотрудник Peterson Institute for International Economics. Фото: Сергей Ильин/pinchukfund.org

В рамках недельной серии материалов об экономике стран БРИК британская The Financial Times опубликовала статью шведского экономиста Андерса Ослунда (Anders Aslund) о России.

Уникальным образом аббревиатура BRIC (БРИК, Бразилия, Россия, Индия, Китай), изобретенная аналитиком Goldman Sachs Джимом О'Нилом (Jim O’Neill), стала представлять собой политическую группу. В июне 2009 года Россия организовала первый саммит БРИК, но устоит ли это начинание?

Развивающийся сегмент вскоре будет обеспечивать большую часть в структуре глобальной экономики. Мы на перекрестке мировой истории, что отразил в своей пессимистической книге 1918 года Der Untergang des Abendlandes («Закат западного мира») немецкий философ Освальд Шпенглер (Oswald Spengler), а также Пол Кеннеди в книге 1988 года The Rise and Fall of the Great Powers («Взлет и падение великих держав»).

Относительное ослабление Запада совершенно очевидно, но это победа капитализма. Современная неоклассическая теория роста предполагает, что с конвергенцией экономических ресурсов открытые капиталистические экономики должны сближаться. Тогда самые населенные страны станут ведущими экономическими системами.

Но являются ли страны БРИК самыми показательными образцами развивающейся экономики?

Это очень разноплановая группа. Объединяющими критериями являются высокий темп роста, определенное экономическое отставание и большие размеры, в то же время страны БРИК сильно отличаются в плане экономического развития, структуры экономики, местоположения и национальных интересов. В последние десять лет аббревиатура БРИК была понятной и целесообразной в инвестиционных вопросах, но будет ли так и в дальнейшем? Россия соответствовала Китаю и Индии по реальному годовому темпу экономического роста — около 7% в период с 1999 по 2008 год, но очень заметны некоторые частные особенности. В экономическом развитии Россия превосходит других представителей БРИК. В России намного выше, чем во всех остальных странах блока, показатель ВВП на душу населения, в 2008 году он составлял по текущему курсу 12 тысяч долларов, что в четыре раза больше, чем в Китае. Goldman Sachs прогнозирует, что Россия будет единственной страной БРИК, которая к 2050 году приблизится к европейскому уровню доходов на душу населения.

Более высокий уровень доходов в России отражается и на более высоких социальных показателях. В большинстве аспектов Россия немного опережает Бразилию, но «на голову» выше Китая и Индии. Самое впечатляющее, что более двух третей россиян студенческого возраста учатся в вузах, тогда как среди китайцев этот показатель составляет менее 20%. В плане образования Россия соответствует Западу. Различия с БРИК в потреблении тоже очень велики. В России автомобилей в наличии на душу населения в 14 раз больше, чем в Китае, компьютеров — в три раза больше. Во многих отношениях Россия уже сближается с Западом.

Как ни странно, внешняя политика России тормозит ее развитие. Главная сила России — ее ядерный потенциал, из-за которого она продолжает вести секретные переговоры о контроле вооружений с США. Кремль заинтересован в сохранении этих двухсторонних отношений, хотя в структуре внешней торговли (России) доля США составляет лишь 4%. Намного больший интерес представляет Евросоюз, на который приходится большая часть в торговом обороте.

Не в меньшей степени в силу озабоченности вопросами ядерного оружия и сверхдержавной ностальгии Кремль не старается вступить в ВТО, в итоге Россия — единственный представитель «Двадцатки», не участвующий в глобальных торговых переговорах и незащищенный от антидемпинговых мер в отношении экспорта стали и продукции химической отрасли. Ни одна другая страна БРИК не стала бы проводить такую нерациональную внешнюю политику.

Настоящим потрясением стали экономические результаты России в 2009 году, когда ВВП упал на 8-9%, намного больше, чем в любой другой стране «Двадцатки». Это стало неожиданностью для Кремля, ведь Россия накопила огромные международные резервы и считала, что защищена от финансового кризиса. Ключевой причиной грандиозного обвала России было то, что правительство тратило огромные ресурсы на спасение банковской системы и крупных госкомпаний. Между тем Китай и Индия продолжали демонстрировать неуклонный рост, а в Бразилии во всяком случае не было речи о спаде.

Пока еще слишком рано высказывать суждения относительно этого спада российской экономики. Многие относят его на счет чрезмерной зависимости от цикличного экспорта нефти и газа. Другие утверждают, что российская экономика настолько зрелая, что уже подходит к этапу более медленного роста. Я бы отметил неудачную экономическую политику с вливаниями «хороших» денег вслед «плохим» в огромные госконгломераты, которые столь же неэффективны, сколь неэффективно управляются.

На самом деле, у России мало общих интересов с другими странами БРИК и едва ли есть что-то общее с Китаем. Они все выступают против доллара как резервной валюты, но Россия уже почти половину резервов держит в евро.

Саммит по вопросам изменения климата в Копенгагене показал, как национальные интересы России отделяют ее от остальных стран БРИК. В Копенгагене на смену BRIC пришли BASIC — Бразилия, Южная Африка, Индия и Китай, которым необходимо увеличение квот на парниковые выбросы. Россия оставалась вместе с европейцами, тихо поддерживая Киотский протокол, который позволяет ей заработать состояние продажей прав на выбросы, поскольку к советскому уровню выбросов уже никогда не придется вернуться — в силу большей эффективности капиталистической системы.

Саммит в Копенгагене, возможно, показал, что естественное место России — рядом со зрелыми западными экономиками, а не среди агрессивных, значительно более бедных развивающихся стран.

Андерс Ослунд (Anders Åslund) — старший научный сотрудник Института международной экономики им. Петерсона (Peterson Institute for International Economics), директор Российско-Евразийской программы фонда Карнеги, член Российской академии естественных наук. Ослунд сотрудничал в качестве экономического советника с правительствами России, Украины и Киргизии. Ранее работал как дипломат в посольствах Швеции в России, Кувейте, Польше и Швейцарии.

Рекомендуем:

  • Фотоистории