16+
Пятница, 27 ноября 2020
  • BRENT $ 48.90 / ₽ 3703
  • RTS1307.14
29 октября 2020, 08:11 Политика

Убийство французского учителя истории как фактор большой политики. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«В отношениях президентов Реджепа Эрдогана и Эммануэля Макрона все уже далеко зашло. Инцидент с убийством учителя, оскорбившего пророка, стал лишь поводом для обострения позиций обоими политиками», — говорит политолог. Как вести себя Москве?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/Reuters

Дмитрий Песков отреагировал на послание Рамзана Кадырова президенту Франции Эммануэлю Макрону. В нем Кадыров назвал Макрона «вдохновителем терроризма в своей стране» и предложил ему прекратить атаки на ислам. Песков же заметил, что определять внешнюю политику имеет право президент, но не глава субъекта.

Кадыров же на это ответил, что писал не как глава Чечни, а как мусульманин. И, отстаивая свою точку зрения, он готов на любые жертвы — лишиться должности или даже жизни. Как далеко зайдут споры вокруг оценки причин и последствий резонансного преступления и к чему приведет словесная перепалка между президентами Турции и Франции?

В отношениях президентов Реджепа Эрдогана и Эммануэля Макрона все уже далеко зашло. Инцидент с убийством учителя, оскорбившего пророка, стал лишь поводом для обострения позиций обоими политиками. Макрон подчеркнуто резко отреагировал на это событие, заявив, что «мракобесие и насилие не пройдут», а также выразил мнение, что ислам как религия «переживает кризис во всем мире».

Эрдоган, в свою очередь, посоветовал Макрону «проверить свою психику» в связи с призывом защитить светские ценности от радикального исламизма. Франция впервые в современной истории отозвала посла из Турции, а турецкий президент призвал к бойкоту французских товаров. Скандальный журнал Charlie Hebdo не остался в стороне и опубликовал карикатуру на самого Эрдогана. Однако сам по себе конфликт отнюдь не носит карикатурного характера и имеет потенциал к дальнейшей эскалации.

Каждый политик в этом конфликте, претендующем на отражение «борьбы цивилизаций», преследует, помимо высоких идейных, свои вполне приземленные политические цели. Макрон стремится набрать очки на защите «традиционных ценностей», тем более что на тревожном состоянии экономики или совсем безуспешной борьбе с коронавирусом столько очков точно не наберешь. Он явно нацелился на правый электорат, который ему лишь отчасти, и то с большим трудом, удалось мобилизовать на прошлых президентских выборах. А ведь уже и новые не за горами — в 2022 году.

Французский президент уже не раз выступал в этом году с призывами покончить в стране с «исламским сепаратизмом» и даже готовится вынести на обсуждение соответствующий закон. Он также призывал отказаться от иностранных имамов во французских мечетях, при том, что примерно половина из трех сотен таких священнослужителей являются как раз турками, а из 2500 мечетей, имеющихся сейчас во Франции, около 400 находятся, как считают власти, под непосредственным влиянием Анкары.

Эрдоган же, у которого внутри страны сейчас проблем тоже хватает, а турецкая лира в падении бьет один антирекорд за другим, стремится предстать чуть ли не защитником всех мусульман. Это является в том числе средством сплочения его собственной политической базы внутри страны, которая под влиянием очевидных экономических проблем в последнее время закачалась.

Число конфликтных ситуаций между Парижем и Анкарой в последние месяцы заметно возросло. Турция вовлечена сразу в несколько конфликтов, и по каждому из них официальный Париж выступал с резкой критикой турецкой политики — по Сирии и Ливии, по конфликту Турции и Греции на фоне ведения турками разведки запасов нефти в греческих территориальных водах.

Макрон, кстати, уже не раз призывал ввести санкции против Турции из-за ее действий в Восточном Средиземноморье. Он также призывал все средиземноморские страны объединиться, чтобы поставить заслон на пути «империалистической Турции». В обострившемся конфликте в Нагорном Карабахе Париж однозначно поддержал Армению. Именно Макрон поднял тему переброски сирийских боевиков через Турцию в Азербайджан, заявив, что Франция «не оставит армян».

Что касается позиции России, то ей будет весьма трудно определиться в данном конфликте между Парижем и Анкарой. С одной стороны, Владимир Путин выражал соболезнование Макрону в связи с убийством учителя Самюэля Пати. С другой, он вчера провел переговоры по телефону с Эрдоганом. Среди прочего наверняка обсуждался Карабах, где Турция настолько сильно хочет выступить, как она говорит, посредником в мирном урегулировании, что наращивает военную помощь Азербайджану.

Ни Франция, ни Турция не являются нашими союзниками. Ни один из амбициозных президентов не оценит по достоинству нашу поддержку в этом политическом конфликте. Хотя сама по себе политизация ислама и превращение его в часть доктрины внешней политики той же Турции не может не беспокоить. Однако ситуация на сегодня в тактическом плане для Москвы такова, что в силу слишком многих причин ей лучше вообще никак не определяться в этом конфликте, ограничившись тем, что сказал Песков по поводу заявлений Кадырова.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию