16+
Вторник, 23 апреля 2019
  • BRENT $ 74.30 / ₽ 4734
  • RTS1277.71
6 марта 2010, 12:06 Макроэкономика

Президент довел армию до миллиона

Лента новостей

Численность вооруженных сил России за последний год сократилась примерно на 300 тысяч человек, констатировал Дмитрий Медведев. Но весь переход к «перспективному облику» вооруженных сил, займет не менее десяти лет, полагают военные эксперты

Армия России за последний год сократилась примерно на 300 тысяч человек. Фото: РИА Новости
Армия России за последний год сократилась примерно на 300 тысяч человек. Фото: РИА Новости

Численность вооруженных сил России только за последний год сократилась примерно на 300 тысяч человек, но весь процесс перехода к «перспективному облику» вооруженных сил и создание современной армии займет не меньше времени, чем в свое время понадобилось Петру I для создания имперской армии и флота. Критерий успеха реформ ВС — способность эффективно решать конфликты на постсоветском пространстве.

В 2008 году численность вооруженных сил России составляла 1 млн 130 тысяч человек, но теперь даже эта численность стала достоянием истории. «Штатная численность военнослужащих доведена до 1 млн. Поставленные перед Минобороны задачи по выходу на перспективный боевой состав вооруженных сил в целом выполнены», — объявил Дмитрий Медведев на коллегии Министерства обороны России.

По мнению президента, «главная цель качественного совершенствования вооруженных сил — это создание современных, оснащенных новейшими вооружениями армии и флота».

Дмитрий Медведев также напомнил, что в сентябре 2008 года утвердил перспективный облик вооруженных сил, и в течение прошлого года была создана их организационная основа, причем это было сделано без дополнительного выделения средств.

Перспективный облик представляет собой вооруженные силы, переформатированные по бригадному принципу, что позволит, как предполагается, «воевать не числом, а уменьем», как сказал министра обороны Анатолия Сердюкова. Сейчас в сухопутных войсках сформировано более 80 бригад, численность каждой из которых может быть доведена до 4 тысяч человек. Дивизионный принцип остался формально в десантных войсках, но фактически их структура также является бригадной.

Структура РВСН и Космических войск претерпела минимальные изменения.

Известно, что в российской армии предполагается создание трех видов бригад нового образца. Речь идет о тяжелых (бронетанковых), средних (многоцелевых) и легких (десантно-штурмовых, или горных) бригадах. При действовавшей прежде дивизионной системе каждой дивизии для развертывания необходимо было до 20 суток. Для бригад нового типа этот срок сокращается до суток.

Как отмечает военный обозреватель «Новой газеты» Павел Фельгенгауэр, объявленная некоторое время назад реформа армии действительно продолжается, но окончательное создании современной армии нового типа займет не менее 10 лет.

«Сказать, насколько армия эффективна, можно будет только в случае, если война случится. Насколько хорошо воевать будут — только она покажет, — комментирует BFM.ru ход реформы эксперт. — И суть не в том, что бригадный принцип использован или нет, а в том, что происходит ликвидация прежней армии, и вместо нее создается армия регулярная и находящаяся в постоянной боевой готовности»

По словам Фельгенгауэра, создающиеся вооруженные силы будут предназначены для реализации совершено других целей, нежели армия советского типа, то есть не для противостояния с Западом, а для проведения операций, подобной той, что имела место в ходе российско-грузинского конфликта.

Дело в том, что Россия постепенно превращает себя из глобальной державы в региональную и ставит перед собой региональные цели, в рамках которых армия должна обеспечить доминирование на постсоветском пространстве. При этом Россия остается ядерной державой, но ядерные силы используются с другой целью.

«Если раньше это было глобальное противостояние с Западом, США и НАТО, заодно и с Китаем, то теперь это региональные цели — не допустить вмешательства в наш регион других, более сильных держав. Поскольку понятно, что в военном отношении сегодняшняя Россия страна достаточно слабая. Она слабее Америки и НАТО, Китая и даже Турции, если не учитывать ядерное оружие, — полагает Павел Фельгенгауэр. — Поэтому необходимо ядерное оружие, чтобы компенсировать российскую слабость».

«Уйдут многие годы, десятилетия, пока получится старую советскую систему, рассчитанную на ведение войны и победу в глобальной ядерной войне, перестроить на вооруженные силы, рассчитанные на ведение и победу в войне с Грузией», ― говорит эксперт.

Однако он указывает, что процесс оснащения российских вооруженных сил современным вооружением для выполнения новых задач наталкивается на большие проблемы. Когда Владимир Путин пришел к власти, то деньги начали выделять и резко увеличились расходы на закупки, но с выполнением заказов для ВС большие проблемы, потому что параллельно имеет место и кризис ВПК. «Оборонке сложно создавать современные вооружения, тем более делать это без западных комплектующих и западной помощи, — отмечает Павел Фельгенгауэр. — Поэтому почти все новые разработки создаются с использованием западных комплектующих. И проблема заключается в том, что денег выделяется все больше, а закупки не растут».

«Перевооружение — это сложная проблема, ее решение требует времени, денег и важных политических решений, потому что нельзя одновременно враждовать с Западом, и одновременно использовать Запад, как основной источник нового вооружения», — считает Павел Фельгенгауэр.

Отметим, что в рамках госпрограммы вооружений на 2007-2015 годы предусматривается комплектное оснащение около 200 соединений и частей, а также планируется закупка более 3 тысяч и проведение модернизации и специального ремонта около 5 тысяч единиц вооружения, военной и специальной техники (не только танков).

Как заявил недавно главком Сухопутных войск Александр Постников, сейчас находящийся на вооружении российской армии танковый парк составляет около 20 тысяч единиц, что почти в 2 раза превышает реальную потребность в них. По его словам, дальнейшее развитие танкового парка предполагает создание новых машин и отчасти модернизацию старых образцов. Согласно программе, в 2015 году в Силах общего назначения новыми и модернизированными образцами будут оснащены 40 танковых батальонов (1400 танков), из которых 22 батальона — новыми танками.

Вообще же до 2015 года планируется закупить для Сухопутных войск 40 батальонных комплектов танков (1400 танков), 60 оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М», 18 дивизионов зенитно-ракетной системы С-400, 1 полк зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1» (по другим данным 400 установок), 2 реактивных полка модернизированных реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Ураган-1М», 116 тысяч автомобилей, 350 БМПТ «Терминатор» (Боевая машина поддержки танков), 600 БТР-90 «Бережок», 20 систем РСЗО «Смерч».

В настоящее время численность офицерского состава в ВС находится на уровне примерно 340 тысяч человек, прапорщиков — около 140 тысяч. То есть почти половина наличного состава. Между тем, в западных армиях доля офицеров примерно 15%, и такой же пропорции предполагается достичь в российской армии. Поэтому к 2016 году будут оставлены только 150 тысяч офицерских должностей, а излишних офицеров придется уволить.

Учитывая важность этой проблемы, эксперт отдельно прокомментировал кадровые проблемы ВС и данные о численности вооруженных сил, озвученные президентом.

«Когда говорят о такой круглой цифре, то ясно, что эта цифра нереальная, так не бывает, и она не соответствует ничему. А сколько там реально людей, сказать сейчас сложно, потому что у нас никогда это официально не объявляют», — сомневается эксперт.

Он напомнил, что недавно Анатолий Сердюков признал, что в российской армии больше полковников и подполковников, чем лейтенантов и капитанов, и усилия министра обороны направлены на изменение сложившихся пропорций.

«Это, конечно, нелепая ситуация, все ее ускоренно пытаются разрешить, сокращают количество ненужных офицеров и создают корпус профессиональных сержантов, что само по себе не требует таких уж сумасшедших денег, но требует времени и отбора этих людей, — поясняет Павел Фельгенгауэр. — Т.е. надо создавать, по сути, с нуля корпус профессионального унтер-офицерского состава»

Этот процесс требует времени и создания структур, которые могли бы после отбора этих кандидатов их соответствующим образом обучить, чтобы впоследствии «из заново обученных хороших лейтенантов выросли хорошие полковники и генералы», резюмирует Павел Фельгенгауэр.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию