16+
Вторник, 24 ноября 2020
  • BRENT $ 45.13 / ₽ 3438
  • RTS1256.81
12 ноября 2020, 21:18 Политика

Майкл Калви об отмене домашнего ареста: «Это позитивный шаг, но не конец истории»

Лента новостей

Верховный суд позволил слушать дело в Москве, а не на Дальнем Востоке, снял арест с имущества родственников фигурантов и отменил домашний арест, заменив более мягкой мерой пресечения. Почему было принято такое решение?

Фигуранты дела Baring Vostok Майкл Калви (слева) и Филипп Дельпаль (справа).
Фигуранты дела Baring Vostok Майкл Калви (слева) и Филипп Дельпаль (справа). Фото: Кирилл Зыков/АГН «Москва»

Дело Baring Vostok — о хищении 2,5 млрд рублей у банка «Восточный» — рассмотрит Мещанский суд Москвы. Такое решение принял 12 ноября Верховный суд России по ходатайству Генпрокуратуры. При этом суд отказал надзорному ведомству в продлении домашнего ареста сооснователя инвестфонда Майкла Калви и еще шестерых обвиняемых. Суд смягчил им меру пресечения до запрета определенных действий, которая предполагает возможность ходить на работу. Также был частично снят арест с имущества третьих лиц, в том числе родственников обвиняемых.

Три ходатайства замгенпрокурора Виктора Гриня судья Василий Зыкин рассматривал три дня — с 9 по 11 ноября, взяв на день тайм-аут для написания решения. В связи с пандемией журналистов в зал не пустили. Однако они могли наблюдать за происходящим по видеосвязи из зала пресс-центра.

Почему Москва, а не Благовещенск

Прокурор Марина Химченкова, озвучив позицию руководства, просила изменить подсудность дела. Первоначально оно должно было слушаться в Благовещенском горсуде Амурской области — по месту совершения предполагаемого преступления: там, где находится центральный офис банка «Восточный». Также она просила оставить фигурантов под домашним арестом до 13 января 2021 года, продлив на этот же срок арест имущества их родных и третьих лиц.

Следствие обвиняет фигурантов во главе с Майклом Калви в хищении 2,5 млрд средств банка. Деньги были выданы в виде невозвратного кредита «Первому коллекторскому бюро» (ПКБ) в декабре 2015 года. В дальнейшем было заключено соглашение об отступном, в рамках которого ПКБ передало банку акции люксембургской компании IFTG, реальная стоимость которых, по мнению следствия, была сильно занижена и не превышала 254 млн рублей. За растрату в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ) им грозит до десяти лет колонии. Расследование их дела завершено, в конце октября Генпрокуратура утвердила обвинительное заключение.

Перспектива ездить в Амурскую область никого из участников процесса не прельщала. Тем более, как выяснилось, из более чем 50 свидетелей 46 проживают в Москве, один — в Санкт-Петербурге, один — в Лондоне и еще один — в Хабаровске. В Благовещенске — ни одного.

Все фигуранты также оказались жителями Москвы и Подмосковья. На этом основании прокурор ходатайствовала о направлении дела в Мещанский суд столицы. Правда, Химченкова привела еще один, довольно странный аргумент о том, почему, на ее взгляд, суд в Благовещенске не сможет вынести объективный приговор. По ее словам, ряд фигурантов часто летали в этот город в командировки, общались с представителями госвласти, через которых могут повлиять на суд, чтобы получить более мягкое наказание.

И потерпевшие (ими признаны банк «Восточный» и акционер Шерзод Юсупов), и обвиняемые, были только за то, чтобы оставить дело в Москве. А представитель Юсупова Владислав Тепляшин сказал, что переместить из столицы в Благовещенск более 80 участников процесса (свидетелей, подсудимых и их адвокатов) будет проблематично, к тому же есть риск подхватить в поездках коронавирус. Защита в свою очередь назвала надуманным довод о возможности оказания давления на суд в Благовещенске.

Низкое содержание витамина D

Ходатайства о продлении срока домашнего ареста и ареста имущества третьих лиц адвокаты просили отклонить. Майкл Калви жаловался на нехватку витамина D и прогулки. «20 марта мне прооперировали опухоль правого бедра, которая оказалась злокачественной. Я прошел курс лучевой терапии. Медики озабочены низким содержанием витамина D и рекомендуют прогулки на свежем отдыхе», — сказал он и выразил готовность внести залог в размере 5 млн рублей. Аналогичную сумму готов был внести и партнер фонда Baring Vostok Филипп Дельпаль.

Остальные фигуранты — партнер фонда Ваган Абгарян, директор Baring Vostok по инвестициям Иван Зюзин, бывший генеральный директор «Первого коллекторского бюро» Максим Владимиров, а также экс-предправления банка «Восточный» Алексей Кордичев и бывший директор банка по инвестициям Александр Цакунов — просили отпустить их без всяких обязательств либо заменить домашний арест запретом определенных действий.

Вопрос о дальнейшем аресте имущества третьих лиц вызвал жаркую дискуссию. В рамках дела следствие также наложило арест на собственность обвиняемых: счета, ценные бумаги и недвижимость. Так, у Майкла Калви было арестовано 7,5 млн рублей на банковском счете, а также квартира на Большой Дмитровке с мансардой, где он находится под домашним арестом. По закону арест имущества обвиняемых производится один раз и его продлять не требуется. А вот с имуществом третьих лиц, не являющихся фигурантами дела, история иная: его следствие должно продлевать в суде каждые несколько месяцев.

Имущество «третьих лиц»

Речь идет о квартире матери обвиняемого Ивана Зюзина Ольги Зюзиной на улице Маршала Бирюзова стоимостью 10 млн рублей, квартире супруги обвиняемого Филиппа Дельпаля Сесиль Дельпаль в Денежном переулке стоимостью 31 млн рублей, двух мотоциклах марки «Тайга» и BMW, которые Максим Владимиров продал еще до возбуждения дела некоему Степанову. Также следователи арестовали изъятые в ходе обыска в фонде Baring Vostok 1,8 млн долларов, а также 305,9 тысячи евро, собственник которых на тот момент не был установлен.

«Я приобрела квартиру на заем в банке «Восточный» только с одной целью: чтобы суд мог изменить моему мужу Филиппу Дельпалю меру пресечения с содержания под стражей на домашний арест, — обратилась к судье Сесиль Дельпаль. — Об этом было официально объявлено на Санкт-Петербургском экономическом форуме в июле 2019 года». Женщина подчеркнула, что квартира была куплена «на законные средства».

Защитница Ивана Зюзина Виктория Бурковская апеллировала к тому, что 1 сентября Басманный суд отказал СКР в продлении ареста квартиры матери ее подзащитного. Последняя совместно с мужем задекларировала доходы на сумму более 20 млн рублей за последние три года, а следовательно, могла позволить себе купить квартиру. Что же касается изъятых в фонде денег, то, как заявили адвокаты, они принадлежали партнеру Baring Vostok Алексею Калинину.

В свою очередь прокурор Марина Химченкова мотивировала свою просьбу тем, что по делу заявлен гражданский иск, а в случае вынесения фигурантам обвинительного приговора им могут назначить штраф. На это защита возразила, что предполагаемый штраф каждому из подсудимых не может превысить 1 млн рублей, тогда как стоимость арестованного имущества фигурантов превышает его в десятки раз.

Основным же доводом защиты стало то, что в результате мирового соглашения между акционерами «Восточного» банку был возмещен предполагаемый ущерб в сумме 2,5 млрд рублей, и кредитное учреждение планирует отозвать гражданский иск.

Кстати, представители потерпевших — кредитного учреждения Виктория Лашманова и представитель второго потерпевшего Шерзода Юсупова Владислав Тепляшин — в этой связи не поддержали третье ходатайство прокуратуры. Они констатировали, что по делу «изменилась обстановка», а Лашманова передала суду копию платежки о поступлении на счет банка 2,5 млрд рублей. Она заявила об отсутствии у банка материальных претензий к подсудимым.

Что же касается продления домашнего ареста, то потерпевшие оставили данный вопрос на усмотрение суда, в то время как раньше они были непримиримы в этом вопросе и неизменно выступали на стороне обвинения.

Кстати, Арбитражный суд Амурской области 12 ноября прекратил дело по иску банка «Восточный» к Evison Holdings Limited, подконтрольной фонду Baring Vostok, и Майклу Калви о взыскании 9,8 млрд рублей убытков — это связано с тем, что стороны заключили мировое соглашения.

Подарок для подсудимых

Решение судьи Верховного суда Василия Зыкина стало настоящим подарком для защиты. Направляя дело в Мещанский суд, он, не согласился с доводом прокуратуры о возможности необъективного слушания в Благовещенске и оставил дело в Москве из-за того, что большинство участников процесса проживают тут. Он также отказал в продлении ареста недвижимости и мотоциклов, сославшись на отсутствие сведений о том, что это имущество было приобретено в результате преступной деятельности. При этом он не снял арест с 1,8 млн долларов, а также 305,9 тысячи евро, принадлежность которых, как указал суд, будет исследована уже в ходе судебного процесса.

Отменяя домашний арест, Василий Зыкин указал, что расследование дела завершено, все следственные действия выполнены, а ранее не было зафиксировано попыток со стороны обвиняемых нарушить домашний арест или помешать расследованию. Судья отметил длительное нахождение фигурантов в неволе. Прежде чем оказаться под домашним арестом, Калви два месяца провел в СИЗО, Дельпаль — полгода, а Зюзин, Абгарян и Владимиров — целый год.

Решение суда гласило, что все подсудимые положительно характеризуются по месту работы. «Заслуживающим внимания» суд нашел и представленные защитой медицинские документы о необходимости Майклу Калви заниматься лечебной физкультурой и «дозированных пеших прогулках», а также данные о том, что супруга Цакунова ожидает третьего ребенка.

Также суд не обошел вниманием и факт урегулирования финансовых претензий между банком и подсудимыми. «Мера пресечения в виде домашнего ареста отпала и не вызывается интересами правосудия», — сказал судья. Он перевел всех фигурантов под запрет определенных действий — фактически более мягкую версию домашнего ареста, не предполагающего ношение электронного браслета, установив срок не до 13, а до 12 января. По решению суда Майклу Калви и другим фигурантам запрещено покидать пределы их квартиры с 20:00 до 6:00, находиться в помещении банка «Восточный» и ПКБ, а также общаться с другими фигурантами и лицами, подлежащими вызову в суд.

В ожидании суда

Обвиняемых воодушевили такие решения. «Это позитивный шаг, но не конец истории. Мы очень ждем суд, где мы будем доказывать свою невиновность», — заявил Business FM Майкл Калви после заседания. Он сообщил, что в ближайшее время намерен выйти на работу.

«Потребовалось почти два года, чтобы суд пришел к выводу, что наши подзащитные не представляют угрозу обществу и не могут повлиять на расследование. Я считаю, что суд принял единственно верное решение, дав обвиняемым возможность вернуться к своей работе, в общество и участвовать не только в его жизни, но и развитии», — прокомментировал решения суда радиостанции защитник бизнесмена Тимофей Гриднев.

Адвокат подчеркнул, что впереди «очень сложный процесс», впрочем добавив, что защита настроена «оптимистично». «Мы хорошо к нему готовы, и я уверен, что мы сможем доказать невиновность фигурантов», — сказал адвокат.

Его коллега, защитница Ивана Зюзина Виктория Бурковская назвала решение об отмене домашнего ареста закономерным. Она считает, что принятое судом решение «свидетельствуют о гражданско-правовых взаимоотношениях фигурантов, нежели об уголовно-правовом». По ее словам, решение о переводе фигурантов под запрет определенных действий защиту устраивает, адвокаты не будут его обжаловать. Что же касается судебного процесса, то он, по прогнозам его участников, начнется уже в декабре.

Можно ли ставить точку?

Смягчение меры пресечения было в принципе ожидаемым шагом, говорит уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов:

Борис ТитовБорис Титов уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей «Уголовный процесс оказал серьезное давление на одну из сторон. Поэтому, когда этот конфликт был разрешен, мы сразу поняли, что она снизит свое давление с этой стороны и могут быть какие-то процессуальные решения в пользу Калви и его товарищей. С другой стороны, в общем, следствие закончено, с материалами уголовного дела стороны ознакомились, прокуратура сформулировала свое обвинение. Это надо было сделать достаточно оперативно, в рабочем режиме. Поэтому удобно было, чтобы никто из фигурантов дела не уезжал, не оказывался больным, чтобы этот процесс завершить. Потом, когда уже сегодня все готово к судебному разбирательству и уже начинаются судебные слушания, уже есть логика в том, что они могут быть на свободе. Поэтому и в этом смысле тоже логично».

Политолог Георгий Бовт уверен, что с учетом полученных сигналов благополучно для Калви и его коллег закончится и уголовное дело в их отношении. Но осадочек, как говорится, остался:

Георгий БовтГеоргий Бовт политолог, журналист «В данном случае мы имеем пример того, как силовые структуры вмешались в спор, который мог быть разрешен в арбитражном суде. Но поскольку арбитражный суд состоялся в Лондоне, то наши правоохранители и судебные структуры пошли своим путем, он у нас несколько отличается от того, которым идут в Лондоне, поэтому Майклу Калви пришлось посидеть сначала немного в СИЗО, а потом под домашним арестом. Но, поскольку он все понял, раскаялся и заплатил, то теперь он может чувствовать себя свободным».

В деле Калви рано ставить точку еще по одной причине, тоже чисто российской, считает ведущий эксперт Центра политического анализа Михаил Захаров:

Михаил Захаров ведущий эксперт Центра политического анализа «Начинается большая [борьба] за то, кто будет виноват, ведь кто-то же должен быть, хотя бы потому что набор людей сидел некоторое время в неприятных условиях. Это еще не конец. Конкретно для меня, скорее, это что-то неожиданное, потому что российская система правосудия, как к ней ни относись, как правило, не выпускает из своих цепких лап тех, кто уже попал в эти жернова».

Фигуранты дела вину отрицают. Майкл Калви ранее связывал уголовное преследование с корпоративным конфликтом с акционером «Восточного» Артемом Аветисяном. Однако перед передачей дела в суд банк «Восточный» сообщил об урегулировании споров между акционерами.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию