16+
Среда, 12 августа 2020
  • BRENT $ 45.17 / ₽ 3302
  • RTS1296.01
25 марта 2020, 13:53 Право

Две экспертизы в деле Абызова. Почему экс-министра не выпустили из СИЗО?

Лента новостей

Несмотря на то что проведенная по делу экспертиза Минюста не подтвердила заявленный следствием ущерб, суд оставил экс-министра в СИЗО на срок свыше года. Также Business FM стало известно о новой экспертизе, назначенной следствием

Михаил Абызов.
Михаил Абызов. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Мосгорсуд оставил в СИЗО еще на три месяца, до 25 июня, бывшего министра по делам Открытого правительства Михаила Абызова, обвиняемого в хищении 4 млрд рублей. Также под стражей останутся пять его предполагаемых соучастников. Такое решение было принято по итогам рассмотрения ходатайства следствия о продлении фигурантам заключения на срок свыше года.

Доводы защиты о том, что дело заволокичено, а занявшая девять месяцев финансово-экономическая экспертиза так и не смогла подтвердить выводы следствия о наличии ущерба, суд не принял. В ходе процесса стало известно, что СКР 16 марта назначил повторное исследование.

Слушание, в котором участвовали шесть обвиняемых и 22 адвоката, началось накануне, 24 марта, и продлилось почти до десяти часов вечера. Из-за карантина, который объявлен в российских судах до 10 апреля, никто, кроме участников процесса, попасть на заседание не смог.

Представитель Следственного комитета России просил оставить Михаила Абызова, Николая Степанова, Галину Фрайденберг, Александра Пелипасова, Максима Русакова и Сергея Ильичева в СИЗО еще на три месяца. Его стандартные доводы сводились к тому, что, находясь на свободе, обвиняемые могут скрыться или помешать расследованию.

Абызов находится под стражей с марта 2019 года. Следственный комитет вменяет ему создание преступного сообщества с использованием служебного положения, мошенничество в особо крупном размере, а также незаконную предпринимательскую деятельность и легализацию преступных доходов (ч. 3 ст. 210, ч. 4 ст. 159, ст. 280, ч. 4 ст. 174.1 УК РФ).

Главный эпизод касается событий 2012-2014 годов. Тогда Абызов был министром и не имел права заниматься бизнесом. Его активы были переданы в доверительное управление. Однако, как утверждает следствие, несмотря на это, он организовал сделку, в результате которой пострадали миноритарии его компаний — ОАО «Сибирская энергетическая компания» («Сибэко») и ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС). Последние занимались производством и передачей электроэнергии в Новосибирской области и Алтайском крае. Согласно фабуле обвинения, структуры Абызова продали им по завышенной цене акции четырех других компаний, чем был нанесен ущерб в 4 млрд рублей. В дальнейшем средства от сделки были выведены за рубеж.

Вместе с Абызовым по делу проходят восемь менеджеров и сотрудников принадлежавших ему фирм. Свою вину они отрицают. Защита настаивает на том, что цена сделки не была завышенной и соответствовала рынку, а Абызов же не имел к ней отношения.

Адвокаты ходатайствовали о переводе фигурантов под домашний арест. Некоторые из обвиняемых были готовы внести залог. Главным аргументов защиты стало то, что расследование по делу ведется неэффективно: назначенная еще 13 мая 2019 года и оконченная 17 февраля 2020 года финансово-экономическая экспертиза не дала ответа на вопрос о рыночной стоимости акций четырех проданных фирм.

Как рассказал Business FM адвокат Абызова Александр Аснис, это произошло по вине следствия, которое эксперты Минюста дважды просили предоставить первичные документы для проведения исследования, но так их и не получили.

Александр Аснис адвокат Михаила Абызова «Эксперты дважды запрашивали следствие о предоставлении первичных материалов, а следствие так и не предоставило им необходимых документов, поэтому 17 февраля они окончили экспертизу ответом о том, что не представляется возможным ответить на вопрос следствия о рыночной стоимости акций этих ремонтных фирм. Таким образом, на сегодняшний день по вине следствия отсутствует основное доказательство по уголовному делу, которое бы подтвердило версию следствия о том, что было хищение, что был причинен ущерб. На сегодняшний день этого доказательства нет. Поэтому мы говорили о том, что нет правовых оснований для продления ареста, потому что через год после ареста у следствия нет ни одного доказательства, которое бы подтверждало факт хищения и причинения ущерба».

По мнению защитника, следствие недаром не предоставило экспертам все нужные бумаги, ведь выводы могли оказаться не в его пользу.

«Я полагаю, что следствие не предоставило их умышленно. Объясню почему. Защита собрала все необходимые документы и предоставила их наиболее компетентным оценочным фирмам. Они определили стоимость этих четырех компаний в 4 млрд 660 млн рублей. То есть на 660 млн рублей больше, чем в 2013 году, их оценила аудиторская компания Deloitte Touche перед проведением сделки».

Заключение Российского общества оценщиков защита в феврале 2020 года приобщила к материалам дела, после чего 16 марта следствие назначило по делу новую экспертизу. Ее будут проводить четверо специалистов — работников коммерческих структур. «Следствие имеет право поручить экспертизу любым специалистам, которых оно считает экспертами. В данном случае следствие пошло по этому пути», — сказал Аснис. Он отметил, что адвокаты возражали против проведения нового исследования, полагая, что для этого нет оснований, но следствие с ними не согласилось.

В ходе слушания Михаил Абызов, которому в СИЗО диагностировали острое неврологическое расстройство, также пожаловался на состояние здоровья и неэффективность уже четвертого по счету назначенного ему курса лечения. Он просил освободить его для того, чтобы он мог пройти обследование в Научном центре неврологии с использованием МРТ и КТ, которых в системе ФСИН нет. Ранее такое обследование ему предписали осмотревшие его в СИЗО 5 февраля специалисты-неврологи во главе с академиком Михаилом Перадовым. Поэтому защита также апеллировала к тому, что перевод под домашний арест позволил бы Абызову лечь в больницу и обследоваться.

Для того чтобы принять решение, судья Андрей Гуров взял тайм-аут на ночь, назначив оглашение постановления на утро 25 марта. До последнего времени сохранялась интрига, доставят ли Абызова в этот день в суд. Дело в том, что на эту дату была запланирована свадьба 47-летнего экс-министра с 30-летней бывшей стюардессой Валентиной Григорьевой. Но после того как ФСИН с 16 марта запретил свидания в изоляторах из-за коронавируса, не было ясно, состоится ли церемония. Адвокаты Абызова сами терялись в догадках. Однако в Мосгорсуд фигуранта 25 марта все же привезли.

Взвесив доводы сторон, судья принял аргументы следствия и оставил всех обвиняемых в СИЗО до 25 июня. Адвокаты признались, что были готовы к подобному исходу. «Для нас удивлением это не было. Суд у нас, как правило, разделяет позицию следствия и только в исключительных случаях разделяет позицию защиты», — прокомментировал решение Александр Аснис. Он сообщил, что защита намерена обжаловать постановление Мосгорсуда в Первом апелляционном суде.

При этом адвокат затруднился ответить на вопрос, сможет ли его клиент сегодня жениться или это произойдет уже после окончания карантина. В окружении Валентины Григорьевой сказали, что пока это неизвестно: «Проясняем ситуацию и варианты».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию