16+
Среда, 21 апреля 2021
  • BRENT $ 66.13 / ₽ 5068
  • RTS1464.17
25 марта 2021, 23:40 Общество

«Я боюсь момента, когда он выйдет на свободу»: как защитить жертв насилия от их мучителей?

Лента новостей

В российском законодательстве не предусмотрены охранные ордера, которые запрещают насильнику общение с потерпевшим и приближение к нему. После интервью Собчак с маньяком об этой проблеме заговорили вновь

Фото: Daxiao_Productions/ru.depositphotos.com

Интервью Ксении Собчак с маньяком обратило внимание общества на пробелы в законодательстве. Оно не регулирует поведение освободившихся преступников по отношению к потерпевшим. Жертвы насилия в результате не чувствуют себя в безопасности, единственный надежный выход, который в таком случае могут посоветовать им юристы — переезд.

В фильме Виктор Мохов, он же «скопинский маньяк», заявил, что ему «надо заняться» Еленой Самохиной. А позже добавил Екатерину Мартынову в друзья в «ВКонтакте». Обе они жертвы его преступлений.

Мартынова рассказала журналистам, что получала сообщения Мохова и раньше. Он писал ей в соцсети из колонии под другим именем. Также Мартынова говорила, что расценивает высказывания Мохова в фильме как угрозы. С ней уже связались представители прокуратуры, и она написала заявление с просьбой возбудить против насильника новое уголовное дело.

Проверить слова бывшего заключенного попросила и депутат Госдумы Оксана Пушкина. Кроме того, в беседе с Business FM она отметила, что подготовит законопроект, запрещающий вышедшим на свободу преступникам общаться с потерпевшими по их делу и приближаться к ним.

Оксана Пушкина депутат Госдумы «Закон об административном надзоре за освободившимися осужденными интересен только УФСИН и УМВД — освободившийся должен быть где-то рядом и регулярно ходить отмечаться. Но это абсолютно никак не защищает потерпевших. Поэтому сегодня нужно повернуть этот закон лицом к потерпевшему, речь идет о ФЗ № 64. А именно, как мне кажется, нужны меры, которые запрещают общаться с жертвой любыми доступными способами, соответственно, и приближаться к ней. Можем ли мы сегодня по закону предоставить охрану потерпевшим? Да, можем. Но это не эффективно, потому что мы не можем их охранять всю жизнь».

Есть закон о госзащите потерпевших и свидетелей. Но, по словам юристов, на практике он почти не применяется. Самый надежный способ обезопасить себя в данном случае — это переезд. Мохову на протяжении шести лет запрещено покидать Скопин. Сейчас у его дома круглосуточно дежурит полиция во избежание самосуда.

В интервью «Московскому комсомольцу» Мохов рассказал, что купил недавно планшет. Запретить общаться, в том числе с бывшими его узницами, ему никто не может.

В большинстве стран Европы и США жертва насилия может оперативно получить охранный ордер, который запретит преступнику не только приближаться, но и вступать в какой-либо контакт с ней. Ордер бывает трех видов — это временная, постоянная и чрезвычайная охрана. Ее оформляют на срок от двух недель. О том, как потерпевших охраняют от преступников в России, Business FM рассказал управляющий партнер адвокатского бюро «ЗКС» Денис Саушкин.

Денис Саушкин управляющий партнер адвокатского бюро «ЗКС» «В России действует закон о государственной защите, и защите подлежат люди, которые являются непосредственными участниками судебного процесса. Госзащите также могут подлежать люди и после вынесения приговора, однако, как показывает практика, закон работает очень не хорошо. Предполагается, что, отбыв назначенное наказание в полном объеме, лицо отдало свой долг обществу, понесло за свое деяние соответствующее наказание и дополнительных ограничений ему не требуется. За каждым лицом, которое обвинялось и понесло наказание, просто физически невозможно поставить сотрудника, чтобы он постоянно с ним жил».

Жертва другой громкой истории — жительница Серпухова Маргарита Грачева. В 2017 году муж (пара находилась в процессе развода) из ревности вывез ее в лес и отрубил кисти обеих рук. Грачеву дали 14 лет колонии. Маргарита не рассматривает вариант переезда из-за детей. И хотя бывший муж на связь с ней не выходит, она опасается за свою жизнь:

Маргарита Грачева жертва насилия «На судах он мне не угрожал. Но угрожал, когда вез из леса в больницу, говорил, что его нужно ждать. Поэтому было бы очень хорошо, если бы появилась какая-то защита жертв от вышедших на свободу преступников, охранные ордера. И хорошо бы, чтобы они были не только на бумаге, а были какие-то электронные браслеты. Чтобы можно было отслеживать: приблизился на сто метров к дому жертвы — и выезжает наряд полиции. Я лично боюсь момента, когда мой бывший муж выйдет на свободу, и не знаю, что делать, потому что со стороны государства никакой защиты и поддержки нет».

На введении охранных ордеров уже третий год настаивают авторы законопроекта о профилактике домашнего насилия. Он так и не был рассмотрен Госдумой. Пройдет ли парламент инициатива Оксаны Пушкиной — покажет время. Есть ли оно у пострадавших — вопрос открытый.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию