16+
Вторник, 24 ноября 2020
  • BRENT $ 45.13 / ₽ 3438
  • RTS1256.81
6 ноября 2020, 16:30 Общество

«Великий человек, который очень мощно умел видеть людей». Умер Михаил Жванецкий

Лента новостей

Сатирик ушел из жизни в возрасте 86 лет. Осенью он объявил, что прекращает публичные выступления. Жванецкий жаловался на плохое самочувствие

Михаил Жванецкий.
Михаил Жванецкий. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Обновлено в 22:58

Писатель-сатирик Михаил Жванецкий умер на 87-м году жизни, сообщает РБК со ссылкой на его представителя Олега Сташкевича. Смерть артиста подтвердила и певица Алла Пугачева. «Вот и все. Ты ушел от нас навсегда. Невосполнимая утрата. Друг мой, ты незабываем. Ты всегда в моем сердце», — написала она в своем Instagram.

Причины смерти писателя не уточняются. В октябре он объявил о прекращении концертной деятельности. Как заявил тогда представитель сатирика, Жванецкий считает, что «стареть нужно дома».

Михаил Жванецкий родился 6 марта 1934 года в Одессе в семье врачей. С началом Великой Отечественной войны отец был призван в армию в качестве военврача. Семья вернулась в Одессу из эвакуации после освобождения города в 1944 году.

В 1956 году Михаил Жванецкий окончил Одесский институт инженеров морского флота по специальности «инженер-механик». После окончания учебы работал в Одесском порту, затем — инженером по подъемно-транспортным механизмам на городском заводе «Продмаш». В студенческие годы участвовал в самодеятельности, где начал писать миниатюры и монологи. В 1963 году во время одесских гастролей Ленинградского театра миниатюр познакомился с его руководителем Аркадием Райкиным, который включил произведения Жванецкого в репертуар театра.

За это время он написал более 300 миниатюр и монологов для актеров Романа Карцева и Виктора Ильченко, с которыми в 1970 году открыл в Одессе Театр миниатюр при филармонии. Вместе со Жванецким Аркадий Райкин поставил в 1969 году программу «Светофор», в которой впервые прозвучали миниатюры Жванецкого «Авас», «Дефицит», «Век техники». В 1978 году Жванецкий впервые появился на центральном телевидении в передаче «Вокруг смеха». До этого выступал вне экрана. В 1988 году создал Московский театр миниатюр. Регулярно публиковал статьи в журнале «Огонек». Жванецкий — автор сборников «Моя Одесса», «Год за два», а также пятитомного собрания сочинений. Был членом Союза писателей Москвы и Русского ПЕН-центра.

Супруга Михаила Жванецкого Наталья родом из Одессы, гидролог по образованию, работала в проектном институте, затем — костюмером в театре. У Жванецкого пятеро детей, в том числе внебрачные, и трое внуков.

Его очень любили приглашать на закрытые мероприятия, которые сейчас назвали бы корпоративами номенклатуры, популярность Жванецкого сопоставима с популярностью Высоцкого. Не меньше любили Жванецкого и обычные люди — за его тонкие и при этом точные формулировки. Существует огромное количество сборников цитат Михаила Жванецкого. Вот лишь некоторые из них:

«Добpо всегда побеждает зло, значит, кто победил, тот и добрый».

«Лучше с любовью заниматься трудом, чем с трудом заниматься любовью».

«Высшая степень смущения — два взгляда, встретившиеся в замочной скважине».

«Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть».

«Мыслить так трудно, поэтому большинство людей судит».

«Труднее всего человеку дается то, что дается не ему».

«Сколько у государства ни воруй, своего не вернешь».

«Лысина — это полянка, вытоптанная мыслями».

«Мало знать себе цену — надо еще пользоваться спросом».

«Алкоголь в малых дозах безвреден в любом количестве».

«Мудрость не всегда приходит с возрастом. Бывает, что возраст приходит один».

«Если ты споришь с идиотом, то, вероятно, то же самое делает и он».

«Счастлив ли? В разное время на этот вопрос отвечал по-разному, но всегда — отрицательно».

«В жизни всегда есть место подвигу. Надо только быть подальше от этого места».

«Литература — это искусство избегать слов».

Михаил Михайлович давал комментарии нашей радиостанции. А весной 2017 года он поздравил Business FM с десятилетием:

На сайте и в сообществах в соцсетях театра «Сатирикон» появилось видеообращение художественного руководителя, актера Константина Райкина, который вспоминает Михаила Жванецкого.

«Умер Михаил Михайлович Жванецкий, Миша Жванецкий для меня. Я так говорю, потому что с его молодости и с моей юности мы были дружны благодаря прежде всего моему отцу, который сыграл огромную роль в его судьбе. И он сыграл огромную роль в истории нашего театра, это только небольшая часть того огромного дела, которое он сделал для нашей отечественной культуры, для литературы, просто для граждан нашей страны. Потому что он больше чем писатель-сатирик, он был просто замечательный писатель, со своим миром, со своей философией. Он, конечно, уже классиком был при жизни. Он был абсолютным одесситом всегда, он вслед за Бабелем опять возвел Одессу в целое явление духа. При всей глубине он все-таки был каким-то удивительно оптимистичным человеком, и он украшал жизнь. Такой одессит всея Руси».

Вот как о Жванецком вспоминает его друг, писатель-сатирик Семен Альтов:

Мы познакомились, еще когда он вслед за Ильченко и Карцевым переехал к Райкину и появился в Питере в 1975 году. А я в то время работал в ленинградском Доме актера. Он там часто бывал, мы виделись периодически, выпивали вместе, выступали несколько раз еще по-самодеятельному в каких-то компаниях вместе. Потом он резко стал набирать, поскольку действительно гениальный совершенно человек. Каждая его миниатюра, вклад в исполнение Ильченко и Карцева, вся история Советского Союза в этой десятиминутной миниатюре. Все, что мы пережили, все, чем мы жили, как мы жили, сложились в эти десять минут, гениально написанных и гениально также сыгранных Ильченко и Карцевым. В Одессе, когда была «Юморина», мы там встречались. Для меня всегда это очень запоминающиеся были встречи, поскольку от него шла такая энергия, что при тебе мужчины становились умнее и остроумнее, а женщины симпатичнее. Вот какое-то поле было вокруг него. Несколько раз он был у нас дома, ему очень нравился борщ, который Лариса готовила.

Говорят, что номенклатура очень любила, не давала особо прохода на сцену, но на свои закрытые мероприятия приглашала?

Да, как и Высоцкий, он был любим и необходим от и до. От низов до верхов. Я не знаю, все ли они понимали, как у них там было с юмором, но то, что они знали, что это смешно, и им тоже хотелось посмеяться, наверняка был приглашаем, о чем он мне и рассказывал.

Артист всего один день не дожил до 30-летия Всемирного клуба одесситов, который он возглавлял. В 2009 году бульвар Искусств в Одессе был переименован в бульвар Михаила Жванецкого. О писателе вспоминает обозреватель «Российской газеты» Сусанна Альперина.

Сусанна Альперина обозреватель «Российской газеты»
«Редкий случай, когда не знаешь, что сказать. У меня все время был один президент, пусть не обижаются другие президенты. Это президент нашего Всемирного клуба одесситов Михаил Михайлович Жванецкий. Это какая-то ужасная злая ирония судьбы, что он не дожил один день до 30-летия клуба одесситов. Мы завтра отмечаем 30-летие этого клуба. И я помню как сейчас, как он 30 лет назад выехал на сцену одесской Музкомедии, он еще кучерявый был, на белом коне. И мы создавали тогда клуб, он был сразу выбран президентом. И если бы вы попали в помещение клуба, вы бы увидели там везде его цитаты. Ну, например, всем клубом всегда говорим фразу «всегда неподалеку», это его фраза. То есть мы не прощаемся, а говорим «всегда неподалеку», то есть рядом. Или у нас там в штаб-квартире клуба висит на Маразлиевской «алкоголь в малых дозах полезен в любом количестве» и очень смешной шарж Жванецкому. Мы между собой говорим всегда о том, что Михалыч — для радости, мы его лишний раз старались не грузить какими-то проблемами, он создан для того, чтобы нести радость другим. Для меня такие люди, как Табаков, Говорухин, они из жизни не уходят, потому что физическая жизнь — не жизнь. И без Жванецкого просто своей жизни вообще не представляю. Должна просто сказать слова любви и восхищения, не только Михаилу Михайловичу, но и его окружению, его жене Наташе, его директору Олегу Сташкевичу, его сыну Мите, которые очень трогательно до последнего о нем заботились. Я наблюдала за этим со стороны, и каждый раз подкатывал ком к горлу. Может быть, сейчас жалею о том, что лишний раз не приехала».

К творчеству Жванецкого, не будучи артистами, прибегали в своих выступлениях многие политики. Его пяти слов часто хватало, чтобы заменить длинные речи, говорит писатель-сатирик Виктор Коклюшкин.

Виктор Коклюшкин писатель-сатирик «Сейчас, когда русскоязычный мир по всему миру рассеялся — по Америке, Франции, Германии, Канаде, — цитаты Жванецкого по всему миру рассеяны. Он как сеятель. Разница между современными юмористами и Жванецким в том, что современный хочет рассмешить, Жванецкий хотел что-то сказать, свои мысли передать народу. Чтобы были мысли, надо быть умным, наблюдательным. Уходят большие люди, остаемся мы, маленькие. Мы будем хихикать над маленькими проблемами, а он смеялся над большими. И опять, к разговору на Business FM, можно сказать, что идет дискуссия о том, что есть элитарное искусство или неэлитарное. Элитарный зритель себе как бы Жванецкого забрал, но на самом деле массовый зритель был у Жванецкого, у Карцева с Ильченко хохотали все. Остались другие юмористы, которые ходят по земле, а он все-таки над землей парил».

С 2002 года Михаил Жванецкий был ведущим ежемесячной телепередачи «Дежурный по стране», его соведущим много лет был писатель, режиссер Андрей Максимов. Вот что он вспоминает о сатирике.

Андрей Максимов писатель, режиссер «Михаил Михайлович Жванецкий был великий человек, который очень мощно умел видеть людей, очень честно про это рассказывать. Как всякий великий человек, он был непрост в общении, я не могу сказать, что это был какой-то прямо суперобщительный простой человек. Годы, когда мы делали «Дежурный по стране», — это важный в моей жизни момент, и он никогда больше не повторится. Очень многое я уже от Жванецкого узнал, и общаться с ним было трудно, но важно и интересно. Жванецкий был как очень любим людьми, так и очень ими нелюбим. Не знаю, все ли это знают, что он почти не пользовался интернетом, потому что очень боялся прочитать про себя гадости. Мне кажется, вот сейчас мы сможем уже с полной четкостью понять, кого мы потеряли. И, читая его произведения, мы поймем, какого великого писателя мы лишились, мы этого при его жизни не понимали».

Смерть Жванецкого — это огромная потеря для русской литературы, говорит литературовед, критик, публицист Александр Архангельский.

Александр Архангельский литературовед, критик, публицист «Все разы, когда я пересекался с Михаилом Михайловичем, как-то так получилось, что практически каждый раз он заводил разговор на одну и ту же тему: что его все воспринимают как журналиста и эстрадного деятеля, драматурга в широком смысле слова. А он ощущал себя писателем, и я всякий раз ему подтверждал, что так оно и есть, что не просто писатель, а один из самых остроумных писателей. Cмерть Жванецкого — это примерно как сказать, что умер Фонвизин. Это полный переворот, это выбоина, которую ничем не заделать. Потеряла русская литература. Это не просто эссе, это не просто скетчи, это что-то гораздо-гораздо большее, то, что будет входить в учебники, то, что будет входить в хрестоматии, и то, что переживет не только его, но и нас».

Актер Вениамин Смехов, вспоминая про Михаила Жванецкого, сравнил его с Гоголем.

Вениамин Смехов актер «Он действительно посланник. Как мы отмечаем Высоцкого, Бродского, Гоголя — это вровень. Жванецкий абсолютно сопоставим с Николаем Васильевичем Гоголем, ему не нравилось, когда это ему говорилось. Но все-таки это отдельная большая и красивая жизнь. Я представляю себе том «Жизнь замечательных людей», где культурным людям будет представлена эта необычайность. Его не должно было быть в Советском Союзе при такой цензуре, но, в конце концов, на эту тему, если забираться совсем высоко, это чудо черноземного происхождения российской культуры, когда все, что делается сверху, — выдавливается все культурное, интеллигентное, дворянское, аристократическое, и об этом есть у Жванецкого тоже. Ощущение, что он включил незаконный свет над нашей жизнью и над нашей обыденностью с каких-нибудь 1960-х годов и до сегодняшнего дня. И никакого промедления, никакого изменения, то, что я могу услышать, как и вы, о том, что тогда он был популярный, плевать ему на эту популярность, потому что он гениальный писатель и поэт».

Вот как о Михаиле Жванецком вспоминает актер театра «Квартет И» Леонид Барац:

Леонид Барац актер театра «Квартет И» «Жванецкий был человеком, которому я очень благодарен за его подсказки, за его проницательность, за остроумие, за жизнелюбие, да и просто за то, что, сидя с ним за столом, получаешь удовольствие от полета ума, эмоции, таланта. Он был большой писатель, начинавший сатириком, а выросший в большого писателя, явление, человека, на которого равнялись. Мне никогда не казалось, что он, как произносили, мудрец. Мудрец — человек успокоившийся, все понимающий о жизни, знающий, как нужно, и подсказывающий рецепты. Михаил Михайлович был как раз весь в жизни, с постоянными сомнениями, с постоянными парадоксальными выводами из происходящего вокруг. Мне очень жаль, что этим летом мы не посидим за столом и не послушаем Михаила Михайловича в очередной раз. Просто по-человечески его жалко, он прожил большую, очень яркую, очень интересную, очень мощную жизнь. Отсутствие такого человека в твоей жизни, человека, который формировал твою жизнь, сделал твою жизнь, потому что вокруг него жизнь семьи вращалась, — это действительно потеря».

Михаил Жванецкий — Салтыков-Щедрин нашего времени, считает сатирик Лион Измайлов.

Лион Измайлов сатирик «Умер писатель, равного которому не было. Особый писатель, не похожий ни на кого, просто гениальный юморист. Все равнялись на него. Я с 1972 года был с ним знаком, ездили мы вместе с клубом «Двенадцать стульев», выступали вместе. Эпоха ушла. Для меня он на одном уровне с Аверченко, с Зощенко. Считаю, что это Салтыков-Щедрин нашего времени».

Вот что Михаил Михайлович говорил о смерти в монологе «А смерти нет».

«У человека смерти нет. Великие все умерли — и ничего, благодаря им и жизнь есть, и лекарства, и мосты, и книги. Ну, если, наконец, подумать, они ж все умерли, вот это все написали, изобрели, построили и ушли, их уже нет, и ничего, никто не горюет. Чего же переживать, когда такие люди, в сто раз умнее, в тысячи раз талантливее, красивее, трудолюбивее, интеллигентнее, ушли и ничуть об этом не жалеют. Разве они стремятся сюда, вот в это, извините, время, к этим, извините, людям? И все, и как легко, читаешь их с восторгом, уже вся ночь, еще чуть-чуть, еще чуть-чуть, и вдруг, господи, так он же умер, тот, кто это написал! А спасти? Теперь, может быть, спасли бы благодаря тем, кто умер раньше. Вопрос, а надо ли, чтобы он еще что-то сказал? Он бы не захотел. Вот что случилось с гениями. Они уже прошли через это, о чем я говорю. Вот почему они так зазвучали, и музыка, и краски, и слова. Через это все пройди — и ты в порядке, и сразу как все просто. Через смерть пройдешь и все поймешь, и все узнаешь, и все нестрашно. И ты поймешь и ахнешь: «Так все ж великие ушли!» Ну и ничего, живут, а смерть — что смерть, так просто, перерыв».

Владимир Путин выразил соболезнования родным и близким Михаила Жванецкого. «Михаил Михайлович был одаренным, очень талантливым и обаятельным человеком, настоящим Мастером. Его рассказы, афоризмы, меткое слово стали символом целой эпохи. Он умел говорить с удивительным юмором о серьезных и важных вещах, и за это его искренне любили люди — и в России, и во многих других странах», — говорится в телеграмме президента.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию