16+
Четверг, 25 февраля 2021
  • BRENT $ 67.23 / ₽ 4985
  • RTS1450.39
30 декабря 2020, 21:48 Право

Две фабулы обвинения в деле Майкла Калви

Лента новостей

Защита фигурантов громкого дела Baring Vostok просит вернуть его на доследование. Business FM удалось ознакомиться с ходатайством

Майкл Калви у здания Мещанского суда.
Майкл Калви у здания Мещанского суда. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

В Мещанском суде Москвы стартовало предварительное слушание по делу Baring Vostok о хищении 2,5 млрд рублей, которое, по версии следствия, имело место в банке «Восточный». Обвиняемым в растрате семерым фигурантам, среди которых американский инвестор Майкл Калви, суд продлил запрет определенных действий на полгода — до 4 июня. Однако основой вопрос — ходатайство защиты о возврате дела прокурору — суд оставил на 22 января.

Как удалось узнать Business FM, в нем защита говорит о нарушениях, допущенных в ходе предварительного следствия, и о невозможности рассмотрения дела по существу.

На свободе без звонков

Поскольку предварительное слушание по закону проходит за закрытыми дверями, в зал смогли попасть только участники процесса. Одним из первых стал вопрос о мере пресечения. Представитель прокуратуры предложила оставить всех семерых обвиняемых под запретом определенных действий до 4 июня 2021 года. Стоит отметить, что эта довольно мягкая мера пресечения, при которой обвиняемые могут ходить на работу, была избрана им Верховным судом РФ сравнительно недавно — 12 ноября, она заменила домашний арест. «Однако парадокс заключался в том, что при домашнем аресте обвиняемые могли звонить своим родственникам, — прокомментировал Business FM ситуацию адвокат Майкла Калви Тимофей Гриднев. — Это имеет большое значение прежде всего потому, что у двух из них — Майкла Калви и Филиппа Дельпаля — близкие родственники проживают за рубежом». Так, у Калви супруга и трое детей постоянно живут в Великобритании, а родители — в Америке, а у Филлипа Дельпаля во Франции живет дочь.

Когда Верховный суд решил снять с фигурантов электронный браслет, то разрешил им общаться со всеми, кроме участников уголовного дела. При этом им запретили пользоваться телефоном и интернетом и обязали быть дома с 20:00 до 6:00. Таким образом, чтобы пообщаться с близкими, те должны приехать к ним в Россию, что в нынешней обстановке довольно непросто. Правда, Майклу Калви удалось недавно увидеться с родными: на католическое Рождество к нему из Англии приезжали жена и сыновья, а вот дочь не смогла получить визу.

Защита назвала запрет на пользование средствами связи «абсурдным». Адвокаты просили отклонить ходатайство обвинения в продлении запрета определенных действий либо, если суд на этой не пойдет, убрать запрет на пользование телефоном и интернетом. Они указали, что это в век цифровых технологий лишает их клиентов возможности «жить полноценной жизнью».

Однако, выслушав доводы сторон, судья Анна Сокова оставила всем ранее избранную меру пресечения неизменной до 4 июня. До той же даты она продлила арест изъятых в ходе обыска в фонде Baring Vostok денег — 1,8 млн долларов. Они, по данным защиты, принадлежат партнеру фонда Алексею Калинину.

Семь фигурантов

Перед судом должны предстать основатель инвестфонда Baring Vostok гражданин США Майкл Калви, партнеры фонда Филипп Дельпаль и Ваган Абгарян, директор Baring Vostok по инвестициям Иван Зюзин, бывший генеральный директор Первого коллекторского бюро (ПКБ) Максим Владимиров, а также бывший предправления банка «Восточный» Алексей Кордичев и экс-директор банка по инвестициям Александр Цакунов.

Их обвиняют в растрате 2,5 млрд рублей (ч. 4 ст. 210 УК РФ), за которую грозит до десяти лет лишения свободы. Интрига заключается в том, что незадолго до процесса акционеры банка урегулировали спор, а само кредитное учреждение заявило о том, что получило обратно от Первого коллекторского бюро 2,5 млрд рублей. 30 декабря в суде представитель потерпевшего отозвал иск к подсудимым на данную суму.

По мнению адвокатов, дело вообще нельзя рассматривать в суде. Письменное ходатайство о возвращении прокурору они уже подали в суд через канцелярию Мещанского суда, впрочем, не успев еще озвучить его в процессе. Как удалось узнать Business FM, в нем адвокаты указывают, что обвинительное заключение неконкретно и было составлено с явным нарушением уголовно-процессуального закона.

Они подчеркивают: обвинение их подзащитным было предъявлено по признакам преступления, по которым дело не возбуждалось. Само же обвинение фактически дважды претерпело серьезные изменения. Business FM сумела ознакомится с ходатайством защиты.

Разное обвинение

Так, адвокаты обращают внимание суда на то, что, когда дело было возбуждено 13 февраля 2019 года, событие преступления было описано так. Из материалов следовало, что «в феврале 2017 года Майкл Калви, Филипп Дельпаль и Иван Зюзин путем обмана убедили члена совета директоров банка «Восточный» Шерзода Юсупова проголосовать за заключение сделки об отступном. 15 февраля 2017 года Алексей Кордичев, действуя от банка, и Максим Владимиров со стороны ПКБ подписали договор, в результате которого банк получил вместо подлежащих возврату НАО «ПКБ» денежных средств акции компании IFTG, реальная стоимость которых не превышала 600 тысяч рублей.

«В результате преступных действий указанных лиц денежные средства в размере не менее 2,5 млрд рублей остались в собственности подконтрольного Майклу Калви НАО «ПКБ», а банк утратил возможность возврата указанных денежных средств, что причинило ущерб банку в особо крупном размере», — гласило обвинение. Эти действия были квалифицированы следователем как мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Однако в декабре 2019 года подследственным было предъявлено обвинение в новой редакции — в совершении растраты в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ ). Согласно новому обвинению, Майкл Калви вместе с соучастниками в 2015 году организовал незаконную выдачу банком подконтрольному им НАО «ПКБ» двух заведомо невозвратных и необеспеченных кредитов на сумму 2,5 млрд рублей под видом пополнения оборотных средств путем перечисления на открытый для этих целей счет ПКБ в заранее найденном банке. После поступления денежных средств на счет ПКБ на похищенные средства были приобретены государственные ценные бумаги казначейства США, переданные затем по договорам займа с кипрской компанией Balakus. В результате обвиняемые получили право распоряжения заемными денежными средствами.

Без конкретики

Защита отмечает, что обвинение в окончательной редакции было предъявлено фигурантам в июле 2020 года, когда расследование дела уже было завершено, а фигуранты знакомились с материалами, что является незаконным. Они указывают, что в новой и окончательной редакции обвинения не совпадают признаки преступления, способ и время инкриминируемого хищения, а в обвинительном заключении отсутствует описание обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Кроме того, само обвинение неконкретно, непоследовательно, противоречиво и содержит расплывчатые формулировки, что лишает обвиняемых права от него защищаться. Так, излюбленными словами следователей стали «обеспечил» и «организовал».

«Конкретные действия по созданию условий для совершений тех или иных действий лицами, имеющими отношение к совершению сделок, ставших предметом расследования по уголовному делу, в обвинительном заключении не указаны», — подчеркивает защита. Адвокаты также акцентируют внимание суда на том, что указание на корыстную цель в описании существа обвинения также отсутствует.

«Вышеуказанные нарушения исключают возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения», — считает Тимофей Гриднев. Он полагает, что следствие, не найдя доказательств мошенничества, должно было просто прекратить дело. Однако оно этого не сделало, придумав новую фабулу обвинения.

Чтобы подготовить свою позицию по ходатайству защиты, представитель обвинения попросила время. Суд объявил перерыв до 22 января.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию