16+
Суббота, 15 августа 2020
  • BRENT $ 44.95 / ₽ 3276
  • RTS1323.80
21 июля 2020, 20:24 Право

В деле «Нового величия» адвокаты вспомнили героев «Простоквашино» и Иуду Искариота

Лента новостей

В прениях сторон по громкому делу адвокаты подвергли детальному разбору действия главного свидетеля обвинения, которого они считают полицейским провокатором. В деле фигурируют сразу три фамилии одного и того же человека

Мария Дубовик.
Мария Дубовик. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

На процессе по делу участников экстремистской организации «Новое величие» в Люблинском суде Москвы в прениях сторон начала выступать сторона защиты. Адвокаты попросили суд оправдать подсудимых. Большая часть их выступлений бала посвящена разоблачению «полицейского провокатора», на показаниях которого, по их мнению, было построено все уголовное дело.

Из 12 защитников семи подсудимых во вторник приехали 11 — одна из трех адвокатов Марии Дубовик Каринна Москаленко по-прежнему не смогла вылететь на процесс из Франции из-за пандемии.

Выступление адвокатов открыл другой защитник подсудимой, Максим Пашков. Он начал свою речь, цитируя слова своего друга, писателя-фантаста Евгения Лукина. «Он сказал как-то: «Тяжелая у следователя работа. Начинаешь писать правду — исчезает состав преступления. Начинаешь выдумывать состав преступления — теряется связь с реальностью». Именно эту цитату можно поставить эпиграфом к уголовному делу «Нового величия»: следователь стал выдумывать состав и потерял связь с реальностью», — заявил Пашков.

Следователей, писавших обвинительное заключение, он сравнил с персонажами мультфильма про Простоквашино. «Каждый из нас помнит, как один герой начал писать письмо, другой продолжил, третий — закончил, а на выходе получилась совсем непотребная белиберда, от которой читатели письма попадали в обморок, — указал адвокат. — Так и с представленным суду обвинением».

Критикуя его, защитник отметил, что экстремистским сообществом может считаться организованная группа лиц, объединившаяся с целью подготовки и совершения преступлений по мотивам ненависти или вражды. Однако следствие цель и мотив действий фигурантов не прописало. «Можно цитировать и цитировать этот полет следственной мысли бесконечно, но предусмотренных законом мотивов и целей в обвинении, предъявленном Дубовик, не имеется», — был убежден адвокат.

«Коллекционер людей»

Значительную часть своей речи он посвятил фигуре засекреченного свидетеля Константинова, которого подсудимые знали как Руслана Данилова, а адвокаты выяснили, что его настоящее имя Раду или Родион Зелинский.

Именно он, назвавшись Русланом Даниловым, подал 4 марта 2018 года в ОВД «Марьино» заявление, ставшее основанием для возбуждения уголовного дела. «Защита с первого дня судебного следствия утверждала, что все указанное уголовное дело было результатом низкопробной полицейской провокации», — заявил Пашков. По его словам, Зелинский внедрился в чат подсудимых в мессенджере Telegram, пришел к ним на встречу и стал намеренно провоцировать подсудимых на совершение противоправных действий.

Об этом, по словам Пашкова, свидетельствуют показания самого Зелинского, который заявил, что «коллекционирует подобных людей», что изначально, влившись в эту группу, он имел целью сдать их правоохранительным органам, а подобным «революционерам» место в тюрьме.

Плата за помещение

Именно Зелинский, отметил защитник, имел непосредственное отношение к написанию устава и политической программы «Нового величия», о чем сказали подсудимые. Он же подыскал помещение для встреч подсудимых, договорился с владелицей помещения на Братиславской улице, Куницыной, об условиях аренды, использовав для оформления аренды паспортные данные постороннего человека.

Кроме того, Зелинский сам вносил арендную плату за помещение, при этом сумма значительно превышала собираемый размер так называемых членских взносов активистов, указал Пашков.

По его словам, изучив платежи этого человека, которые производились с помощью сервиса «Сбербанк Онлайн», защитники выяснили, что настоящее имя полицейского агента — Родион (или Раду) Владимирович З. Выяснить его фамилию также не составило труда.

Адвокат подчеркнул, что Зелинский пользовался помещением не только в дни проведения собраний участников «Нового величия», но и в иные дни, вел протоколы «собраний» и указывал в них данные о необходимости закупки оружия и боеприпасов. При этом все подсудимые показали, что инициатива приобретения оружия принадлежала Зелинскому, остальные участники встреч отнеслись к указанной идее отрицательно, сказал Пашков.

Он добавил, что именно Зелинский (что хорошо видно на одной из исследованных в суде видеозаписей) принес Руслану Костыленкову изготовленные им образцы листовок, чтобы тот их одобрил. Он же, выезжая в Подмосковье на так называемые тренировочные занятия, рассказывал другим, как с помощью «коктейля Молотова» нужно сопротивляться ОМОНу. В ответ на вопрос адвоката Карловой, что означали его высказывания, он сказал, что «просто пошутил», продолжил Пашков.

Защитник обратил внимание суда на то, что Зелинский-Константинов передал следствию жесткий диск с содержанием телеграм-чата участников «Нового величия» с внесенными в него изменениями. «Они очевидны, ведь записи, совершенные от имени подсудимых, содержат не только их псевдонимы (никнеймы), но и их настоящие имена, отчества и фамилии и даты рождения, что в оригинале чата невозможно», — сказал он.

Документ прикрытия

По словам защитника, в объяснениях, которые Зелинский дал в полиции как Руслан Данилов, указаны паспортные данные человека, которых нет в базах налоговиков.

«Защита имеет все основания полагать, что указанный паспорт с такими данными либо не выдавался вообще, либо является так называемым документом прикрытия, который, как правило, выдается лицу, сотрудничающему со спецслужбами», — сказал Пашков.

По его мнению, Зелинский-Данилов-Константинов был внедрен в группу молодых людей, в настоящее время являющихся подсудимыми по уголовному делу, «для того, чтобы искусственно создать не существовавшую на момент внедрения организацию для ее последующего разоблачения».

По мнению адвоката, еще одним аргументом в пользу этой версии защиты стали показания свидетеля Куницыной, которая сообщила суду, что сотрудник полиции Чижов, узнав о том, что платежи за наем помещения проходили с банковской карты Раду Владимировича З., просил ее никому, в том числе и следователю, не сообщать об этом. После этого между ней, Чижовым и ранее неизвестными ей лицами, представившимися сотрудниками ФСБ РФ, состоялся аналогичный разговор.

Также адвокат привел пример, как защита поймала на лжи главного свидетеля обвинения, спросив Константинова-Данилова-Зелинского о том, как он узнал фамилию Марии Дубовик. По его версии, он нашел ее в интернете, использовав краденую базу данных сотового оператора. Из нее он якобы узнал, что номер оформлен на Марию Дубовик.

Пойманный на лжи

Однако, подчеркнули адвокаты, номер телефона, которым пользовалась девушка, всегда был зарегистрирован на ее маму — Наталью Севастьянову. «Очевидно, что сведения о фамилии Марии он получил иным способом, а его ложь в этом мелком вопросе дополнительно свидетельствует о его связи со спецслужбами», — сказал Пашков.

Адвокат подчеркнул, что закон об оперативно-разыскной деятельности устанавливает строжайший запрет на так называемую полицейскую провокацию. Он добавил, что суд отказал защите в удовлетворении ходатайства, направленного на раскрытие реальных данных Константинова. «Но даже из того объема информации, которая была собрана защитой, представлена суду и исследована в судебном разбирательстве, версия о наличии полицейской провокации имеет под собой более чем серьезные основания: наш дом не построен на песке», — подчеркнул Пашков, назвав свидетеля обвинения Иудой. «Но Иуда хотя бы раскаялся в том грязном предательстве, Зелинский же гордится им», — заметил Пашков.

Завершая свою речь, он заявил, что вынесение обвинительного приговора по данному делу его подзащитной невозможно, а вынесение оправдательного приговора — необходимо.

Его позицию поддержала другой адвокат Марии Дубовик, Татьяна Окушко. Она подчеркнула, что Руслан Данилов 4 марта 2018 года обратился в полицию с заявлением о выходе из организации сразу после того, как она начала разваливаться. «К примеру, собиралась из нее выйти Мария Дубовик, которая 4 марта на встречу «Нового величия» пришла только для того, чтобы обсудить поведение Павла Ребровского, который ее задел. Его крайне испугало, что Руслан Костыленков хотел удалить чат и завести новый. Очевидно, что все эти события привели к тому, что Константинов поспешил с заявлением в полицию», — подытожила адвокат. Именно поэтому, на ее взгляд, оперативники приняли решение поскорее завершить спецоперацию, на которую было потрачено столько средств и усилий.

Ранее, 14 июля, прокурор просил признать подсудимых Петра Карамзина, Дмитрия Полетаева, Руслана Костыленкова, Вячеслава Крюкова, Анну Павликову, Марию Дубовик, и Максима Рощина виновными в создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК). От обвинения в участии в нем (ч. 2 ст. 282.1 УК РФ) прокуратура отказалась. Обвинение запросило для фигурантов от четырех лет лишения свободы условно до семи с половиной реальных лет заключения.

Пока непонятно, сколько дней понадобится защите и подсудимым, чтобы выступить в прениях. На заседании 21 июля, которое затянулось до половины девятого вечера, начал выступать адвокат подсудимой Анны Павликовой Николай Фомин, после чего слушание прервали до 23 июля. После того как прения завершатся, подсудимые скажут последнее слово и судья удалится на вынесение приговора.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию