16+
Воскресенье, 27 сентября 2020
  • BRENT $ 41.79 / ₽ 3268
  • RTS1164.68
10 августа 2020, 22:33 Право

Родственники Марии Хачатурян вспомнили о «единичных» случаях насилия со стороны ее отца

Лента новостей

В Москве начался процесс по делу Марии Хачатурян — младшей из трех сестер, которые убили своего отца. Суд выслушал показания двух потерпевших, уверявших, что случаи насилия со стороны главы семейства были «единичными», и он был строг к дочерям лишь в «воспитательных целях»

Мария Хачатурян.
Мария Хачатурян. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Бутырский суд Москвы приступил к рассмотрению уголовного дела Марии Хачатурян — младшей из трех сестер Хачатурян, обвиняемых в умышленном убийстве своего отца. На момент совершения преступления она была признана невменяемой, но в настоящее время может осознавать происходящее.

Поэтому в суд дело Марии пришло с постановлением о применении к ней мер медицинского характера. В нем следствие просит направить девушку на принудительное амбулаторное лечение. После того как прокурор его озвучил, суд заслушал двух из трех потерпевших. Заседание заняло 5,5 часа.

Поддержать подсудимую пришло чуть больше десятка молодых девушек. Некоторые из них были ранее замечены на предварительном слушании по делу старших сестер Марии — Ангелины и Крестины Хачатурян, которых будут судить отдельно в Мосгорсуде с участием присяжных. Их отбор назначен на 31 августа.

На этот раз у сочувствующих не было в руках плакатов, вели они себя весьма сдержанно. Яростные крики «Свободу сестрам Хачатурян!» начались лишь когда в половине восьмого вечера участники стали покидать здание суда.

Жизнь без жалоб

Дело Марии Хачатурян приняла к производству тройка профессиональных судей. Поскольку на момент инкриминируемого преступления девушка была несовершеннолетней, слушание стартовало за закрытыми дверями.

Хотя у погибшего было четверо сестер, потерпевшими по делу были признаны две из них: Наира и Марина Хачатурян, а также муж третьей сестры Нелли, Геннадий Мусаелян, который одним из первых приехал на место происшествия. Показания 10 августа дали Наира Хачатурян и Геннадий Мусаелян. Оба уверяли, что случаев домашнего насилия со стороны погибшего к своим дочерям не замечали. «Наира пояснила, что ни разу ни одного заявления в полицию или жалоб ни от кого из членов семьи Хачатуряна (а семья очень большая) не поступало. Никаких синяков никто никогда [у девушек] не видел, — рассказала после окончания слушания представляющая интересы потерпевших адвокат Юлия Нитченко. — Был единственный случай с ключами, когда Михаил пришел и его сестры обманули. Он узнал об обмане и бросил их в сторону, не намереваясь попасть в кого-то. Он попал в Ангелину. Об этом узнала вся семья, и родственники его отчитали очень сильно».

«Подружки [Марии], которые по перепискам якобы знали, что Михаил бил и насиловал дочерей, незадолго до гибели вместе с ним пели в караоке», — добавила Нитченко.

«Им ничего не остается, как попытаться его выгородить»

В свою очередь у адвоката Марии Хачатурян Ярослава Пакулина осталось совсем иное впечатление от допроса потерпевших, которые, по его словам, были слишком многословны. «За этой многословностью люди старались скрыть горечь от того, что им приходится защищать брата, которого назвали насильником и преступником, растлителем своих детей. Им ничего не остается, как попытаться его выгородить. У меня создалось впечатление, что им было стыдно», — заявил Business FM защитник. По его словам, потерпевшие утверждали, что якобы имели место «единичные случаи» рукоприкладства со стороны Михаила «в воспитательных целях».

Он отметил, что после того как защита опубликовала в ходе следствия фотографию Ангелины Хачатурян с окровавленным виском, в который отец запустил ключами, его родственникам ничего не оставалось, как признать этот случай. Тем более что ранее девушки отправили фотографию своим тетям и друзьям. «Тетям девушек было известно о случаях насилия и жестоком обращении, но теперь они это отрицают», — продолжил Пакулин. Он отметил, что в ходе следствия защита пришла к выводу, что погибший был настоящим тираном. Так, когда Михаил Хачатурян возвращался домой, все его дочери должны были находиться там же, им запрещалось покидать квартиру, рассказал адвокат. Он заметил, что в день, когда Михаил запустил связкой ключей в Ангелину, девушка ничем не провинилась, а лишь случайно забыла связку в дверях, когда выбрасывала мусор.

Нож, топор и газ

57-летнего Михаила Хачатуряна убили 27 июля 2018 года. Его тело с множественными колото-резаными ранениями было найдено в его квартире на Алтуфьевском шоссе в Москве. По подозрению в совершении преступления были задержаны дочери погибшего: 19-летняя Крестина, 18-летняя Ангелина и их младшая 17-летняя сестра Мария. Дело вызвал широкий общественный резонанс, многие встали на сторону девушек, которые заявили об издевательствах и насилии со стороны отца. Адвокаты подсудимых утверждают, что в деле речь идет не только о моральном притеснении, но и о сексуальном.

По версии защиты, сестры расправились с отцом после того, как он в очередной раз стал «пытать» их, распыляя в лица перцовый баллончик за то, что они не разобрали его вещи после возращения из клиники, где он лечил нервы. При этом адвокат Крестины Хачатурян Алексей Липцер утверждает, что его подзащитная не принимала участие в убийстве, и в момент расправы была у себя в комнате, страдая от приступа астмы.

Обвинение же гласит, что Крестина Хачатурян присоединилась к сестрам, когда Мария била отца ножом, а Ангелина — молотком. Следствие считает, что Крестина Хачатурян распылила газовый баллончик, чтобы «дезориентировать» своего отца. Ангелина же нанесла решающий удар ножом отцу, выхватив оружие у сестры.

Всем троим вменяется убийство по предварительному сговору, совершенное группой лиц (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК). Эта статья предусматривает наказание на срок от восьми до 20 лет заключения.

Впрочем, отправиться в колонию Марии не грозит. Если суд отправил ее на лечение, то должен будет освободить подсудимую от уголовной ответственности.

Крестина и Ангелина проходят как свидетели по делу своей младшей сестры. Мария, в свою очередь, даст свидетельские показания у них на процессе. Все трое находятся под запретом определенных действий — мерой пресечения, которая не предполагает ношение электронного браслета, но налагает устанавливает ограничения, например, на общение друг с другом.

Однако защита считает, что в действиях 19-летней девушки отсутствовал состав преступления и их следует расценивать как необходимую оборону (ст. 37 УК РФ), которая по закону не является преступлением.

Ожидается, что на следующем заседании, 17 августа, суд допросит последнюю потерпевшую Марину Хачатурян, после чего начнется допрос 35 свидетелей обвинения.

Несостоявшийся разбор

«Их можно разделить на группы. Это свидетели из школы, в которой училась Мария, из колледжа, где училась Крестина», — рассказал Business FM Ярослав Пакулин. По его словам, другой блок свидетелей — сотрудники районной управы, входившие в комиссию по делам несовершеннолетних, где незадолго до случившегося должны были рассмотреть вопрос о принятии мер к Михаилу Хачатуряну как к отцу, который не обеспечивает детей образованием. «На комиссии должен был разбираться вопрос выполнения им родительских обязанностей, поскольку были сообщения из школы о том, что со стороны Марии были регулярные пропуски, отец не выходил на связь с учителями и не объяснял обстановку в семье. Представители общественности пытались попасть в квартиру, но не могли. Все это вяло раскручивалось, и, в итоге, заседание комиссии не состоялось. Государственные институты оказались не у дел, не вмешались вовремя и не вникли в ситуацию, и случилась трагедия», — сказал защитник. Он добавил, что также суд планирует допросить сотрудников медучреждений, где лечил, «но не долечил» психику Михаил Хачатурян.

Также защитник не исключает вызова в суд для допроса свидетелей экспертов, проводивших экспертизы. По прогнозам Пакулина, разбирательство может занять не меньше трех месяцев. «Согласно постановлению о применении мер медицинского характера, нет необходимости в стационарном лечении Марии, а достаточно амбулаторного наблюдения у психиатра», — сказал он. Однако, как считает адвокат, о каком бы то ни было принудительном лечении не должно идти речи. «Позиция защиты заключается в том, что состояние невменяемости не вступает в конфликт и противоречит состоянию необходимой обороны. То есть, если нам удается доказать, что Мария находилась в состоянии необходимой обороны, так же, как и ее сестра [Ангелина], то ни о каком принудительном лечении речи быть не должно, поскольку отсутствуют признаки преступления, и все медицинские меры должны быть добровольными», — считает адвокат.

Впрочем, защитник признался, что подобной судебной практики пока не существует, поэтому какое решение примет суд, покажет время. По его словам, Мария Хачатурян год назад успешно закончила школу. Однако с планами на будущее пока не определилась: «Она говорит: «Какие могут быть планы, пока моя судьба и моих сестер не решена?» — сказал адвокат. Он отметил, что показания близких девушку «сильно покоробили», однако он убедил ее воздержаться от высказываний, пояснив, что у нее будет возможность дать показания в конце процесса. Суд планирует слушать дело раз в неделю.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию