16+
Понедельник, 15 апреля 2024
  • BRENT $ 89.23 / ₽ 8351
  • RTS1166.92
27 января 2010, 10:43 Макроэкономика

У кого закончилась сладкая жизнь

Лента новостей

Как вы думаете, жители какой страны в разгар кризиса с удивлением обнаружили, что их экономика в значительной степени управляется из-за рубежа, а целые отрасли промышленности принадлежат иностранцам? Ни за что ни угадаете

С переходом Cadburry в руки американцев в Великобритании не осталось крупных английских предприятий по производству шоколада.. Фото: Wagsy Wheeler/flickr.com
С переходом Cadburry в руки американцев в Великобритании не осталось крупных английских предприятий по производству шоколада.. Фото: Wagsy Wheeler/flickr.com

Жители этой страны в разгар кризиса с удивлением обнаружили, что их экономика в значительной степени управляется из-за рубежа. Что иностранцы владеют большинством инвестиционных банков, отелей, знаковыми объектами недвижимости в центре столицы, стадионами, футбольными клубами, портами и аэропортами; целые отрасли промышленности — от сталелитейной до химической принадлежат иностранцам; иностранный бизнес заправляет на рынке коммунальных услуг, и даже собственных производителей конфет не осталось.

Что это за страна? Если в этом описании вы узнали собственную, то ответ неправильный. Потому что речь идет об Англии.

Последней каплей стало поглощение британской компании Cadburry американской Kraft. Все последние месяцы тон английских газет, комментировавших ход неравной битвы, исход которой был предрешен, был настолько эмоциональным (что вообще-то несвойственно британской журналистике), что создавалось впечатление: речь идет о Битве за Англию, как в годы Второй мировой войны называлась воздушная война между британскими ВВС и гитлеровской Люфтваффе. О бизнес-проекте так взволнованно не пишут. Но вся штука как раз в том, что для англичан покупка американцами британского шоколадного производителя оказалась очень чувствительным событием именно на эмоциональном уровне.

Вообще-то англичане сладкоежки; по потреблению шоколада на душу населения они занимают одно из первых мест в мире среди развитых стран. С переходом Cadburry в руки заокеанских хозяев в стране не осталось ни одного собственного крупного предприятия по производству шоколада. Но и в России «Коркунов» перешел под контроль иностранцев, однако это не особенно взволновало российскую прессу. Видимо, в истории с Cadburry сразу сошлись несколько важных факторов.

Англия зашла «немножко слишком далеко»

До начала глобального экономического кризиса Британия представляла собой пример экономического прагматизма. Если иностранцы предлагают более рациональную бизнес-схему, им надо дать возможность ее реализовать, пусть даже за счет умаления национальной гордости британцев. Rolls-Royce — немцам, Jaguar — индийцам, любимый отель Черчилля Savoy — арабам, футбольный клуб Chelsea — Абрамовичу, лондонский район Chelsea — Березовскому и сотням других бизнесменов из России, в честь которых британскую столицу в английских газетах называют Londongrad.

Схема приносила дивиденды, пока помогала Лондону быть финансовой столицей Европы. Но под ударами глобального финансового кризиса, одной из главных жертв которого стала Англия, британцы по-новому взглянули на собственную экономику. То, что они увидели, не показалось им приятным.

Член Палаты общин от правящей лейбористской партии Вера Бэрд (Vera Baird) заявил в интервью газете The Wall Street Journal: «В парламенте все чаще возникает вопрос, не зашло ли дело немножко слишком далеко. Когда я упоминаю название Cadburry, люди качают головой и спрашивают себя: кто следующий?»

Обратите внимание на лексику: «немножко слишком далеко». С учетом английской сдержанности, это очень сильное выражение, соответствующее непарламентскому лексикону в русском языке.

Процесс денационализации британской экономики начался в восьмидесятые годы, при Маргарет Тэтчер, которая убрала барьеры на пути приобретения британских компаний иностранцами. Логика была простая: если под английским управлением автопром, например, зашел в тупик, то не возродят ли его иностранные владельцы? То же в других отраслях.

Это сработало. Компания General Electric, например, перенесла штаб-квартиру своего процветающего подразделения по производству медицинских препаратов и оборудования в Англию. Сейчас GE является работодателем для 20 тысяч англичан, пишет The Wall Street Journal.

Мода на экономический патриотизм

Из крупных игроков на мировом рынке Англия до сих пор была, пожалуй, самым открытым для иностранного бизнеса. Китай и Индия фактически запрещают иностранные поглощения, Россия то приоткрывает ворота для иностранцев, то, захлопывая их, больно бьет инвесторов по пальцам; целые сектора экономики США закрыты для иностранцев, французы не только не пускают зарубежный бизнес в свои ключевые компании, но и запрещают собственным переносить производство за рубеж.

Так, на днях глава компании Renault был вызван в Елисейский дворец, где президент Саркози преподнес ему урок экономического патриотизма. По окончании встречи ее смысл суммировал министр промышленности Кристиан Эстроси (Christian Estrosi): французские автомобили, предназначенные для французского рынка, должны собираться на французской территории. Планы по выпуску новой модели Clio в Турции, вероятно, подвергнутся пересмотру, предположил в этой связи журнал The Economist.

В день открытия международного форума в Давосе вопросы, которыми задаются сегодня англичане, — не зашли ли они немножко слишком далеко в политике «открытых дверей», — приобретают не только английское звучание. На прошлой неделе агентство Reuters в репортаже из города Борнвилл, где с 1879 года располагался головной завод Cadburry, приводило слова рабочих. Фелисити Лаудон (Felicity Loudon), четыре поколения семьи которой работали в компании, говорила, что продажа предприятия американцам — личная трагедия для нее: «Мой дед, мой прадед, мой прапрадед, я думаю, сейчас переворачиваются в своих могилах. Если бы они узнали, что Cadburry станет неанглийской фирмой, то содрогнулись бы от ужаса».

Это не только эмоции людей, боящихся в кризис неизвестности, связанной со сменой хозяина компании. С момента основания Cadburry управлялась в соответствии с квакерской деловой этикой. На заводе есть собственный дантист, массажист, бассейн для сотрудников компании и даже клуб пенсионеров Cadburry. Во дворе завода — обелиск в честь десятков рабочих Cadburry, погибших в двух мировых войнах. Часть сотрудников компании живет в домах, аренду которых субсидирует работодатель. Когда некоторое время тому назад рядом с заводом открылся супермаркет сети Tesco, продажу алкоголя в нем, по настоянию менеджмента Cadburry, запретили. На Рождество каждому сотруднику компании положен подарок, а социальный пакет включает оплаченную поездку на курорт один раз в год.

Все это, вероятно, можно считать символами доброго старого времени и порожденных им привычек, от которых в кризисные времена англичанам, и не только им, придется отвыкать. Что придет на смену этим патриархальным нравам в глобальном масштабе, вряд ли решат даже главы государств и корпораций, собравшиеся на юбилейный форум в Давосе.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию