16+
Воскресенье, 6 декабря 2020
  • BRENT $ 49.03 / ₽ 3631
  • RTS1357.39
15 июля 2020, 09:56 Право

Какие вопросы возникают к поправкам в Семейный кодекс?

Лента новостей

В Госдуму внесли поправки, которые ограничат право изымать детей из семьи без решения суда и вообще сужают полномочия органов опеки. Эксперты значительную часть положений одобряют, но к некоторым предложениям появляются серьезные вопросы

Фото: depositphotos.com

Группа сенаторов во главе с Еленой Мизулиной внесла в Госдуму пакет законопроектов об изменениях в Семейный кодекс. В частности, они запрещают внесудебное изъятие детей из семьи, но препятствуют усыновлению детей лицами одного пола, в том числе сменившими пол.

Ограничение внесудебного порядка изъятия детей из семьи сохраняется, когда есть угроза жизни и здоровью. Принудительно разлучать ребенка с родителями можно будет только при их установленной вине и на основании решения суда о лишении родительских прав. Предлагается запретить органам опеки входить в жилье для проверки условий проживания ребенка без согласия жильцов.

Родители получат право привлекать родственников для воспитания детей без специального оформления их полномочий. К примеру, нельзя будет отобрать ребенка у бабушки, у которой нет доверенности от родителей. Кроме того, органы опеки не могут отказать в назначении опекуном человека, выбранного родителями, если они не могут выполнять свои обязанности.

У родственников ребенка будет приоритетное право при усыновлении. При этом нельзя отказывать родственникам из-за низких доходов или неподходящих бытовых условий. Предлагается совместное устройство оставшихся без попечения братьев и сестер.

Мнение ребенка от десяти лет будут учитывать при принятии решения о передаче его под опеку. Предусмотрен запрет возвращать в детский дом ребенка через три года после усыновления.

Появляется новая глава о временных мерах защиты ребенка, когда родители не могут осуществлять свои обязанности, например из-за госпитализации или задержания. Вводится запрет на заключение браков лицами, сменившими пол, и усыновление ими детей.

Адвокат, специалист по семейному и ювенальному праву Антон Жаров поддерживает законопроект об ограничении внесудебного изъятия детей, но считает, что надо доработать процедуру возврата детей в семьи.

Антон Жаров адвокат, специалист по семейному и ювенальному праву «У меня есть скромное предположение, что ряд авторов этих предложений просто не читали Семейный кодекс. Например, собираются гарантировать родителям право привлекать для воспитания детей родственников без оформления их полномочий. На сегодняшний день никому в голову не приходит спрашивать у бабушки разрешения на воспитание ребенка. Теперь это будет прописано в законе, например, для бабушек, а для двоюродной сестры это прописано уже не будет. Если же это будет прописано максимально широко как «родственники», то до какой степени считать человека родственником? Законопроектом предлагается совместное устройство в семьи братьев и сестер. Подождите, а сегодня как они устраиваются? А вот следующее просто вредное: вернуть ребенка в детский дом нельзя будет спустя три года после усыновления. Понятие «вернуть ребенка в детский дом» в законодательстве в настоящий момент отсутствует. У нас либо можно отказаться от опеки, либо, если речь идет об усыновлении, может быть лишь процедура, аналогичная лишению родительских прав. Запрещают усыновлять детей лицами одного пола. А сегодня это разрешено? Сегодня у нас это прямо запрещено в законодательстве. В том числе людям, сменившим пол. Здесь вообще какая-то странная история. Если уж сменил человек пол, значит, он его сменил. Или мы просто поражаем в правах людей, у которых произошло изменение пола».

Правозащитник, эксперт по правам семей и детей Анна Кисличенко считает, что сейчас не налажена в достаточной мере связь между опекой и родителями и это не отражено в поправках.

Анна Кисличенко правозащитник, эксперт по правам семей и детей «Если будет каким-то образом узаконено право родственников быть первыми опекунами после родителей, то это будет очень важно. На сегодняшний день ситуация такая, что бабушкам, тетям, дядям приходится бороться в очень неравной ситуации с потенциальными опекунами, потому что часто их материальное положение хуже, чем, например, у потенциальных опекунов. И я прямо сейчас знаю несколько ситуаций, когда родителей ограничивают в правах, бабушки хотят взять детей, но так получается, что органы опеки их водят за нос. И не работает не предварительная опека, то есть срочная, когда детей, например, забрали, и, казалось бы, что мешает их на следующий же день отдать бабушке. Что касается запрета вхождения органов опеки без согласия жильцов, органы опеки и сейчас не имеют права без согласия входить в квартиру. Правоприменительная практика такова: к ним приходят, например, органы опеки и говорят: «Давай, Маша, мы к тебе зайдем». Она говорит: «Нет». Они говорят: «Маша, давай мы тогда вызываем полицию, полиция вырезает тебе болгаркой дверь, и мы тогда уже детей забираем». И Маша, естественно, открывает дверь и всех пускает».

Отдельные вопросы вызывает поправка о запрете возвращать детей в детдом через три года после усыновления, отмечает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

Елена Альшанская президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» «Сама идея не возвращать детей в детский дом, конечно же, прекрасная, если бы у нас объективно было необходимое количество замещающих семей, готовых тут же такого отказного ребенка подхватить. Вот у нас каждый месяц примерно по десять таких отказных детей. Что имеют в виду законодатели под таким запретом? В детский дом он попасть не может, тогда куда? Если эта семья, например, не может и не хочет воспитывать ребенка, вы можете как-то заставить их это делать силой, оставить ребенка с людьми, которые его не любят и не принимают? Необходимо реформировать органы опеки. У нас вся система карательная, она не настроена на поддержку, на помощь, на восстановление отношений в тех ситуациях, где это возможно и нужно делать. Когда мы говорим о том, что это нужно менять, нам нужно обязательно менять это так, чтобы с водой не выплеснуть ребенка. Безусловно, при этом у нас должна оставаться система защиты ребенка. И сегодня наше законодательство, с одной стороны, не защищает детей, потому что там нет этих четких алгоритмов о том, как это насилие выявляется, о том, как реагирует на него опека, нет различия, например, между какими-то условиями проживания и насилием в отношении ребенка. То есть сегодня наше законодательство смешивает все это в одну кашу».

Всего сенаторы внесли на рассмотрение в Госдуму 112 поправок в 69 статей Семейного кодекса, две новые главы и 27 новых статей. Пакет разрабатывали три года.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию