16+
Воскресенье, 20 июня 2021
  • BRENT $ 73.22 / ₽ 5334
  • RTS1646.72
1 июня 2021, 07:29 Недвижимость

Child-friendly город: о чем забыли спросить современных детей и как воспитать культуру страха в родителях

Лента новостей

Business FM поговорила с архитекторами, психологами и урбанистами о том, что такое child-friendly город, о создании игровых пространств и о решениях, которые подготовили девелоперы и производители

Фото: Софья Сандурская/АГН «Москва»

С 1950 года каждое 1 июня отмечается Международный день защиты детей. К сожалению, в нашем мире все еще надо думать о том, как гарантировать детям жизнь и здоровье, как уберечь от физического и психологического насилия, как обеспечить право на свободу, образование, отдых и многое другое. А в городах в дополнение ко всему прочему надо думать еще и о том, как создать и чем обогатить городскую среду для полноценного развития ребенка.

Безопасное разнообразие комфорта

Что такое child-friendly город? С этим вопросом Business FM обратилась к психологам, архитекторам, урбанистам, и их ответы, разнясь в деталях, в целом оказались очень похожими.

Григорий Соломин, управляющий партнер компании «Новая земля»:

«Дружелюбная к детям среда — обязательный пункт в планировании и развитии мегаполисов Западной Европы и США. Сам термин child-friendly city (CFC) впервые прозвучал на Второй конференции ООН по населенным территориям в 1996 году. В основу концепции дружелюбного города легли принципы Конвенции ООН о правах ребенка. За их соблюдением в городах, подписавших меморандум, следит ЮНИСЕФ — Детский фонд ООН. В этом меморандуме ребенок предстает полноценным гражданином, у которого есть свои требования как пользователя города: социальные, культурные и политические. Child-friendly город должен учитывать потребности детей разных возрастов и их родителей. Для маленьких детей важно создать удобные пространства для прогулок, которые были бы легко доступны родителям с колясками, в том числе с помощью комфортного общественного транспорта. Важно, чтобы объекты ретейла и сервиса также были приспособлены для таких посетителей. Для детей постарше нужны безопасные, но в то же время интересные пространства для активного времяпрепровождения, свободные от машин, разнообразная культурная программа, пространства для самовыражения. Чтобы город действительно был благоприятным для детей, важно и отношение общества к ним как к полноценным участникам городской жизни со своими интересами и потребностями».

Амир Идиатулин, генеральный директор и основатель архитектурной студии IND architects:

«Один из показателей здоровой среды — благополучие детей, в ней живущих, но чтобы сделать современный российский город соответствующим, придется переосмыслить всю среду в целом. Простой пример — детские игровые площадки. В России массово возводят типовые детские площадки, не соответствующие актуальным представлениям о развитии ребенка. В child-friendly городе необходимо рассчитывать устройство площадок для разных возрастных групп (интересы детей меняются по мере взросления, и универсальных решений быть не может). К тому же детскую площадку не надо превращать в загон за забором — ее необходимо интегрировать в городское пространство, чтобы ребенок попадал на нее естественно, самостоятельно заинтересовавшись, а не был приведен за руку взрослым. Child-friendly город должен быть настолько безопасен, чтобы ребенок мог перемещаться без родителей. Пока в российских реалиях такой среды нет, и самая большая опасность — автомобили. При устройстве дружественной ребенку среды стоит продумывать будущие типовые маршруты: «дом — школа», «дом — детская площадка», «дом — спортивная секция», чтобы дети не пересекали оживленные автомобильные дороги. На маршрутах должно быть безопасно как пешком, так и на транспорте: велосипеде, самокате, скейтборде. В Нидерландах, где дети до 15 лет считаются одними из самых счастливых в мире, власти всячески следят за инфраструктурой для велосипедистов: высотой бордюров, наличием пандусов, пересечением велодорожек с автомобильными дорогами. В итоге улицы заполнены подростками на велосипедах и самокатах. Помимо массовой перестройки среды есть и другой способ сделать город child-friendly, хотя бы временно. Власти Филадельфии (США) реализуют программу Playstreets — превращают город в большой летний лагерь. Ежегодно в программе участвует около 300 улиц в разных частях города. За каждую отвечает волонтер: перекрывает движение транспорта в будние дни, организует детский досуг — спортивные игры, вечеринки, театральные представления. Работающий пример оказался заразителен — подобные программы появились в Нью-Йорке и Чикаго».

Александра Черткова и Белла Филатова, партнеры архитектурного бюро «Дружба»:

«Такие понятия, как child-friendly city, city for kids, уже давно введены в мировую, но пока не российскую урбанистическую практику, и представляют собой комплексные методики, которые системно применяются при разработке и реализации городских программ и проектов. Одно из самых важных условий данного подхода — сделать городскую среду безопасной и интересной не только для всех детей, но и для их родителей. В России эта дискуссия уже началась. На выставке «АРХ Москва» второй год подряд инициируют серию обсуждений о child-friendly, недавно Политех совместно с КБ «Стрелка» проводил конференцию «Меня забыли спросить». Наше бюро «Дружба» разработало концепцию «Город для детей», связанную с архитектурой и средой, с правом ребенка на город. Это одна из первых в России попыток обобщить и структурировать знания о среде интересной, безопасной и комфортной для детей. Это набор правил и принципов, которые сводятся к единому знаменателю: что нужно сделать, чтобы детская среда стала комплексной и развивающей. Концепция подразумевает, что детская среда в городе — это не только детские площадки, это понятие гораздо шире: документ включает не только обустройство безопасного, автономного, разнообразного «детского слоя», но и вовлечение детей в проектирование городских пространств».

Словом, дружелюбная по отношению к детям городская среда должна быть разнообразной, учитывающей интересы всех возрастных групп и для каждой из них одинаково притягательной. Она должна быть создана с учетом мнения самих детей — отсутствие у ребенка права голоса эксперты называют одной из самых серьезных проблем. «При формировании городской среды власти порой забывают, что дети могут здраво оценить, что им нравится, а что нет, и их нужно включать в дискуссию, — уверен Амир Идиатулин. — Российский урбанист Вячеслав Глазычев еще в 1980-х годах использовал детские рисунки в качестве идей для преобразования городской среды в Набережных Челнах. Например, обратив внимание на то, что дети дорисовывают фонтаны, он предложил соответствующим образом благоустраивать дворы».

Наконец, городская среда формата child-friendly должна быть безопасной. Тут стоит признать, что страх родителей за безопасность детей серьезно тормозит развитие детских пространств. «Культура страха» — термин, который в контексте детских площадок использовал эксперт по city for kids Тим Гилл, автор книги «Без страха. Как взрослеют в обществе, где стараются избегать риска». «По его мнению, есть два подхода к формированию городской среды для ребенка: стремление обезопасить окружающее пространство и оценка рисков и преимуществ, — поясняет Амир Идиатулин. — Первый путь заводит в тупик, потому что мешает развиваться детской самостоятельности. Второй подход различает хорошие и плохие риски. Хорошие — те, что ребенок оценивает самостоятельно, например, могу ли я забраться по этой стенке так высоко. Плохие оценивают специалисты — например, выдержит ли игровая стенка десять детей». Создавая дружелюбную среду для детей, нужно стараться, чтобы плохих рисков было как можно меньше, считает эксперт.

От базовой песочницы до социального хаба

Детские площадки — далеко не единственное, но, пожалуй, первое словосочетание, которое всплывает как пример городской среды для детей. О том, каковы параметры и особенности создания игровых пространств, Business FM поговорила с сооснователем и директором бюро «Чехарда» Дарьей Бычковой.

— В России действует 12 ГОСТов и принятый недавно Технический регламент 042 Евразийского союза «О безопасности оборудования для детских игровых площадок». Все они созданы и откорректированы в соответствии с европейскими нормами, учитывают огромный опыт стран Европы и направлены на предотвращение всех ключевых рисков, которые могут возникнуть на площадке. Мы считаем, что все эти нормы разумны и актуальны, пересматривать и даже корректировать их нет необходимости, скорее нужны разъяснения некоторых формулировок и нюансов. Правда, часто можно услышать: «По этим нормам невозможно ничего спроектировать». Как правило, такие утверждения исходят от специалистов в области общественных пространств, которые не погружены в тему детства. Мы же считаем, что по этим нормам можно спроектировать не только типовые игровые элементы, но и интересные оригинальные площадки — просто нужно иметь желание вникать и разбираться. И, конечно, практический опыт.

— В чем главная проблема типовых площадок? Почему нужны оригинальные и уникальные решения?

— Когда в каждом дворе одинаковые площадки, детям и взрослым там неинтересно, у них нет стимула прогуляться до другого двора. Есть и более важная проблема. Видя в каждом дворе одно и то же, ребенок начинает проецировать это на мироустройство в целом. Одинаковость стимулирует шаблонное стереотипное мышление, тогда как, играя на разных площадках, ребенок становится более изобретательным, каждый раз решает новые мыслительные и двигательные задачи, играет в разные сюжетно-ролевые игры. Наконец, еще один аспект: когда на площадках установлены одинаковые элементы и помимо них ничего нет, площадки, по сути, превращаются в набор тренажеров. Но игра на детской площадке — это не про спортивную тренировку для прокачки определенной группы мышц, это про целостное развитие ребенка и разных граней его личности. На уникальной площадке архитектор как раз и создает такое окружение.

— Какие ноу-хау могут появиться и уже появляются на детских игровых площадках?

— Детские площадки не являются областью высоких технологий, поэтому здесь скорее нужно говорить не о ноу-хау, а о трендах. Мы считаем, что первый тренд — это природные арт-площадки. В Европе, США, Канаде эта концепция очень популярна, и у нас она тоже становится модной. Особенно сейчас, поскольку в эпоху карантина люди стали больше ценить контакт с природой. Второй тренд — мультифункциональность, когда детская площадка становится чем-то большим и в ней появляются дополнительные функции. Например, это место встречи для жителей микрорайона, или площадка, где можно позаниматься спортом, пока твой ребенок играет рядом (мы называем такие пространства социальным хабом). Ведь взрослые люди не будут собираться на площадке с замками и машинками кричащих цветов, им там просто некомфортно. Для этого нужна более гармоничная среда, созвучная естественной природе человека.

Еще одно набирающее обороты направление — площадки при музеях, в природных заказниках, которые становятся полноценной частью образовательного пространства. Отдельно интересен опыт Мальме: по меркам Швеции это достаточно большой город, и в какой-то момент администрация решила, что необходимо мотивировать людей больше передвигаться по нему. Так была придумана идея тематических детских площадок, непохожих одна на другую, расположенных в разных местах. Они сделаны как плейхабы — уникальные крупные игровые пространства с разнообразными активностями для детей всех возрастов. У мам в Мальме есть группа в мессенджере, где они обсуждают, на какую площадку поедут в следующий раз. Это не только заставляет двигаться и изучать новое, но и формирует комьюнити, чего часто не хватает в крупных городах.

Что же касается площадок в составе ЖК, то, как отмечает Дарья Бычкова, в той же Швеции принцип — никогда не делать никаких площадок около дома, а создавать базовые площадки между несколькими домами и большую площадку на район. Но при плотности и высотности застройки в российских городах одних межквартальных и районных площадок будет недостаточно, они просто не смогут вместить всех желающих. «Хотя сейчас наши застройщики приходят к пониманию, что эффективнее сделать одну большую площадку на квартал или жилой комплекс — интересную, современную, может быть, даже инновационную. А непосредственно у дома оставить необходимый минимум: качели, горку, песочницу», — поясняет эксперт. Причем инновационность в данном случае не просто красивое слово, в чем убеждает конкретика девелоперских проектов.

Движение против «сидячего детства»

Компания «Сити — XXI век» была одной из первых, решивших подойти к созданию детских игровых площадок с научной точки зрения, поскольку ядро ее покупателей составляют семейные люди от 26 до 42 лет, и семьи эти можно назвать «детоцентричными». «Дети — отдельный блок потребителей внутри нашей целевой аудитории, сильно на нее влияющий и формирующий запрос самостоятельно, а не как бы в дополнение к родителям», — считает директор по продукту «Сити — XXI век» Мария Могилевцева-Головина. Опрос фокус-групп, привлечение партнеров-исследователей, проведение глубинных интервью — все методики социальной аналитики в компании используют по максимуму. Плюс, конечно, здесь умеют делать выводы из собственного опыта.

Мария Могилевцева-Головина директор по продукту компании «Сити — XXI век» «Мы уже три года работаем с Центром психологического сопровождения образования «Точка ПСИ». Специалисты центра дают нам важные советы по психологии потребления пространства. Например, как спроектировать двор, чтобы в нем было комфортно всем представителям «детоцентричной» семьи вне зависимости от возраста. Десятилетка отправится в активную зону, его 14-летний брат, который уже отделяет себя от понятия «ребенок», будет сосредоточен на скейт-парке или даже на лаунж-зоне с Wi-Fi. Для мамы с ребенком до года мы, проанализировав европейский опыт, предусмотрели беседки-комнаты, где можно малыша переодеть, покормить, привести его в порядок, и не на глазах у соседей. Еще три года назад, когда мы эти беседки только внедрили, многие возмущались, говорили, что это необъективное, ненужное, надуманное решение. А сегодня комнаты матери и ребенка есть во многих парках, и они вызывают очень хороший отклик у нашей целевой аудитории. Мы понимаем, что в семье может быть бабушка или она будет приезжать в гости — и вот у нас есть зона мини-огородов, точка единения поколений, как мы это себе запланировали. Например, бабушка может обучать детей, своих и соседских, высаживать растения, рассказывать о них что-то — это может быть интересно многим детям городских джунглей из числа тех, кто не выезжает на дачу и не общается близко с природой».

Компания «Интеко» недавно презентовала не просто детскую площадку, а целую методику их создания, основанную на нейродинамическом подходе и тренировке вестибулярной системы мозга. Мозг ребенка бурно развивается, и для этого в первую очередь необходимо правильное движение. Этот постулат — краеугольный камень системы, о которой рассказывает психофизиолог, руководитель клиники «Прогноз» Виктория Ефимова.

Виктория Ефимова психофизиолог, руководитель клиники «Прогноз» (Санкт-Петербург) «Самый ценный опыт приобретается, когда ребенок свободно двигается: самостоятельно решает двигательные задачи, преодолевает трудности, добивается поставленных целей. Но современные городские дети крайне мало ходят и бегают, их чаще возят, а существующие детские площадки, как правило, не учитывают возрастные и психофизиологические особенности детей и их интересы. Такие площадки не вдохновляют и не удивляют, поэтому дети выбирают компьютерные игры, а взрослые поощряют их к этому, так как не понимают последствий данной подмены. А дальше получается замкнутый круг: чем меньше двигательного опыта получает ребенок, тем меньше у него потребность в движении, а движение необходимо для развития мозга. Даже такой момент важен: дети, которые мало лазают, прыгают, бегают, чаще получают травмы — буквально на ровном месте. За последние 20 лет подвижные игры, к сожалению, перестали быть естественной частью жизни детей в мегаполисах. Мы думаем, можно исправить ситуацию, если в каждом дворе появятся созданные на основе научных данных нейродинамические детские площадки. Только они могут составить конкуренцию гаджетам, потому что обеспечивают получение именно тех ощущений и впечатлений, которые важны для развивающегося мозга».

По данным, на которые ссылается Виктория Ефимова, в современной России школьники, имеющие трудности в обучении, составляют от 20% до 40% от общего числа учащихся; число детей, не способных усвоить стандартную школьную программу, за последние 20 лет выросло в 2-2,5 раза; около 20% детей на момент поступления в школу имеют задержки психического развития и так далее. И мало кто догадывается, что часто все это последствия «сидячего детства», неразвитого вестибулярного аппарата и отсутствия на детской площадке, скажем, тренажера с поручнями для ходьбы по неровной поверхности или горки с роликовым спуском.

Пилотную нейродинамическую площадку «Интеко» обещает представить совсем скоро. Жадничать в компании не собираются — разработкой готовы поделиться со всеми желающими (в числе которых, будем надеяться, окажется и правительство Москвы), а в Минстрое с проектом уже знакомы. Причем, беседуя с Business FM, президент АО «Интеко» Александр Николаев постарался успокоить коллег: создание нейродинамической площадки не опустошит девелоперский карман.

Александр Николаев президент АО «Интеко» «Наша нейродинамическая площадка полностью соответствует всем нормам, правилам и так далее. Другое дело, когда мы говорим, что эта идея могла бы лечь в основу будущей регуляторики, значит, мы говорим об ужесточении правил. Не в смысле закручивания каких-то гаек, а в смысле выработки новых, более жестких стандартов, применение которых сделает жизнь людей очевидно лучше. А про деньги признаюсь вам честно: в бюджете проекта West Garden, где появится пилотная нейродинамическая площадка, какая была сумма при запланированных стандартных детских площадках, такая же точно и осталась. Причем мы нашли отечественного производителя — в Чебоксарах, который делает площадки 15 лет. Он посмотрел наши нейродинамические эскизы, сказал «Фантастика!» и согласился взять их в работу, даже частично будет перестраивать для этого свое оборудование. Очень важно, чтобы все понимали: предлагаемые решения лежат абсолютно в рамках классических финансовых лимитов и даже отчасти оптимизируют затраты».

А в финале — кажущийся даже слегка неожиданным поворот темы: child-friendly город — это город, серьезно учитывающий интересы аудитории чайлдфри и предлагающий им зоны, которые Мария Могилевцева-Головина называет вакуумными. «Интерес к таким зонам могут проявлять не только сознательные чайлдфри, но и пожилые люди, и очень молодые, и одинокие. Девелопер должен уметь грамотно разводить потоки, и в том числе наши психологи помогают нам это делать — чтобы впоследствии не зарождалось даже намеков на конфликты. Если ты не проектируешь камерный дом на 25 квартир, а работаешь с районом, то, решая проблему «дети и город», ты, как ни странно, должен одновременно думать и о детях, и «детоцентричных» семьях, и о тех, кто находится за рамками этой аудитории. Вот такой получается парадокс: чтобы дети жили спокойно, красиво и счастливо, надо внимательно позаботиться о тех, кому дети некомфортны или в принципе неинтересны», — считает эксперт.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию