16+
Четверг, 29 октября 2020
  • BRENT $ 39.16 / ₽ 3103
  • RTS1078.29
24 ноября 2019, 13:57 ОбществоПроисшествия

Пилот самолета «Аэрофлота» умер после экстренной посадки в Ростове-на-Дону

Лента новостей

Дамиру Ахметову стало плохо во время рейса Москва — Анапа. Почему случаются такие ЧП и как вообще проводятся медосмотры пилотов перед рейсами?

Фото: Марина Лысцева/ТАСС

Пилот самолета «Аэрофлота» умер после экстренной посадки в Ростове-на-Дону, сообщает РИА Новости. Дамиру Ахметову (ему было 49 лет) стало плохо во время рейса Москва — Анапа. По данным СМИ, речь о втором пилоте, а не о командире судна.

Бортпроводники пытались самостоятельно оказать Ахметову первую помощь, но безрезультатно. После приземления в Ростове медики также не смогли реанимировать пилота. По предварительным данным, причиной смерти стал сердечный приступ. Известно, что Ахметов во время полета жаловался на сердце. Никто из пассажиров и членов экипажа при экстренной посадке не пострадал.

Почему случаются такие ЧП и как проводят медосмотр пилотов перед рейсами? Об этом Business FM спросила самих летчиков. Ситуацию комментирует заслуженный пилот России, бывший летный директор «Внуковских авиалиний» Юрий Ситник, сетующий на дороговизну медобследований.

Юрий Ситник заслуженный пилот России, бывший летный директор «Внуковских авиалиний» «Все пилоты проходят ежегодную комиссию ВЛЭК, ЦВЛЭК. ЦВЛЭК — это просто частная контора по сбору денег, будем так говорить. Я не доверяю этим врачам, потому что они никогда не лечат, а только здоровых людей кладут куда надо и куда не надо. Поэтому неудивительно, что они могли пропустить, потому что они специалисты очень низкого уровня, но зато деньги хорошие берут за годовое обследование. А на ЦВЛЭК еще месяц лежать стоит в районе 150 тысяч рублей. Это оплачивают пилоты из своего кармана. Обращение в эту компанию регламентировано. Если бы нам разрешили, мы бы все проходили в Чехии, Польше, Германии, потому что там дешевле в пять-шесть раз, да и времени занимает сутки-двое. Здесь по месяцу, и все равно все они делать не могут. Тебе дают эту «хлебную карточку», допуск на один год, и каждый год ты проходишь ВЛЭК или через два года ЦВЛЭК проходишь после 50 лет. За рубежом, в Европе этого нет. Ты просто приходишь и сам заявляешь о своем самочувствии командиру корабля. Несет ответственность командир корабля. А летчики, потеряв свою работу, лишаются очень больших денег. Сегодня зарплата там примерно от 200 тысяч до 500 тысяч рублей у командира корабля, у второго пилота — 75% от зарплаты командира корабля. Поэтому люди пытаются до последнего летать, имея какое-либо заболевание, они его скрывают от врачей. Потом происходят такие случаи. Это во всем мире происходит, где-то тромб оторвался, клапан не сработал, сердце остановилось у человека, и все. Ничего такого сверхъестественного в этом нет. Это было, есть и будет».

Командир экипажа Ту-154 Мирнинского авиационного предприятия акционерной компании «Алроса» Андрей Ламанов говорит, что медкомиссию пилоты проходят ежегодно, но отследить такие случаи довольно сложно.

Андрей Ламанов командир экипажа Ту-154 Мирнинского авиационного предприятия акционерной компании «Алроса» «Пилот ежегодно проходит медицинскую комиссию, можно сказать, полное обследование. Это зависит от возраста, до 30 лет комиссия послабее, с возрастом она все шире. Потом она проходится раз в полгода. После 30 очень жесткая: делают кардиограмму, УЗИ всевозможные, РЭГ сердца, РЭГ головы. Мне уже почти 63 года, у меня комиссия раздвигается на неделю, на две. А в 20 лет я ее за два дня проходил. Сам осмотр перед вылетом состоит только в измерении пульса и давления. Проверяется, что человек выходит на вылет в нормальном состоянии. Вся основная нагрузка ложится именно на медкомиссию. Но это вообще невозможно отследить, потому что каждый человек индивидуален. На моей памяти был случай, когда у командира инфаркт случился, человек умер в полете, посадку производил второй пилот, все благополучно закончилось. Распознать тромб, инфаркт практически невозможно. В крупных компаниях, у нас допустим, медкомиссию оплачивает авиакомпания».

Пилот гражданской авиации Олег Башмаков считает, что пилоты не откровенны с врачами из-за боязни потерять работу, и говорит об отсутствии санитарных норм труда.

Олег Башмаков пилот гражданской авиации «Чем плоха эта система? Тем, что летчик никогда откровенно не скажет врачу, что у него на душе. Потому что система заточена на то, чтобы убрать с беговой дорожки этого человека. Это все система планирования и отсутствие надлежащего контроля за рабочим временем и отдыхом. Раньше у нас были санитарные нормы жесткие, попробуй переналетай пять минут, до пяти минут прощалось, и то пальчиком грозили. А сейчас никто не считает поясное время при перелетах от Владивостока на Сахалин, в Хабаровск или Магадан. После таких перелетов двое суток отходишь от этих поясов. Там, где надо лететь, у тебя по биоритму сон. Два-три кофе, чтобы бодрость почувствовать. Это ненормально».

В настоящее время следователи проводят проверку ЧП. Авикомпания выступила с официальными комментариями произошедшего.

«Аэрофлот» выражает искренние соболезнования родным и близким. Мы скорбим вместе с вами. После дозаправки рейс был продолжен. Пассажиры обеспечивались согласно Федеральным авиационным правилам и стандартам авиакомпании. Противопоказаний по медицинским показателям для выполнения полета у пилота не было. Накануне рейса Москва — Анапа 24 ноября пилот прошел обязательный медосмотр, никаких проблем со здоровьем врачами выявлено не было. Кроме того, пилот в декабре 2018 года и через полгода в 2019 году проходил врачебно-летную экспертную комиссию (ВЛЭК), в рамках которой определяется годность по состоянию здоровья к летной работе. Пилот был признан годным и допущен к выполнению полетов. К состоянию здоровья пилотов гражданской авиации в России предъявляются одни из самых жестких требований в мире. При возникновении вопросов к состоянию здоровья пилот не допускается к выполнению полетов», — отметили представители перевозчика.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию