16+
Четверг, 22 октября 2020
  • BRENT $ 41.51 / ₽ 3181
  • RTS1155.24
5 октября 2020, 03:15 Общество

Об обысках в квартире журналистки Ирины Славиной и их последствиях. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Если посмотреть на историю Славиной и в одиночку поддерживаемого ею издания KozaPress за последние года два, то перед нами предстанет нескончаемая череда конфликтов с местными чиновниками и силовиками», — говорит политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Власти Нижегородской области проведут расследование гибели журналистки Ирины Славиной. Об этом губернатор региона Глеб Никитин сообщил на своей странице в Instagram. «Важно то, какие уроки и выводы будут сделаны», — отметил он. Ранее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова заявила о необходимости тщательного расследования смерти Славиной.

Нынешний обыск в квартире Ирины Славиной был далеко не первым ее столкновением с силовиками и судебной системой. К ней явились в шесть утра, имея на руках оборудование для принудительного вскрытия двери, хотя оно не понадобилось. Ее застали раздетой, изъяли все электронные носители, блокноты.

Как потом напишет Славина, видимо, искали икону с ликом Ходорковского. Не нашли. Впрочем, таково российское законодательство. Следователи даже у свидетеля, не то что у обвиняемого по делу, имеют формальное право проводить в том числе и такие действия, а также изымать все доказательства или улики, которые сочтут необходимыми для приобщения к делу.

Внезапность и даже унижение обыскиваемых в данном случае считается гарантией того, что свидетель не успеет ничего уничтожить. В Уголовно-процессуальном кодексе ничего не сказано про то, что нельзя приходить с обыском в шесть утра или нельзя выламывать дверь, если тебе немедленно не открыли.

Другое дело, что за показательно жесткими действиями нижегородских пинкертонов, наверное, можно все же усмотреть пристрастность по отношению именно к Славиной. А многие усомнятся, наверное, и в том, что такой обыск в такой форме тут вообще был целесообразен. Ведь даже если Славина проходила хоть бы и обвиняемой по делу о сотрудничестве с «нежелательной организацией», ей грозил бы штраф в размере от пяти тысяч до 15 тысяч рублей.

Однако если посмотреть на историю Славиной и в одиночку поддерживаемого ею издания KozaPress за последние года два, то перед нами предстанет нескончаемая череда конфликтов с местными чиновниками и силовиками. Ее уже не раз штрафовали и за участие в незаконных акциях, и за публикации в ее издании. Таскали в прокуратуру и на допросы.

Например, по статье за неуважение к власти в прошлом году штрафанули на максимальные 70 тысяч рублей за язвительную публикацию об открытии в нижегородской Шахунье мемориальной доски в честь Сталина. В июле прошлого года ее оштрафовали на пять тысяч рублей как раз по статье за участие в деятельности нежелательной организации — за освещение прошедшего в Тюмени форума «Свободные люди», связанного с «Открытой Россией».

Однако даже если бы она и сейчас была признана виновной в том же правонарушении, это не могло считаться злостным нарушением, каковое грозит штрафом от 300 тысяч до 500 тысяч или тюрьмой от двух до шести лет. Поскольку злостное — это дважды за год. Кому-то и такие карательные нормы покажутся жестокими, но таков российский закон, принятый в 2015 году. Если же посмотреть страницу Славиной в соцсетях, то мы увидим бесконечную и, кажется, безнадежную борьбу отчаянного одиночки за справедливость и против произвола и коррупции так, как она это понимала и считала нужным.

В соцсетях немало тех, кто осуждает Славину: мол, самоубийство не только грех, но и признание своего поражения. Охранители пишут и про то, что, мол, ненавистные им «либерасты» теперь сделают из активистки-журналистки «сакральную жертву». Хотя на самом деле вряд ли: пошумят, да и успокоятся, как обычно.

Еще вспоминают, как 20 июня прошлого года Славина на своей странице в Facebook рассуждала о том, что если она покончит с собой возле проходной у одного из силовых органов, то какое значение возымеет приближение государства к «светлому будущему» этот ее гипотетический акт. Довелось столкнуться с мнением, что в советское время за такую склонность к суициду в политических целях ею тотчас занялась бы советская карательная психиатрия и спасла бы ей жизнь.

Вообще, наверное, эти люди в чем-то правы. Ведь если тебя только за последние два года уже несколько раз привлекали к административной ответственности за чересчур пассионарную и критическую позицию и журналистскую деятельность, когда тебе вспарывали колеса машины, а до этого несколько раз увольняли с работы за оппозиционность без границ и краев, то продолжать в том же духе, наверное, есть сумасшествие, притом что у тебя муж, семья, дети. Можно и о них подумать.

Это примерно такое же сумасшествие, наверное, как в советские годы проголосовать открыто на собрании против линии партии, когда все за. Или выйти на Красную площадь в знак протеста против подавления танками Пражской весны. Да и вообще, люди, которые высовываются слишком часто и высоко, многим кажутся сумасшедшими.

Иногда они действительно психически не очень уравновешенны. Но поставьте себя на их место. Хотя не дай бог, конечно. Лучше не надо. Возможно, они постепенно сходят с ума в том числе от отчаяния и беспомощности. Всего лишь потому, что окружающие их люди убийственно спокойны и безразличны к происходящим несправедливостям и произволу.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию