16+
Суббота, 15 августа 2020
  • BRENT $ 45.00 / ₽ 3280
  • RTS1323.80
24 июля 2020, 14:45 Недвижимость

Илья Шумский: «Наша основная задача — изменить само понимание ремонта, сделать процесс комфортным, понятным, а главное – прозрачным»

Лента новостей

Какие ремонтные перспективы открывает масштабная IT-инфраструктура?

Илья Шумский.
Илья Шумский. Фото: «ПИК-ремонт»

Если вы попросите любую IT-компанию отремонтировать вашу квартиру, там очень, ну просто очень удивятся: «Да вы что, мы не занимаемся не своим делом!». А вот «ПИК-ремонт» как раз занимается своим делом — и, как ни странно это прозвучит, в итоге превратился фактически в IT-компанию. Как такое возможно? Какие ремонтные перспективы открывает масштабная IT-инфраструктура? И вообще, что такое ремонт в современном понимании этого процесса? На вопросы Business FM отвечает генеральный директор компании «ПИК-ремонт» Илья Шумский.

Обычно, когда есть крупная девелоперская структура и есть некое ее подразделение, которое занимается ремонтом, в голове мгновенно складывается комбинация — квартира с отделкой. Но я точно знаю, что вы совершенно по-другому позиционируете «ПИК-Ремонт». Как позиционируете и почему по-другому?
Илья Шумский: Совершенно верно, проект «ПИК-Ремонт» — это не типовая отделка от застройщика. К сожалению, пока нас часто путают. Если типовая отделка — это все же какой-то минимум, стандарт, то «ПИК-Ремонт» — это отделка по дизайн-проекту. У нас все и всегда индивидуально, и, наверное, стоит говорить уже о бизнес-классном уровне этого процесса. Основа нашей деятельности — проект «под ключ»: мы полностью сопровождаем нашего заказчика от момента зародившегося интереса к ремонтной теме до момента завершения ремонта. Кроме того, мы даем гарантию на ремонт, и вообще стараемся выстроить максимально долгосрочные отношения с нашими партнерами и клиентами.
Тем не менее, взаимосвязь с основным, головным «ПИК» есть?
Илья Шумский: Безусловно, есть. С точки зрения структуры «ПИК» — это наша материнская, головная, как вы правильно заметили, компания. Мы находимся в венчурном портфеле, есть такое направление у «ПИК» — «ПИК Ventures». И наша основная задача — изменить рынок, изменить целевую аудиторию, изменить само понимания ремонта, который вызывает у людей, наверное, панический если не ужас, то страх, сделать ремонтный процесс комфортным, понятным и самое главное — прозрачным.
Утверждение, что вы такие на рынке одни, что вы такие на рынке впервые — насколько оно верно? Я знаю, что вам пришлось довольно серьезно перестраивать бизнес по сравнению с тем, что было задумано изначально. И, кстати, рынок-то сам изменился за последнее время?
Илья Шумский: На рынке мы действительно одни. Были схожие проекты, которые пытались соединить отделку с IT, но не будем их называть, чтобы не создавать площадку для каких-то положительных или отрицательных комментариев. Мы смотрим за рынком СНГ, и на данный момент с точки зрения технологий, проектов офлайновой части и IT-части мы — действительно лидеры. В России и СНГ — стопроцентно. Да, нам пришлось сильно переформатировать продукт, поменять команду — достаточно серьезные изменения произошли полтора года назад. Мы поменяли и поняли свою новую целевую аудиторию, которая хочет делать ремонт по дизайн-проекту, которая хочет понимать, что получит в итоге прозрачный процесс, конкретные сроки, гарантию качества, возможно, страховку. Все это явно не базовый уровень отделки от застройщика, с чего мы фактически начинали. Сегодня мы делаем индивидуальный ремонт для конкретного заказчика, партнера, контрагента.
Вы же еще и инженерные моменты включаете, насколько я знаю?
Илья Шумский: Совершенно верно. С точки зрения инженерии (и вообще самого проекта, куда помимо дизайна, естественно, входят все разделы по инженерии) я думаю, на рынке в России мы также… не буду говорить номер один, но явно в топе.
Уже прозвучал самый интригующий лично для меня во всем «ПИК-Ремонте» термин — IT-компания. Мы сейчас к этому вернемся, но все-таки хочу повторить вопрос: рынок изменился за последнее время? Пандемия что-то показала?
Илья Шумский: Да, рынок изменился, и таким, как раньше, уже не будет. Мы наблюдаем у себя июньские продажи, ставшие рекордными за последние два года. Надеюсь, июль отметится еще одним рекордом с точки зрения выручки. Самое главное, что показала пандемия — люди, больше находясь дома, активнее хотят менять свои пространства: и квартиры, и дома. Мы ведь вышли в этом году на рынок загородной недвижимости — и здесь мы видим трехкратный рост и по числу запросов, и по числу проектов. Сегодня люди хотят жить в понятной, комфортной среде, которая технологична и, скажем так, контролируема больше, чем было раньше.
Вы хотите сказать, что, сев на карантин и в самоизоляцию, народ стал смотреть каждый день, 24 часа в сутки на свои стены, пол, потолок… Смотрел-смотрел и задумался: сколько же можно, давайте уже сделаем что-то человеческое из всего этого?
Илья Шумский: Совершенно верно. Раньше какая была потребность? В среднем, 60-70 квадратных метров в Москве; утром встать, выйти из квартиры, вечером вернуться в нее, соответственно, комфортно переночевать — и опять же утром встать и выйти. Теперь, во-первых, увеличились запросы по площади — появилась острая необходимость в местах для кабинетов, для какой-то понятной детской зоны, для обеденной зоны. Как я уже говорил, в разы выросли запросы на загородную недвижимость, и особенно на ее ремонт, отделку, разные другие виды работ. Потому что многие люди (в том числе и я, и мое ближнее окружение) поняли: если раньше мы были на сто процентов люди города, сейчас без личных 10-15 соток (ну, тут кому сколько — некоторым и гектара мало) сложно представить жизнь. Все осознали, что достаточно на месяц замкнуть тебя в пространстве, оставить без выхода (а фактически в рамках города, особенно центра Москвы — это реально без выхода), и твоя жизнь кардинальным образом меняется не в лучшую сторону. Поэтому стоит иметь какой-то запасной аэродром. И люди стали его обустраивать — это факт.
А вот среди тех, кто стал обустраивать, кого больше? Миллениалов или тех, кто постарше? Мужчин, женщин, студентов? Кто они — ваши клиенты?
Илья Шумский: Целевая аудитория — это все-таки 30-60 лет. Мы видим ежеквартально, каждое полугодие, каждый год, что миллениалов становится все больше. Но по факту, основные держатели капитала — это люди в возрасте 50-60 лет и старше. Поэтому, наверное, пока около 60% наших клиентов — все-таки более старшее поколение. Но и миллениалы, повторю, набирают обороты. Наше предложение — это их, это понятный им процесс: они хотят, как говорится, полный онлайн, они не хотят ездить в «Петрович», «Леруа» или на рынки, поэтому их доля растет. Я думаю, через несколько лет мы увидим расклад 50 на 50.
То, что «ПИК-Ремонт» говорит о себе, как об IT-компании — это и правда для меня большая загадка. Поясните, ну почему вы — IT?
Илья Шумский: Во-первых, в структуре группы есть компания, которая действительно занимается IT-разработкой. Во-вторых, IT мы используем в первую очередь для контроля качества и сроков внутри своих проектов — и ремонтных, и непосредственно во время отделки, и во время строительных работ. На данный момент у нас свыше 90% ремонтов сдается в срок и даже раньше срока. В первую очередь именно за счет того, что благодаря IT-инфраструктуре мы можем контролировать свою работу на сотнях, тысячах проектов. Стройка, как известно, бизнес офлайновый, то есть сами проекты, встречи с дизайнерами, особенно в бизнес-классе, встречи со своим прорабом, знакомства — вообще-то офлайн-процесс. Но при этом наша IT-платформа гарантирует полный, всесторонний контроль качества и сроков — а ведь именно это любому заказчику интересно в первую очередь.
IT-инфраструктура позволяет вам контролировать качество, сроки. А деньги?
Илья Шумский: У нас есть мобильное приложение, которое имеет версию для заказчика, для рабочего, для прораба, естественно, для головной компании. Внутри этого приложения есть счета эскроу, по которым двигаются средства клиента. И ни одна группа работ, например, покраска вашей любимой уже упомянутой стены, на которую вы смотрите каждый вечер, не будет принята, по ней не будут проведены средства до тех пор, пока заказчик не нажмет кнопку «Принять». Перед этим он может посмотреть фотоотчет, приехать на объект, позвонить прорабу, позвонить директору производства, в зависимости от того, какой у него запрос — офлайновый либо онлайновый. В любом случае до тех самых пор, пока заказчик не нажмет «ОК», деньги со счета эскроу не будут списаны, и рабочие, прораб и мы как компания не получим свои средства. Поэтому здесь стопроцентная прозрачность. И я думаю, мы действительно номер один — второй такой компании нет.
А давайте прямо с самого начала до самого конца распишем процесс. Вот, я, заказчик, решила прийти к вам. Я правильно понимаю, совершенно необязательно, чтобы я при этом покупала квартиру в компании «ПИК» — я же могу с любой квартирой к вам прийти?
Илья Шумский: Верно. Мы давно уже работаем не только с «ПИКом», но и в целом на рынке — как первичном, так и вторичном. Как выглядит процесс? Первое — встреча с дизайнером: есть вариант онлайн, но большинство людей выбирают офлайн — живое общение. Здесь мы определяем потребности и желания нашего заказчика (например, ремонт для себя либо для сдачи квартиры в аренду — это очень важно), узнаем количество членов семьи, предпочтения, уточняем информацию о домашних животных и так далее. Если это загородный дом, возможно, потребуется обустройство дополнительных площадей для обслуживающего персонала, словом — очень много нюансов. Так что первое и, наверное, главное — понять масштаб, принять планировочные решения, ну и по дизайну обсудить хотя бы набор материалов, приятных заказчику. Кто-то сразу выбирает дерево — чтобы вокруг были теплые тона, кто-то, наоборот, любит холодные металлические цвета — то есть, обсуждается набор чистовых материалов, с которыми нужно поработать. Это, повторю, первое, и, как я уже отмечал, наш фокус — онлайн, в который мы в принципе можем увести любую офлайн-встречу. Даже показ материалов — можем посылать образцы с курьерами. Иными словами, мы в состоянии абсолютно любой проект сделать без физического участия наших клиентов.
Хорошо, мы встретились с дизайнером, все оговорили — и дальше? Заказчику необходимо как-то контролировать процесс, вообще участвовать в нем? Я даже по-другому спрошу: а вам интересно, чтобы заказчик участвовал в дальнейшем процессе?
Илья Шумский: Да, конечно, интересно — минимально хотя бы. Есть такие заказчики, которые не хотят участвовать вообще, но потенциально должны — как минимум, придется скачать приложение, в котором они будут отслеживать весь процесс проектирования и дизайна. Сейчас мы рассматриваем опцию автоприемки. Это как раз для сегмента «бизнес ++», где заказчик очень часто говорит: «Отлично, фиксируем дизайн, фиксируем материалы, фиксируем сумму и то, куда ее «залить». И дальше только скажите, в какой день Х мне приехать порадоваться». Автоприемка будет — я думаю, мы ее реализуем в самое ближайшее время как раз в нашем приложении, в IT- системе. В основном заказчики хотят видеть фотоотчеты, хотят коммуницировать с прорабом — все это также реализовано в нашем приложении. Плюс, всегда есть возможность привлечь внешний технадзор — если клиент на этом настаивает, для нас это, наоборот, плюс.
А вообще, каких больше заказчиков? Тех, кто говорит: «Ребята, давайте сами, и не приставайте ко мне» или наоборот тех, кто очень активно пытается участвовать в процессе, влезают и порой даже мешают?
Илья Шумский: Мы видим, как рынок меняется. Еще два года назад, когда я пришел в компанию, было достаточно много заказчиков, которые очень хотели участвовать в процессе. Но жизнь ускоряется, переходит в онлайн, пандемия, все мы понимаем, это подстегнула, поэтому сейчас больше заказчиков, которые в рамках проекта проводят только одну встречу — для всего, что необходимо сделать с помощью электронной цифровой подписи (ЭЦП), для выборки материалов, быстрого согласования архитектурных решений. А все остальное они все больше хотят контролировать онлайн: время — деньги, лучше в освободившееся время заработать деньги и качественно их потратить либо инвестировать. Плюс, мы делаем все возможное, чтобы присутствие заказчика онлайн было для него комфортным, чтобы он мог ну разве что только не пощупать. Хотя с помощью курьерской доставки пощупать материалы тоже можно. Все больше заказчиков, которые приезжают только на этап выдачи ключей, либо даже ключи мы отправляем курьером по адресу, и не всегда в Россию.
К разговору о качестве. Говорят, что у вас какой-то несусветно жесткий отбор мастеров, которые с вами работают. Это правда?
Илья Шумский: Да, правда. У нас есть свой департамент массового подбора, в котором разработана многоуровневая система отбора мастеров. Это и онлайн-собеседование, и офлайн-встреча, и тестирование, и проверка службой безопасности банка-партнера (это наш любимый «Точка» банк). Любой мастер или рабочий — он либо ИП, либо самозанятый, поэтому, естественно, проводится налоговая проверка. В итоге около десяти уровней проверки до момента, когда мастер придет на свой первый объект и начнет работать — естественно, под пристальным контролем прораба.
Если этого мне как заказчику будет недостаточно — как я могу убедиться в том, что вы действительно качественно выполните мой заказ?
Илья Шумский: Первое, что мы практикуем, и многим заказчикам нравится — это экскурсия. То есть, можно реально прийти в процессе ремонта или отделки на любой объект. В основном, мы даем абсолютный выбор, показываем любые локации. Плюс параллельно мы стремимся не только обучаться сами, внутри компании, но и обучать наших заказчиков — и текущих, и потенциальных. Поэтому мы всегда стараемся организовать встречу в шоуруме, если это нужно, показать, рассказать. Опять же, у нас огромное портфолио, у нас есть 3D-туры, с помощью которых человек, находясь в любой точке мира, может побродить в онлайне по уже реализованным проектам. Ну, либо по своему проекту, если он не может или не хочет тратить время на то, чтобы участвовать в процессе ремонта.
Все уже выглядит привлекательно, но какие-то перспективные направления развития кроме автоприемки, о которой уже было сказано, есть? Вот, например, пока вы работаете в Москве и Московской области. А в регионы планируете выходить?
Илья Шумский: Регионы мы считаем. В первую очередь, понятно, Петербург. Он кардинально отличается от Москвы, я думаю, все предприниматели это понимают. Поэтому мы оцениваем и проводим маркетинговые исследования достаточно осторожно — там могут быть значительные... перекосы по основным нашим статьям и направлениям. А вот продукт, который мы сейчас точно хотим развить — «дизайн-проект в ипотеку». То есть, человек, купивший новостройку, получает на входе тот ремонт, ту отделку, те материалы, которые он хочет. При этом при наличии ипотеки ему не надо сразу «выдавливать» из себя ремонтно-дизайнерские миллионы, плюс — его ежемесячный платеж не будет увеличиваться так уж значительно.

С продуктом «дизайн-проект в ипотеку» компания «ПИК-ремонт» планирует выйти на массовый рынок в самое ближайшее время.

«Возможно, мы будем смотреть для этого какие-то города-миллионники и вообще присматриваться к тем сегментам, которые у нас еще не «покрыты». Я думаю, за этим будущее», — резюмирует Илья Шумский.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию