16+
Пятница, 27 ноября 2020
  • BRENT $ 48.90 / ₽ 3703
  • RTS1307.14
28 октября 2020, 16:30 Компании

Юрий Бабин: этот год заложил новые векторы для наших клиентов

Лента новостей

По его словам, всех клиентов объединяет способность принимать правильные решения и добиваться высоких результатов

Юрий Бабин.
Юрий Бабин. Фото: МКБ

Руководитель mkb private bank Юрий Бабин рассказал о том, как пандемия повлияла на private banking в России, как изменился интерес к инвестиционным продуктам и какие политические и экономические риски влияют на рынок.

Подходы разных банков к сегменту private banking отличаются друг от друга, поэтому хотелось бы начать с азов. Клиент mkb private bank кто он? Каков порог входа в сегмент и в чем принципиальное отличие вашего предложения от предложений конкурентов?
Юрий Бабин: Клиент mkb private bank — это топ-менеджер, владелец среднего, малого бизнеса, крупной компании, представитель шоу-бизнеса или спортсмен. Следует отдельно подчеркнуть последнюю составляющую, так как в нашей команде работает бывший футболист Илья Чебану, который, по сути, является амбассадором бренда и группы в мире спорта. И это важный момент, отличающий нас. Много кто рассматривает такие решения, но мало у кого это получается. И мы одни из них.
Вы перечислили широкий круг профессий, но что их объединяет? Может, порог входа?
Юрий Бабин: Вы знаете, их прежде всего объединяет способность принимать правильные решения и добиваться высоких результатов. Такие люди есть во всех сферах, и мы, естественно, с ними работаем. А порог — это базовый элемент, который позволяет предложить интересное решение с минимальными рисками и максимальной доходностью. Если говорить про наши требования, входной порог в mkb private bank в Москве — 20 млн рублей, 50 млн рублей — предложение для клиента становится полностью бесплатным, для клиентов Санкт-Петербурга — от 30 млн рублей.
Традиционно private banking подразумевает тесное, личное, очное сотрудничество с персональным менеджером. За последние полгода все перешло на дистанционный формат. Как на это отреагировал сегмент private banking?

Юрий Бабин: Private banking — бизнес живого общения, это заложено в его идеологию. И, приезжая к нам, клиенты решают не только вопросы, связанные с консультированием или с текущим обслуживанием, но и обсуждают финансовые и экономические новости, делятся моментами, которые в их жизни происходят. Конечно же, мы испытали определенное ограничение в силу тех процессов, с которыми столкнулся весь мир. С точки зрения техники, как ни странно, глобальных изменений не произошло. МКБ — технологичная структура. И была такой и до введения ограничений. Поэтому мы предоставили клиентам все решения, которые позволяют удаленно проводить операции и использовать каналы для получения конкретных результатов. С другой стороны, мы не уходили и от личного общения, когда это было позволено властями города. Естественно, обеспечивая все необходимые меры по соблюдению безопасности.

Сократилось ли число тех, кто ранее предпочитал приехать лично, но в силу обстоятельств, даже получив такую возможность, решили все-таки ограничить количество встреч?
Юрий Бабин: Количество встреч действительно сократилось. Дело в том, что в рамках идеологии бизнеса мы стараемся быть рядом с клиентом. Однако сейчас мы стараемся сделать так, чтобы, приезжая на работу или в свой любимый ресторан, клиент мог решить свои финансовые проблемы, не приезжая к нам. И для многих клиентов это привычно.
По каким вопросам клиенты, несмотря ни на что, предпочитают очный контакт?

Юрий Бабин: Прежде всего — по вопросам, которые касаются финансовых решений. Рынки, безусловно, отреагировали на те изменения, которые произошли. Естественно, необходимо было проводить сделки, планировать и корректировать решения, возможно, изменять какие-то стратегии, которые у клиентов были ранее. Вторая причина — вопросы, связанные с текущими обстоятельствами: расчетно-кассовым обслуживанием, обменом валюты, получением и внесением наличных денежных средств. И третья причина — консультирование клиентов в налоговой сфере, в сфере валютного регулирования цен, медицины.

Как пандемия повлияла на фондовый рынок? Какие изменения возможны в ближайшем будущем?
Юрий Бабин: В этом году появился субъективный фактор, который ранее никем не учитывался и никак не влиял на рынки. С другой стороны, в субъективности мы живем уже определенное время. И видим, что иногда политические события оказывают большее влияние, чем реальные и объективные экономические показатели компании: например, говоря про стоимость акций. Поэтому глобально сказать, что что-то новое произошло, нельзя. Да, мы видели, как на старте эпидемиологического кризиса просели рынки, мы видели, что происходило в Америке, хотя она достаточно оперативно восстановилась. То же самое происходило и у нас: были серьезные движения, рынки падали на 5-10% в день, но любое падение — это прежде всего возможность. Возможность для тех, кто находится в бумагах, докупить и усреднить свои портфели. Для тех, кто ждал этого шанса, — сформировать портфель. Для тех, кто смотрит на новые возможности, — реструктурировать. С этой точки зрения любое движение для нас и для наших клиентов — это благо. Самое неприятное, когда рынки стагнируют и нет ветра в парусах.
Во что лучше пока не инвестировать? Какие отрасли данную кредитную ситуацию переживут с успехом, а какие рискуют потерять?

Юрий Бабин: Во-первых, мы надеемся, что все отрасли эту ситуацию переживут успешно. Над рынком довлеет политическое событие сезона — это выборы в Америке. Причем политические и экономические риски, связанные с этим событием, во многом нашли свое отражение в ценах и в том числе в инструментах, которыми пользуются наши клиенты. Но до тех пор, пока это не реализуется, до конца финализировать мы, конечно же, не можем. Риски в текущем режиме также сильно отражены в акциях и облигациях компаний нефтегазового сектора. Да, не факт что они будут нивелированы, но если это произойдет, то это может оказаться интересным и весьма любопытным с точки зрения получения дохода. В какой-то степени мы можем говорить о бумагах потребительского сектора, хотя в настоящий момент цены высоки. Тем не менее определенный, пусть не самый большой, потенциал роста у них также в текущем режиме заложен. Но в остальном этот год заложил новые векторы, показал новые сегменты бизнеса, который востребован. За этим надо продолжать наблюдать.

Мосбиржа ежемесячно заявляет о росте количества брокерских счетов. Очевидно, и у ваших клиентов увеличился интерес к инвестиционным продуктам. Какие именно продукты предпочитают состоятельные клиенты?
Юрий Бабин: Наши клиенты во многом консервативны. Стандартно их интересуют решения в сфере облигаций: рублевые облигации, облигации первого эшелона, корпоративные и суверенные еврооблигации. Достаточно большой спрос в настоящий момент со стороны наших клиентов на золото. Учитывая огромный объем ликвидности, который поступал и поступает на рынки, естественно, инвесторы смотрят на вечные ценности, смотрят на средства диверсификации. Таких средств не очень много, но золото — одно из них. Несмотря на высокий ценовой уровень, который мы видим в настоящий момент. И третий момент — это точечные решения, связанные с акциями.
Вы недавно присоединились к команде МКБ, имея при этом богатый опыт работы в private banking. Почему вы приняли это решение и какие практики планируйте внедрять в МКБ?
Юрий Бабин: Мне повезло работать в нескольких структурах. Мне нравится участвовать в развитии, мне нравится строить, мне нравится добиваться результата для клиентов, для акционеров и работодателей. В настоящий момент группа МКБ таковую возможность предоставляет. Группе около 30 лет, бизнесу mkb private bank — гораздо меньше. И тот путь, который некоторые наши коллеги проходили десятилетиями, мы можем пройти в гораздо более короткие сроки. Это интересная и любопытная задача. Именно этим я руководствовался, принимая такое решение. Кроме того, мне нравится команда, которая работает здесь. Несмотря на формальную ее молодость, люди, которые в ней состоят, работают уже 15-20 лет. И мы хотим создать тот домашний бизнес, который нацелен на доход и удобство клиентов. Так или иначе многие наши коллеги и конкуренты являются заложниками стратегий, которые они проживали. Мы же в данном случае не имеем этих ограничений и можем сделать то, что клиенты либо не получали, либо то, по чему они соскучились.
Вы сказали, что за довольно короткий промежуток времени старались сделали максимум для того, чтобы добиться того же, чего ваши коллеги добивались годами и десятилетиями. Как это выглядит в цифрах?

Юрий Бабин: О конце года говорить еще рано, несмотря на то что остается чуть более двух месяцев. Для банка и для нашей сферы — сезон в самом разгаре. Тем не менее, анализируя промежуточные цифры, для нашего бизнеса год оказался непростым, но достаточно успешным. Мы приросли в портфеле, который доверяют нам наши клиенты, более чем на 40%. Число клиентов увеличилось на 34%. Доля инвестиционных продуктов в портфеле выросла в три раза. И более трети портфеля связано с инвестиционными и страховыми составляющими. Конечно же, следует рассказать и об определенных свершениях с точки зрения инфраструктуры. Также несколько недель назад мы открылись в Санкт-Петербурге. Наш девиз — «Новая классика». И наше историческое здание в Санкт-Петербурге в полной мере отражает его. С одной стороны — стены, пропитанные историей, с другой стороны — технологичность решений.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию