16+
Пятница, 14 августа 2020
  • BRENT $ 45.00 / ₽ 3278
  • RTS1323.80
14 июля 2020, 20:50 Право

Фигурантов дела «Нового величия» потребовали отлучить от соцсетей

Лента новостей

В прениях сторон прокуратура отказалась от части обвинения, однако лишь для четверых подсудимых запросила условные сроки. Еще троих гособвинитель предложил отправить в колонию, а также запретить всем размещать публикации в интернете в течение нескольких лет

Фигуранты дела «Нового величия» Вячеслав Крюков, Руслан Костыленков, Петр Карамзин и Дмитрий Полетаев (слева направо).
Фигуранты дела «Нового величия» Вячеслав Крюков, Руслан Костыленков, Петр Карамзин и Дмитрий Полетаев (слева направо). Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

В Люблинском суде столицы 14 июля начались прения сторон по резонансному делу «Нового величия». Для семерых подсудимых прокуратура запросила сроки от четырех лет лишения свободы условно до семи с половиной реальных лет заключения. При этом, по мнению обвинителя, все семеро фигурантов должны быть осуждены за создание экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК). От обвинения в участии в нем (ч. 2 ст. 282.1 УК РФ) прокуратура отказалась. Впрочем, защита не усмотрела в этом проявления лояльности.

К прениям сторон суд пытался перейти с середины февраля. Заседание несколько раз откладывали из-за болезни судьи Александра Маслова, потом еще многократно — из-за ограничений в работе судов в период самоизоляции: подсудимых не доставляли суд, предлагая участвовать в слушании по видео-конференц-связи. Однако судья согласился с адвокатами в том, что в этом случае могут быть нарушены права подсудимых на гласность судебного разбирательства. В итоге к прениям сторон суд приступил с одиннадцатой попытки уже по окончании карантина.

Поддержать фигурантов приехали несколько десятков сочувствующих. Для того чтобы не создавать столпотворения, в суд пустили лишь пишущую прессу и родственников подсудимых. Не обошлось без накладок. Мамы подсудимых Дмитрия Полетаева, Марии Дубовик и Анны Павликовой не смогли попасть в зал и оказались в помещении для трансляции. После дискуссий с приставами у кого-то из них не выдержали нервы, и одна из женщин расплакалась.

Суд на стороне прокуратуры

Когда все наконец расселись, выяснилось, что под самый финал в деле сменилась команда гособвинителей. Судья Александр Маслов сообщил, что у прокурора Рустама Иванова диагностировали коронавирус, а у его коллеги заболел ребенок. В связи с этим в процесс вступили два новых гособвинителя, которые принесли с собой внушительные пачки листов.

Однако прежде чем дать им слово, суд по ходатайству прокуроров заново рассмотрел вопрос о нахождении фигурантов в СИЗО и под домашним арестом до 17 августа. Предыдущее решение суда, принятое 7 мая, ранее отменил Мосгорсуд.

«Я хочу, чтобы мне доходчиво объяснили, почему суд всегда на стороне прокуратуры. Я бы хотела, чтобы мне изменили меру пресечения», — обратилась к суду Мария Дубовик, настаивая на отмене домашнего ареста. Она сообщила, что ей необходима экстренная консультация с врачом, поскольку у нее обнаружили отслоение сетчатки глаза высокой степени.

Дубовик отметила, что больше года ездит на процесс и ни разу не сорвала его. Не было к ней нареканий и со стороны ФСИН в связи с соблюдением условий домашнего ареста. «Я являюсь студенткой ветеринарного института, и мне очень хочется продолжить обучение. Я уже не знаю, как и кого просить. Это же полезное дело», — привела подсудимая еще один аргумент.

Защитники находящихся под домашним арестом трех фигурантов просили перевести подсудимых под подписку о невыезде или запрет определенных действий (эта мера пресечения напоминает домашний арест, но не предполагает ношения электронного браслета), а защитники трех заключенных под стражу подсудимых ходатайствовали о переводе их под домашний арест. Однако суд счел, что основания, ранее послужившие для избрания фигурантам мер пресечения, не изменились и не отпали.

Доказательства вины

Для того чтобы дать оценку собранным доказательствам, у прокуратуры ушел ровно час. При этом в самом начале выступления гособвинитель Шапошников заявил, что считает доказанной вину всех подсудимых в создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ). Обвинение же в участии в преступном сообществе (ч. 2 ст. 282.1 УК РФ) он посчитал излишним и отказался от обвинения в этой части. «Вина подсудимых полностью доказана», — заявил прокурор.

По его мнению, вина подсудимых подтверждается собранными по делу доказательствами: показаниями свидетелей, результатами экспертиз, материалами дела, а также показаниями, которые фигуранты давали на следствии.

Прокурор напомнил, что в ходе судебного разбирательства подсудимые не признали вину. «Доводы защиты сводятся к тому, что все дело — это результат полицейской провокации Константинова (агент правоохранительных органов, вероятно ФСБ)», — напомнил гособвинитель. Однако, по его словам, провокация — это «искусственное создание условий для преступления», а подсудимые еще до знакомства с Константиновым создали чат в мессенджере Telegram под названием «Клуб любителей цветов», обсуждая необходимости создания организации. Таким образом, по мнению Шапошникова, у подсудимых имелся умысел на создание экстремистского сообщества.

Он озвучил позицию подсудимых, согласно которой именно Константинов, общаясь с ними в Telegram, высказал идею создания организации «Новое величие», написал ее устав и предложил политическую программу сообщества с целью свержения существующей власти и строя. Подсудимые утверждали, что этот человек, которого они знали как Руслана Д., предложил арендовать помещение для собраний, устраивать тренировки по изготовлению и метанию «коктейлей Молотова», а также стрельбе по мишеням из огнестрельного оружия в Подмосковье. Последние навыки планировалось использовать для применения к полицейским, если те будут мешать в совершении экстремистских преступлений, сказал прокурор.

Однако, анализируя переписку фигурантов и их показания, он пришел к выводу, что «доводы о том, что Константинов являлся автором устава программы организации, опровергаются собранными доказательствами». Он, в частности, заметил, что пункты политической программы разрабатывал Руслан Костыленков, а не Константинов.

Прокурор обратил внимание суда на то, что помещение на улице Братиславская действительно арендовал Константинов в конце 2017 года. Однако он сделал это по просьбе Костыленкова. «Таким образом, инициатива исходила от Костыленкова», — сделал вывод прокурор.

По его мнению, «Новое величие» отличалось «сплоченностью, стабильностью и постоянным составом», у которого имелись структурные подразделения: юридический, агентурно-вербовочный и боевой отдел.

Сроки для фигурантов

Посчитав Руслана Костыленкова лидером экстремистского сообщества, прокурор запросил для него самый большой срок в семь с половиной лет лишения свободы в колонии общего режима. Для Петра Карамзина он потребовал на год меньше — шесть лет лишения свободы, а для Вячеслава Крюкова — шесть лет заключения.

Четверым другим подсудимым — Анне Павликовой, Марии Дубовик, Максиму Рощину и Дмитрию Полетаеву — прокурор предложил назначить условные сроки с учетом их менее активной роли и положительных характеристик. Так, Анну Павликову гособвинитель предложил осудить на четыре года лишения свободы, Марию Дубовик — на шесть лет условно, а Полетаева и Рощина — на шесть с половиной лет лишения свободы условно каждого.

В качестве дополнительного наказания он потребовал лишить каждого из осужденных права публичного размещения материалов и обращений в интернете «для ознакомления с ними неограниченного круга лиц». Очевидно, что речь идет о запрете на публикации в соцсетях, который гособвинитель просил установить для подсудимых на сроки от трех до шести лет каждому.

Фигуранты выслушали запрошенные сроки, не проявляя эмоций. Чтобы подготовить свои выступления в прениях, адвокаты подсудимых попросили две недели. Судья дал им одну, предупредив, что с 21 июля планирует заседать ежедневно.

Позиция защиты

Покидая суд, защитники признались, что не удивлены тем, что прокуратура частично отказалась от обвинения, однако они не считают это проявлением лояльности. «Обвинение в создании экстремистского сообщества уже предполагает и участие в нем, поэтому вменять эту статью дополнительно было юридическим нонсенсом. Об этом мы говорили с самого начала, и мы предполагали, что она отпадет в прениях», — сказал Business FM защитник Полетаева Александр Борков.

Он и его коллеги заявили, что будут просить оправдать фигурантов. По их мнению, вина подсудимых в ходе судебного процесса доказана не была. «Если взять прокурора, то его речь на 90% была построена на показаниях единственного свидетеля обвинения — Костантинова, который фактически являлся провокатором. В суде, отвечая на вопрос о том, может ли кто-то еще подтвердить его показания, он сказал, что никто не может их подтвердить или опровергнуть. Вот и все доказательства обвинения в этом деле», — прокомментировал выступление процессуального противника адвокат Петра Карамзина Александр Лупашко. По его мнению, «прокуратура в своей речи ссылалась на косвенные доказательств, тогда как прямых доказательств, которые бы позволили запросить для фигурантов длительные реальные сроки, в деле нет».

Вместе с тем, полагает защитник, в деле имеются доказательства, опровергающие доводы прокуратуры. Например, видео- и аудиозаписи, на которых его подзащитный говорит, что сотрудникам полиции ни в коем случае нельзя сопротивляться, сказал он. Адвокат признался, что «шокирован» сроком в шесть с половиной лет, который для его клиента запросил прокурор. Он и его коллеги предположили, что просьба о реальном наказании для трех фигурантов объясняется желанием оправдать их содержание под стражей в течение более двух лет.

Ожидается, что после того как в прениях выступит защита, подсудимые скажут последнее слово и суд удалится на вынесение приговора. По мнению участников процесса, он будет оглашен в августе.

Перипетии дела

По версии следствия, участники «Нового величия» планировали захватить власть в России путем государственного переворота. Свою вину подсудимые отрицают. Их адвокаты утверждают, что «Новое величие» создал некий Руслан Данилов, который был внедренным сотрудником спецслужб. В защиту подсудимых не раз выступали различные правозащитные организации, а также Совет по развитию гражданского общества и правам человека.

Процесс по делу длится с 11 июня 2019 года. Первоначально подсудимых было восемь. Четверо из них — Петр Карамзин, Дмитрий Полетаев, Руслан Костыленков и Вячеслав Крюков — заключены в СИЗО. Еще четверо — Анна Павликова, Мария Дубовик, Сергей Гаврилов и Максим Рощин — помещены под домашний арест. Однако в октябре Сергей Гаврилов сбежал из-под домашнего ареста и попросил политического убежища на Украине. Его дело выделили в отдельное производство, объявив его в розыск.

Разбирательство сопровождали многочисленные скандалы. Так, незадолго до бегства Гаврилова в октябре 2019 года Руслан Костыленков и Вячеслав Крюков нанесли себе раны в зале суда и попали в больницу.

В том же месяце Мосгорсуд отменил приговор участнику экстремистской организации «Новое величие» Павлу Ребровскому, который признал вину и получил два с половиной года колонии общего режима. Позже Ребровский отказался от первоначальных показаний. Его сделку со следствием расторгли. Теперь его дело Люблинский суд слушает заново, уже с исследованием всех доказательств. Процесс проходит у другого судьи. Арест фигуранта пришлось отменить.

В разгар процесса подсудимая Анна Павликова вышла замуж за фигуранта другого громкого дела — осужденного на четыре года колонии за неоднократные нарушения порядка проведения митингов (ст. 212.1 УК РФ) Константина Котова. Впоследствии Мосгорсуд снизил ему наказание до полутора лет колонии.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию