16+
Среда, 2 декабря 2020
  • BRENT $ 47.56 / ₽ 3607
  • RTS1311.05
19 ноября 2020, 12:00 ОбществоСМИ

В Госдуму внесен законопроект об ограничениях работы иностранных интернет-ресурсов за цензуру российских СМИ

Лента новостей

Если его примут, Роскомнадзор сможет полностью или частично блокировать доступ к таким ресурсам с помощью аппаратуры на сетях операторов связи

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Обновлено в 15:27

Группа депутатов Госдумы внесла на рассмотрение нижней палаты законопроект о возможности блокировать интернет-ресурсы, допускающие цензуру в отношении российских СМИ, пишет ТАСС.

Согласно документу, в российском законодательстве может появиться статус «владельца информационного ресурса, причастного к нарушениям основополагающих прав и свобод граждан Российской Федерации». Этот статус может быть присвоен генпрокурором по согласованию с МИД РФ, в том числе за «дискриминацию в отношении материалов российских средств массовой информации», за ограничение доступа «к общественно важной информации по признаку национальности, языка или в связи с введением санкций в отношении России или ее граждан».

Роскомнадзор сможет полностью или частично блокировать доступ к таким ресурсам с помощью аппаратуры на сетях операторов связи. Потенциально законопроект может быть применен против популярных западных социальных сетей. Документ также предполагает возможность снятия ограничений, если владелец ресурса перестал блокировать информацию российских изданий или другую общественно важную информацию по какому-либо дискриминационному признаку. Роскомнадзор информирует генпрокурора, что ресурс больше не нарушает закон, после чего генпрокурор может инициировать отмену ограничений.

Варианты наказания для зарубежных интернет-платформ — блокировка, замедление трафика и штрафы от нескольких тысяч до 3 млн рублей, сообщил агентству РИА Новости один из авторов законопроекта, депутат Антон Горелкин. Подробнее об инициативе Business FM рассказал другой автор документа, глава думского комитета по информполитике Александр Хинштейн.

— Генеральный прокурор и его заместитель по согласованию с МИД России вправе теперь будут выносить решение о признании владельца информационного ресурса причастным к нарушениям основополагающих прав и свобод человека граждан РФ, гарантирующих, в том числе и свободу массовой информации. Дальше это решение будет направляться в Роскомнадзор, где в свою очередь будет вестись соответствующий список, открытый для доступа. Роскомнадзор направляет представление этому информационному ресурсу об устранении выявленного факта, например, цензуры. Если реакции на это не происходит, у Роскомнадзора есть право адекватно отреагировать.

— При этом в качестве крайней меры оговаривается блокировка.

— В законе нет понятия крайней меры. Я так понимаю, что блокировка — это наиболее в данном случае серьезная санкция. Хотя, если говорить с формальной стороны, у нас ни блокировка, ни замедление работ не является мерой наказания.

— Нельзя не вспомнить, наверное, опыт попыток блокировки Telegram.

— Абсолютно разные [ситуации] и никак между собой не связаны. Во-первых, решение о блокировке Telegram было принято судом, во-вторых, оно коснулось всех без исключения пользователей этого популярного мессенджера. В случае ресурсов, о которых мы говорим, очень рассчитываю на то, что блокировки не будут происходить или, по крайней мере, это будет носить какой-то эпизодический, единичный характер. Мы даем в руки государству не дубину, а хирургический инструмент. Это некий механизм воздействия на участников рынка. Мы все-таки надеемся на их добропорядочность. Но я твердо уверен, что у России должно быть право и возможность защищать конституционные интересы своих граждан. Уверяю вас, что для любого ресурса ограничение трафика — это всегда проблема.

Ранее Александр Хинштейн отметил, что блокировка за цензуру СМИ может применяться вместе со штрафами. Ограничение доступа предусмотрено в качестве крайнего аргумента против дискриминации российских СМИ на зарубежных платформах, заявил депутат Горелкин.

Инициативу депутатов прокомментировал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

— Определенно, скажем так, дискриминационные действия в отношении российских клиентов этих служб имеют место. Мы были свидетелями таких действий по ущемлению интересов пользователей из России, мы их видели в последние недели, месяцы. И, конечно, этому нужно противодействовать. Другое дело — выработка механизмов. Конечно, это предмет для тщательной проработки. Я думаю, что в процессе обсуждения этого законопроекта такой механизм будет выработан.

— То есть заявленные механизмы от штрафов до замедления доступа пока не окончательные?

— Там же ведется обсуждение, насколько я понимаю. Тем не менее механизмы необходимы.

— Насколько вы верите в то, что крупные интернет-платформы, тот же Google, YouTube, Facebook, можно будет принудить таким образом более чутко относиться к клиентам в нашей юрисдикции?

— У этих гигантов есть проблемы и со своими клиентами. Ведь они же не только дискриминируют наши СМИ и наших пользователей, они и своих пользователей тоже дискриминируют. То есть эта проблема на самом деле носит более широкий характер. Но в данном случае пусть со своими они сами разбираются, а нам главное защитить наших от такой дискриминации.

— Какой путь отстаивания российских интересов вам кажется ближе? Блокировка этих сайтов или штрафы этих компаний?

— Это будут специалисты решать, и в ходе обсуждения законопроекта будут решать депутаты.

Всего в 2020 году выявлено 24 случая цензурирования российских СМИ со стороны иностранных интернет-компаний. Цензуре подверглись RT, РИА Новости, Sputnik, «Царьград-ТВ», «Крым 24». Вводились ограничения на просмотр фильма «Беслан. Фильм Александра Рогаткина».

Накануне Роскомнадзор направил письмо компании Google с требованием снять ограничения в отношении YouTube-канала «Соловьев LIVE». Его видео с октября перестали попадать в раздел «В тренде». В ведомстве такую ситуацию сочли попыткой «ограничить распространение материалов популярного российского автора». Ранее Роскомнадзор уже направлял в адрес Facebook, Twitter и Google требования прекратить цензуру.

О причинах и последствиях появления нового законопроекта говорит президент Фонда информационной демократии, бывший замминистра связи Илья Массух.

— Глобальные платформы распространения контента имеют свои правила, которые зачастую не стыкуются с российским законодательством. И в последнее время мы видим примеры, что эти правила иногда направлены целиком против российских структур, СМИ. Безусловно, для исполнения российского законодательства и вообще для поддержания российских СМИ в глобальной сети необходимы какие-то меры к понуждению этих платформ к исполнению российских законов. У меня есть пожелание к Роскомнадзору, что уж если они заявляют о каких-то блокировках либо замедлениях, тогда эти заявления должны быть все-таки подкреплены технически, а то получится как с Telegram — заявляли, заявляли, потом всех насмешили. Российский рынок, конечно, не доминирующий для этих глобальных платформ, мы, кажется, пятая страна по количеству пользователей интернета, соответственно, скорее всего, пятая страна по объему рынка для этих платформ. Но мы отличаемся от других стран тем, что практически в каждом сегменте у нас существуют ненадуманные конкуренты этих глобальных платформ: тот же «Яндекс», «ВКонтакте». Для этих платформ опасно то, что дискриминация их бизнеса приведет к поднятию российских конкурентов, к пользованию этими российскими платформами, за что я, конечно, ратую, но в данном случае это будет в том числе еще один момент понуждения этих платформ, и они, скорее всего, прислушаются к этим доводам. Поднять «Яндекс» выше Google означает, что у него будет и объем рынка больше в России, а главное, что потенциал к развитию намного серьезнее, и он может привести к конкуренциям на глобальном рынке.

— Можно ли говорить, что этот законопроект чисто формальный ответ на сложившуюся ситуацию?

— Надо смотреть на правоприменительную практику, как это будет действовать. Действительно, это такая история охотника и зверя: и тот и другой избирает все новые и новые способы для выживания. Мне кажется, что сама постановка вопроса актуальна. С другой стороны, надо смотреть на техническую реализацию.

Администрация зарубежных интернет ресурсов может по-разному воспринимать возможные действия со стороны Роскомнадзора: либо так же активно сопротивляться, как это делал Павел Дуров с Telegram, внедряя прокси-каналы и подключая дополнительные большие мощности своих серверов, либо могут не предпринимать никаких действий, как поступила сеть LinkedIn, когда была заблокирована в России, говорит руководитель общественной организации «Роскомсвобода» Артем Козлюк. В дальнейшем неизбежен конфликт между крупнейшими IT-ресурсами и российскими властями, а пока можно сказать, что Роскомнадзор подменяет понятия, считает собеседник Business FM.

— Когда мы говорим про цензуру, мы имеем в виду именно государственную цензуру, ограничения свободы слова в том числе в сетевом пространстве со стороны органов государственной власти. Если говорить про какие-либо платформы в интернете, то это модерация, это частные порталы, администрация этих ресурсов, будь это какая-то большая социальная сеть или небольшой форум. Они имеют право устанавливать свои правила поведения на своих ресурсах. Это является модерацией контента. Логичным продолжением этих требований со стороны Роскомнадзора к иностранным IT-площадкам и явился данный законопроект. Я не удивлюсь, если до Нового года законопроект будет не только принят в Госдуме, но и подписан, и вступит в силу в следующем году. Теоретически замедлить такие «тяжелые» платформы, как YouTube, где идет большой трафик, вполне реально. Сейчас внедряется соответствующая инфраструктура в соответствии с законом о суверенном рунете. То есть можно не заблокировать YouTube, но сделать техническими средствами так, что невозможно будет смотреть его в каком-либо приемлемом качестве, вести стримы.

— Блокировку сайтов можно обходить с помощью VPN. Замедление трафика как-то можно обойти и законно ли это?

— У нас нет в России на текущий момент специальных каких-то законодательных норм, которые запрещают использовать инструменты обхода блокировок. Ускорение трафика — специфичная тематика, я не думаю, что это поможет в случае YouTube. Все-таки чем «тяжелее» контент, который передается на той или иной платформе, тем конечно более уязвима эта платформа к каким-либо ограничениям.

О реакции зарубежных ресурсов на возможные ограничения со стороны Роскомнадзора рассуждает председатель совета Фонда развития цифровой экономики Герман Клименко.

Герман КлименкоГерман Клименко председатель совета Фонда развития цифровой экономики «Есть платформа YouTube, которая, допустим, содержит десятки миллионов стримеров, блогеров, новостников. Допустим, она по каким-то своим внутренним правилам забанила один из наших ресурсов. Решение в ответ на это замедлять весь YouTube или его банить выглядит несколько странновато. Как поведет себя YouTube? Конечно, он не будет вести себя, как Дуров, не будет прятаться, он не будет менять IP, не будет поднимать прокси-сервера в массовом масштабе. В лучшем случае мы получим вообще отсутствие ответа, а в худшем YouTube может просто отключить монетизацию для российских ресурсов. А мы понимаем, что огромный пласт и блогеров, и СМИ на YouTube достаточно неплохо зарабатывают. Как мне представляется, сама проблема того, что YouTube и Facebook каким-то образом санкционируют наши ресурсы, она имеет место быть. Но метод ее решения откровенно негодный».

Как сообщает РИА Новости, всего в последние годы в зарубежный черный список попали около 200 русскоязычных каналов.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию