16+
Понедельник, 25 января 2021
  • BRENT $ 55.25 / ₽ 4135
  • RTS1427.26
24 декабря 2020, 20:04 Право
Актуальная тема: Дело Голунова

В деле о подбросе наркотиков Голунову появились полицейская ОПГ и «жажда продвижения по службе»

Лента новостей

Дело рассматривается в Мосгорсуде. Главный фигурант Игорь Ляховец назвал обвинение «полетом фантазии». Большинство подсудимых его поддержали. Лишь один из них согласился дать признательные показания. Заказчиков преступления гособвинение так и не назвало

Игорь Ляховец.
Игорь Ляховец. Фото: Дмитрий Серебряков/ТАСС

Обновлено в 20:50

Мосгорсуд приступил к рассмотрению дела против бывших сотрудников отдела московской полиции по контролю за оборотом наркотиков. Их обвиняют в подбросе запрещенных веществ журналисту «Медузы» Ивану Голунову. Из пяти подсудимых вину полностью признал только один.

Заседание началось с замены адвоката главному фигуранту дела Игорю Ляховцу. Прежнего его защитника Александра Коврижкина ранее лишили статуса. Предполагалось, что адвокат по назначению попросит время для ознакомления с материалами, но он делать этого не стал. Сам Ляховец ходатайствовал о допуске к нему в качестве защитника своей жены. Судья Сергей Груздев эту просьбу отклонил, так как у той нет юридического образования.

Председательствующему пришлось не раз делать замечания участникам процесса. Например, досталось прокурору. Казалось, что гособвинитель не подготовилась к заседанию. Она долго перечисляла, что входило в должностные обязанности бывших полицейских. Наконец судья не выдержал и объявил десятиминутный перерыв, попросив Татьяну Паршинцеву четко сформулировать обвинение и избавить всех от повторов.

Фабула обвинения

Из выступления прокурора следовало, что начальник отделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УМВД по ЗАО Игорь Ляховец в начале 2019 года создал организованную преступную группу. В нее вошли четверо его подчиненных: Максим Уметбаев, Роман Феофанов, Акбар Сергалиев и Денис Коновалов. Сам Ляховец был заинтересован в продвижении по службе, получении наград и материальных поощрений. Для искусственного повышения показателей выявленных и раскрытых преступлений он сфальсифицировал результаты оперативно-разыскной деятельности в отношении Ивана Голунова. Примечательно, что сам журналист всегда связывал свое задержание с расследованием о похоронном бизнесе, к которому, по его данным, имеют отношение сотрудники московского управления ФСБ.

Дело в отношении заказчиков выделили в отдельное производство, сами они пока не установлены, сообщил Business FM Иван Голунов.

Иван Голунов журналист «Сейчас завершен эпизод с полицейскими и ведется работа по расследованию эпизода с заказчиками. Мотив преступления является предметом расследования по другому уголовному делу. Я рад, что наконец началось заседание, перед этим было несколько заседаний, которые можно назвать техническими, долго выясняли вопрос с адвокатом. Я надеюсь, что судебное следствие будет идти в таком же энергичном режиме».

По данным следствия, все началось с того, что Ляховец обратился к оперативнику московского СИЗО № 3 Владимиру Матвееву. Он сообщил ему, что, якобы по оперативным данным, некое «лицо по имени Иван» причастно к распространению наркотиков в столичных ночных клубах Mix и «Магадан». Матвеев изложил эти сведения в справке-меморандуме от имени заключенного и направил не позднее 19 марта 2019 года в полицию. Она-то и послужила основанием для проведения оперативной проверки в отношении Голунова.

В апреле Ляховец направил в «Яндекс.Такси» запрос о предоставлении данных по передвижению репортера и выяснил, где тот живет. С 3 по 6 июня 2019 года Феофанов, Сергалиев и Коновалов по поручению начальника следили за журналистом у его дома, но никакой его причастности к незаконному обороту наркотиков они не выявили. Тогда полковник распорядился, чтобы подчиненные задержали Голунова, а также подбросили запрещенные вещества в его личные вещи и в квартиру.

Подброс наркотиков

Специального корреспондента «Медузы» Ивана Голунова задержали днем 6 июня 2019 года в районе станции метро «Цветной бульвар». Из обвиненительного заключения следует, что пока Феофанов и Сергалиев «удерживали» репортера, отвлекая его внимание, Коновалов, «осознавая противоправный характер» своих действий, подкинул ему в рюкзак пять пакетиков синтетического наркотика (всего 7,18 грамма). В дальнейшем оперативники прибыли в квартиру журналиста на Вешняковской улице и при обыске жилища подбросили на шкаф электронные весы и еще два вида наркотиков. Помимо 0,37 грамма синтетического вещества, это был кокаин, расфасованный по трем пакетикам (всего 5,42 грамма).

Описывая противоправные действия полицейских, прокурор, в частности, отметила, что те нарушили право Голунова на защиту. Когда журналиста доставили в ОВД по ЗАО для личного досмотра, ему не дали позвонить ни родственникам, ни адвокату. Кроме того, Уметбаев «не менее одного раза» ударил Голунова кулаком по лицу.

Превысили свои полномочия оперативники и вечером того же дня, при доставлении журналиста в Научно-практический центр наркологии. К закованному в наручники Голунову Феофанов «применил удушающий прием», а Сергалиев удерживал его за руку, указала прокурор. Они несколько раз ударили репортера и протащили по лестнице за руки и за ноги. При этом неспособный сопротивляться задержанный бился спиной и головой о ступеньки, получив множество гематом и ссадин. Следствие констатировало: Феофанов и Сергалиев проявили «личную недисциплинированность и непрофессионализм», нарушили закон о полиции.

Фигурантам в итоге вменили в вину превышение должностных полномочий, фальсификацию результатов оперативно-разыскной деятельности, а также незаконное приобретение, хранение и перевозку наркотических средств (п. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286, ч. 4 ст. 303, ч. 2 ст. 228 УК РФ). Где Коновалов изначально добыл наркотики, осталось неустановленным.

«Полный вымысел»

Выслушав обвинение, Игорь Ляховец заявил, что вину отрицает. «Мне статьи понятны, мне непонятно, почему они в отношении меня!» — возмутился он, назвав обвинение «нагромождением вырванных из контекста обстоятельств и событий».

Подсудимый даже вступился за Максима Уметбаева, который признался, что дал Голунову пощечину (остальное он признавать не стал). «Я не знаю, имело ли это место, я там не присутствовал», — заметил Игорь Ляховец, предположив, что пощечина могла стать следствием «вызывающего и провокационного поведения» журналиста.

Бывший начальник отдела полиции настаивал, что само обвинение изобилует «ляпами и неточностями». «С каких пор личный досмотр стал оперативно-разыскными мероприятиями у нас?» — негодовал он. А когда судья призвал его не увлекаться оценкой доказательств, которые еще в процессе не исследовали, Ляховец заключил: «Это обвинение является полетом фантазии, не более того».

Акбар Сергалиев также не согласился с обвинением. «Я пришел служить в полицию, а получается, что вступил в ОПГ. Это полный вымысел», — выразил он уверенность. По словам подсудимого, до задержания Голунова он лишь полгода проработал в наркоконтроле, выполняя свои обязанности, и закон не нарушал.

Роман Феофанов назвал обвинительное заключение противоречащим фактическим обстоятельствам дела. В свою очередь Денис Коновалов сказал, что согласен с обвинением полностью. Он обещал дать развернутые показания в ходе процесса. На этом в заседании объявили перерыв до 12 января. Ожидается, что в этот день показания даст сам потерпевший — Иван Голунов. Он до сих пор находится под госзащитой.

Последствия «дела Голунова»

В принципе, жалобы на подброс наркотиков — явление нередкое. Но до судов такие истории доходят редко. Поможет ли данный процесс как-то изменить ситуацию? Комментирует адвокат, управляющий партнер компании «РИ-консалтинг» Роман Воронин:

Роман Воронин управляющий партнер компании «РИ-консалтинг» «Это дело и приговор по нему повлияют на количество таких заявлений о подбросах наркотиков, из которых какая-то часть будет достоверной, а какая-то часть будет просто способом защиты от уголовного преследования со стороны лиц, которые на самом деле виновны в совершении преступления. Думаю, что это повлияет во многом на качество оформления результатов оперативно-разыскной деятельности. Сейчас, наверное, полицейские, которые будут работать по подобного рода делам, будут относиться к оформлению результатов оперативно-разыскной деятельности, к фиксации, к самому процессу гораздо более педантично».

Наркотические дела — одни из самых массовых в России, пишет РБК. В 2018-м и первой половине 2019 года по ним проходили почти по 14% всех осужденных, больше — только за кражи.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию