16+
Воскресенье, 25 июля 2021
  • BRENT $ 74.19 / ₽ 5472
  • RTS1595.86
29 июня 2021, 11:24 Право

С чем связаны обыски у журналистов интернет-издания «Проект»?

Лента новостей

Само издание сообщило, что как минимум два обыска из трех прошли по делу о клевете на бизнесмена Илью Трабера. Ранее «Проект» анонсировал выход расследования о главе МВД Владимире Колокольцеве

Фото: Роман Баданин/Facebook

Обновлено в 16:32

Обыски у журналистов интернет-издания «Проект», которые начались ранним утром 29 июня, связаны с делом о клевете в отношении бизнесмена Ильи Трабера. Так полиция объяснила свой приход адвокатам репортеров, сообщило издание.

Оперативники пришли домой к главному редактору «Проекта» Роману Баданину, его заместителю Михаилу Рубину и корреспонденту Марии Жолобовой. Потом журналистов увезли на допрос. В итоге все трое проходят по делу как свидетели, сообщает защита.

Как отметило издание в своем телеграм-канале, незадолго до обысков журналисты анонсировали новое расследование о главе МВД Владимире Колокольцеве. Однако формально в постановлении об обыске у Жолобовой говорится, что дело было возбуждено в 2017 году по признакам клеветы после выхода документального фильма «Питерские. Отец и сын» на телеканале «Дождь». В том фильме Трабер — известный бизнесмен, занимающийся антиквариатом, — был назван «одним из самых влиятельных в городе криминальных авторитетов». Именно это стало поводом для иска и заявления в полицию, которое написал сам Трабер, говорит адвокат Жолобовой Василий Кушнир.

— Приехали следователи следственного управления, возбудили дело о клевете по части 5 статьи 128.1 «причинение тяжкого вреда клеветой». В квартире куча всех: следователи, оперативники, участковый, понятые. В моей практике за 23 года не производили по клевете обыски, то есть такого напора я никогда не видел.

— А главное, четыре года прошло, с чего бы сейчас?

— Я так понимаю, у них по Траберу было дело, а была статья уже в «Проекте» по Колокольцеву, может быть, из-за этого. Потому что у заместителя главного редактора тоже проходит обыск, и он не причастен к этой статье, которая была четыре года назад. У всего руководства «Проекта», я так понимаю, будут проблемы.

— Тогда по поводу чего обыскивают заместителя главного редактора, если он к Траберу не имел никакого отношения?

— Я догадываюсь, что речь про Колокольцева. Он же не может сказать, что это клевета, вот нашли причину.

— А какой формальный повод, если он к Траберу не имел никакого отношения?

— Мне эти вопросы тоже интересны, потому что проводят обыски у людей, которые не имеют отношения к этой статье. Это может говорить только о том, что не в этом причина.

Сайт издания временно не работает, но оно успело опубликовать новое расследование о родственниках Владимира Колокольцева. В нем рассказывается, что семья главы МВД владеет элитными особняками и квартирами. У сына Колокольцева, как утверждает «Проект», есть особняк на Рублево-Успенском шоссе, апартаменты в Москве-Сити и квартира на Ленинском проспекте — только его имущество оценивается в 2 млрд рублей. Еще часть недвижимости и дорогие автомобили оформлены на родственников жены министра. А по декларации Колокольцевы владеют только квартирой в Жулебине площадью 90 квадратных метров и дачей в Щелкове. Также журналисты отмечают, что большую часть роскоши семья главы МВД смогла получить благодаря связям с криминальным миром.

Насколько сильный резонанс вызвал анонс этого расследования, комментирует руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев.

— Эти обыски, мне кажется, только подогрели интерес к материалу, который мог бы пройти практически незамеченным. На днях «Проект» анонсировал публикацию расследования о главе министерства внутренних дел, и сразу после этого сотрудники полиции пришли к автору расследования. Я думаю, что это тот случай, когда стоило бы сперва взвесить все за и против подобных действий, потому что подобные действия лишь еще раз дают повод говорить об ограничениях свободы слова, о гонениях на журналистов и, самое главное, актуализируют как раз то, что вызвало раздражение в министерстве внутренних дел. Теперь индекс цитируемости Жолобовой и «Проекта» растет, и, если статья выйдет, читателей у нее будут кратно больше, а если не выйдет, тем более плохо для Колокольцева — а что же там могло быть. В общем, в любом случае это удар по репутации.

— Еще пишут о том, что как минимум два обыска из трех связаны с делом Ильи Трабера аж 2017 года. Тогда рассказывалось, что он влиятельный в криминальных кругах человек.

— На самом деле, понятно, что для обыска нужны формальные основания, и, возможно, материал 2017 года дает такие формальные основания, но все же понимают, что дело совсем не в этом. Версия, которая предлагается, я думаю, пролетит мимо ушей, что это связано с какой-то другой публикацией. Силовики фактически берут на себя роль пиарщиков журналистов. Есть ли вообще продуманность или это просто рефлекторная реакция?

На вопрос журналистов о возможной связи обысков с расследованием о Колокольцеве в Кремле заявили, что не знают, в чем суть претензий правоохранителей, но наверняка для таких действий есть законные обоснования. Что касается связи бизнесмена Ильи Трабера и Владимира Путина, Песков сказал: «Президент знает эту фамилию, так как он работал в Петербурге, и этот товарищ играл определенную роль в экономической жизни. Но мне не известно, что у них были какие-то близкие отношения, дружеские или деловые».

По делу о клевете журналистам грозит штраф до 5 млн рублей или лишение свободы на срок до пяти лет. Юристы отмечают, что, если дело было заведено в 2017 году, срок давности по нему должен был истечь через два года. Полгода назад «клевета» перешла в категорию преступлений средней тяжести с давностью в шесть лет. Но закон не может иметь обратной силы, и такая редакция к делу против «Проекта» применяться не должна.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию