16+
Среда, 23 июня 2021
  • BRENT $ 75.25 / ₽ 5462
  • RTS1666.16
25 мая 2021, 07:22 Недвижимость

Константин Тимофеев: «Мы совместно с регионами планируем полностью избавиться от позорного словосочетания «обманутый дольщик» в ближайшие три года»

Лента новостей

Гендиректор Фонда защиты прав участников долевого строительства рассказал Business FM о планах работы организации на этот год, контроле региональных «дорожных карт», мониторинге потенциально проблемных застройщиков и законодательных инициативах

Константин Тимофеев.
Константин Тимофеев. Фото: пресс-служба Фонда защиты прав участников долевого строительства

Фонд защиты прав участников долевого строительства подвел итоги работы субъектов по восстановлению прав пострадавших граждан в первом квартале 2021 года. По тем объектам, которые остались в работе у регионов, картина получилась следующая.

Завершить в полном объеме запланированные мероприятия по восстановлению прав пострадавших граждан удалось только шести регионам: Брянской области (237 человек), Владимирской области (254 человека), Костромской области (211 человек), Орловской области (114 человек), Санкт-Петербургу (22 человека) и Ханты-Мансийскому автономному округу (123 человека). Кроме того, хорошие темпы продемонстрировали Иркутская и Московская области и Приморский край: Иркутская область восстановила права 137 граждан (88% от плана на первый квартал 2021 года), Московская область — 2368 граждан (74%), Приморский край — 345 граждан (42%).

В то же время фонд выделил топ-5 регионов, которые не справились со взятыми на себя обязательствами и сорвали сроки, прописанные в «дорожных картах». Речь идет об объектах, расположенных в Ростовской области (230 человек), Ямало-Ненецком автономном округе (101 человек), Тамбовской (76 человек), Волгоградской (46 человек) и Ульяновской (28 человек) областях. «Ни по одному из этих объектов права граждан не восстановлены регионами в срок. Это недопустимо. Сроки, установленные в «дорожных картах», должны соблюдаться. Если этого не происходит, мы должны понимать объективные причины переноса, — отметил генеральный директор Фонда защиты прав участников долевого строительства Константин Тимофеев. — Если субъекты не справляются, то пусть выделяют средства и передают объекты в фонд. Мы рассмотрим их на наблюдательном совете под руководством заместителя председателя правительства РФ Марата Хуснуллина и примем решение о выплатах или дострое».

По тем проблемным объектам, которые находятся в работе фонда и застройщики которых признаны банкротами, в 2021 году планируется принять необходимые решения. Оставшиеся объекты будут рассмотрены по мере готовности необходимой документации. О планах работы на этот год, контроле региональных «дорожных карт», мониторинге потенциально проблемных застройщиков и законодательных инициативах Business FM рассказал генеральный директор Фонда защиты прав участников долевого строительства Константин Тимофеев.

Среди результатов работы Фонда и в целом результатов изменения расклада с обманутыми дольщиками в прошлом году что вы считаете самым впечатляющим достижением и, напротив, самым печальным итогом?

Константин Тимофеев: Самый лучший результат деятельности фонда — это граждане, которые получили ключи от квартир или денежные средства. Собственно говоря, для этого фонд и был создан. Решения о том, как мы будем восстанавливать их права — достроим дома или выплатим денежные средства, принимаются наблюдательным советом фонда, который в 2020 году возглавил заместитель председателя правительства РФ Марат Хуснуллин. Начиная с прошлого года у нас увеличилось число проведенных заседаний, и, как следствие, мы смогли больше граждан защитить.

Приведу для примера несколько цифр: если в 2019 году мы провели три заседания, то в 2020 году этот показатель вырос до 23, и за первые четыре месяца 2021 года мы провели их уже восемь. Всего на сегодняшний день приняты решения по 78,8 тысячи граждан, из них 19,6 тысячи получат денежные средства, а 59,2 тысячи смогут переехать в свои квартиры после завершения строительства их домов. По принятым решениям мы уже фактически помогли более 28 тысячам человек: 18,1 тысячи выплачены возмещения, остальные 10,1 тысячи получили квартиры.

К сожалению, нам пока не удалось восстановить права всех пострадавших граждан, поскольку не по всем объектам была готова документация. Это, пожалуй, можно отнести к самым печальным результатам прошлого года. Но у нас есть поддержка со стороны депутатов, правительства, Минстроя, поэтому в этом году оставшиеся проблемные объекты будут взяты в работу, и по ним будут приняты решения.

Каковы основные планы фонда на 2021 год?
Константин Тимофеев: Сегодня в работе фонда находятся 724 проблемных объекта. По ним пострадавшими признаны около 45 тысяч граждан. Те объекты, где застройщик признан банкротом, где есть региональное финансирование, мы вынесем на наблюдательный совет фонда в 2021 году и примем решения. Но у нас есть порядка 150 проблемных домов, где конкурсное производство в отношении застройщиков еще не введено. Этих застройщиков предстоит обанкротить, а в среднем на это уходит от трех до 12 месяцев. Плюс процесс сбора документов конкурсным управляющим — еще около трех месяцев. Поэтому решения по этим объектам могут быть приняты только в конце 2021 — начале 2022 года. Также на 2022 год перейдут объекты, которые еще могут стать проблемными в этом году. Речь идет об объектах, которые застройщики начинали по старым схемам, без использования счетов эскроу, — таких сегодня 39% от общего объема строящегося жилья.
В этом году мы планируем усилить работу по восстановлению прав пострадавших граждан в двух направлениях. Во-первых, нам надо увеличить количество объектов, которые будут выноситься на заседания наблюдательного совета. Во-вторых, нам надо наладить контроль за выполнением субъектами утвержденных «дорожных карт». Сегодня за регионами остаются порядка 65 тысяч пострадавших граждан, права которых еще не восстановлены. По большинству проблемных объектов определен перечень мероприятий и прописаны сроки, но эти сроки регулярно срываются. Вот, например, Ростовская, Тамбовская, Волгоградская и Ульяновская области, а также Ямало-Ненецкий автономный округ: ни по одному из 13 объектов плана первого квартала права граждан не восстановлены. Кроме того, у нас регулярно нарушают сроки Новосибирская и Ленинградская области.
Сколько объектов было включено в ЕРПО (Единый реестр проблемных объектов) после того, как был отменен введенный на самый сложный ковидный период мораторий на подобное включение? Есть ли и тут регионы-антирекордсмены?
Константин Тимофеев: Действительно, в прошлом году правительством было принято решение о введении моратория на включение строящихся домов в ЕРПО. Иными словами, те объекты, по которым застройщики нарушали сроки завершения строительства или фонд фиксировал признаки банкротства, не включались в ЕРПО, начиная со 2 апреля 2020 года. Таким образом планировалось поддержать отрасль, которая испытывала проблемы в связи с коронавирусной инфекцией. В то же время у застройщиков появилось дополнительное время, чтобы возобновить свою активность на стройках и найти возможность завершить работы. Те объекты, по которым застройщики таким шансом не воспользовались, были после 1 января 2021 года включены в реестр проблемных. Таких объектов по итогам первого квартала 2021 года у нас 51: больше всего в Ульяновской области — 11, в Краснодарском крае — девять, в Красноярском — шесть. А всего по состоянию на середину мая с начала текущего года реестр проблемных объектов увеличился на 224 дома. Пострадавшими по ним являются, по предварительным оценкам фонда, более 8 тысяч человек.
С января фонд имеет право строить дома на участках, которые переходят к нему после выплаты компенсации дольщикам. Как работает этот механизм и что дает фонду, региону, конечному потребителю?
Константин Тимофеев: Да, в конце прошлого года был принят закон, позволяющий фонду выступать застройщиком и развивать те земельные участки, которые мы получаем после расчетов с гражданами. Если раньше мы могли только продавать такие участки на торгах, то теперь совместно с регионами мы можем реализовать важную социальную программу — строительство жилья для нуждающихся граждан. 15 апреля 2021 года мы подписали пилотное соглашение о реализации такой совместной программы по строительству жилых домов на участках фонда с Саратовской областью. Часть квартир будет выставлена на продажу (вырученные деньги будут направлены на защиту граждан), а часть — отойдет субъекту, который определит, какие категории граждан нуждаются в улучшении жилищных условий.
По Саратовской области у нас в работе находятся 33 земельных участка. В целом по стране подразделения фонда проводят предварительную оценку градостроительного потенциала для дальнейшего развития более 200 земельных участков, которые расположены в 34 субъектах РФ. Также фонд планирует использовать проектное финансирование на строительство жилых объектов, в связи с чем ведутся переговоры с крупнейшими банками.
Как бы вы оценили работу фонда по мониторингу ситуации и предотвращению появления новых проблемных объектов? А главное, как реагируют в регионах на предоставляемую информацию о том, что тот или другой объект могут пополнить список проблемных?
Константин Тимофеев: Мониторинг — одно из основных направлений работы фонда. Его цель не допустить появления новых проблемных объектов. Поэтому, если мы фиксируем такие признаки, то своевременно информируем руководство регионов о риске нарушения прав граждан. На что мы обращаем внимание при мониторинге? Есть ли отставание от примерного графика строительства, нет ли заявлений от кредиторов об инициировании банкротства в отношении застройщика, есть ли обращения граждан о том, что застройщик не исполняет взятые на себя обязательства.
Конечно, ни один из регионов не заинтересован в появлении новых проблемных объектов, поэтому к нашей информации о негативных факторах все относятся, скажем так, осознанно. В то же время меры, принимаемые регионами, различны. Например, в Ханты-Мансийском автономном округе в «дорожную карту» по восстановлению прав граждан наряду с проблемными объектами включены объекты, по которым были выявлены серьезные негативные факторы. В Ленинградской области, как правило, создаются рабочие группы по взаимодействию с застройщиком, а Челябинская область включила треть таких объектов в ходатайство о применении механизмов фонда.
В одном из интервью вы говорили, что в этом году на заседании профильного комитета Госдумы должно состояться очередное обсуждение предложений фонда. Состоялось? И что это за предложения?
Константин Тимофеев: Фонд подготовил большой комплект законодательных инициатив. Их поддержал комитет Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям под руководством Николая Николаева, который и внес совместно с коллегами данный законопроект на рассмотрение. 12 мая 2021 года законопроект был принят Государственной думой в первом чтении. Например, мы предлагаем выстроить централизованный контроль за завершением строительства в регионах и в первую очередь за качеством возводимого для граждан жилья. Для этого планируется возложить на фонд функции технического заказчика не только по объектам, где мы являемся застройщиком, но и по объектам региональных фондов, которые завершают проблемные объекты с привлечением федеральных средств. Чем больше у фонда будет полномочий, тем меньше мы будем зависеть от внешних факторов, которые тормозят нашу работу, и тем быстрее сможем принимать решения.
В последнее время права и возможности фонда уже были существенно расширены — прежде всего, в сфере строительства и достройки объектов. На что теперь имеет право фонд и на что, соответственно, ориентироваться дольщикам проблемных объектов?
Константин Тимофеев: В апреле вышло постановление правительства РФ, уточняющее перечень объектов, к которым могут быть применены механизмы Фонда защиты прав граждан. Теперь мы можем выносить на наблюдательный совет фонда объекты даже при отсутствии у застройщика прав на земельный участок, разрешения на строительство, а также если застройщик не являлся юридическим лицом. Правда, такие объекты должны отвечать одновременно ряду условий: застройщик — банкрот, положительное заключение экспертизы, возможность завершения строительства, действующие технические условия, степень строительной готовности не ниже 50%, наличие денежных средств в региональном бюджете, отсутствие ареста на недостроенный дом и земельный участок.
Еще одно важное нововведение: с апреля 2021 года субъекты должны направлять ходатайство в фонд по новой форме и прикладывать к нему исчерпывающий комплект документов. Это позволит нам оперативно выполнить свою часть работы и подготовить необходимые материалы для вынесения объектов на наблюдательный совет фонда.
Конечно, всем очень хотелось бы взять и одним махом решить проблему долгостроев и обманутых дольщиков. А чего для этого не хватает?
Константин Тимофеев: Каждый объект перед принятием решения досконально анализируется. В первую очередь необходимо понять, что выгоднее (по времени и по финансам) — достроить объект (все-таки гражданам было нужно жилье) или выплатить возмещение. Есть ряд причин, которые негативно влияют на скорость принятия решения фондом. В их числе неоформленные земельно-правовые отношения, когда, например, истек срок договора аренды, или участок не поставлен на кадастровый учет, или не проведено межевание. Затягивает сроки и некорректная оценка конкурсным управляющим активов застройщиков-банкротов. Также мы не можем принять решение, если по объекту отсутствует исходно-разрешительная документация или мы выявляем таких покупателей, объем требований которых предполагает инвестиционный характер сделок ДДУ. Такие случаи отдельно рассматривает подразделение «Экономическая безопасность», потому что мы должны тратить бюджетные деньги и восстанавливать права только тех граждан, которые реально в этом нуждаются, а не защищать инвесторов. Все эти причины негативно влияют на темпы рассмотрения проблемных объектов и сроки восстановления прав граждан, но не зависят от оперативности работы подразделений фонда.
Казалось бы, самый простой выход — взять да раздать всем гражданам деньги и забыть об этом. Но, к сожалению, среди честных граждан, которые вложили в стройку свои личные сбережения, взяли ипотеку, снимают жилье, находятся также и недобросовестные. Новая команда фонда приступила к работе в середине 2020 года, и за шесть месяцев работы мы сэкономили для бюджета 4 млрд рублей, выявляя различные схемы, по которым лжедольщики пытались незаконно получить возмещения. В любом случае мы совместно с регионами планируем полностью избавиться от позорного словосочетания «обманутый дольщик» в ближайшие три года.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию