16+
Четверг, 22 февраля 2024
  • BRENT $ 83.21 / ₽ 7692
  • RTS1068.09
3 марта 2022, 15:09 Компании
Спецпроект: Бизнес говорит

Российский бизнес начал сталкиваться с последствиями западных санкций

Лента новостей

У компании «Мастер-Проф», которая поставляет инженерную сантехнику, товар застрял в порту Роттердама. Местные власти отказываются принимать любые грузы из России

Фото: Jerry Lampen/EPA/TASS

Обновлено в 22:53

Российский бизнес не должен опускать руки на фоне санкций, стрессовый сценарий взаимодействия правительства и бизнеса был отработан в период пандемии, заявил замглавы МИД РФ Александр Панкин на Красноярском экономическом форуме (КЭФ).

Business FM попросила предпринимателей рассказать свои истории о том, какие сложности возникли у компаний в новых условиях.

Компания «Мастер-Проф» десять лет работает на российском рынке. Это крупный поставщик инженерной сантехники. О проблемах с логистикой рассказывает ее генеральный директор Павел Брун.

Павел Брун гендиректор «Мастер-Проф» «Мы занимаемся поставками инженерной сантехники, наши основные клиенты — это сети DIY, точнее, не основные, а 99%, то есть фактически мы работаем только на них. Это «Максидом», Castorama, Leroy Merlin и более мелкие сети, которые находятся по всей стране. 50% продукции у нас — это импорт, везется из Китая, по нашим чертежам там изготавливается какая-то продукция, везется сюда и продается уже под нашим брендом. И 50% — это продукция, которая производится здесь, в России. Поскольку оборот большой, то, конечно, контейнеры постоянно идут из Китая, постоянно пополняют остатки по складу. На данный момент у нас в пути семь контейнеров, и все они застряли. Причем в последний год были очень большие пробки. Сначала мы отправляли контейнеры через Находку и Владивосток, то есть из Китая, из порта Нинбо до порта Владивосток, дальше из Владивостока по железной дороге до Питера. Полгода назад примерно случился полный коллапс во Владивостоке: мы ждали контейнеры по пять-шесть месяцев, но хотя бы было понятно, что очередь постепенно рассасывается, контейнеры отправляются, и мы когда-то их получим. Мы все контейнеры переадресовали, теперь они у нас идут морем, и следующие контейнеры мы отправили, они идут из китайского порта Нинбо до Роттердама, там перегружаются, какие-то на Европу, какие-то — на Россию, и едут к нам. Так вот Роттердам отказался принимать вообще в принципе контейнеровозы с российскими контейнерами. Соответственно, сейчас перевозчики нам задают вопрос: «Ребята, мы со своей стороны все сделали, мы все привезли, довезли, сейчас будут простои, платите деньги за них». Порт Роттердама нам ничего сказать не может, потому что у них есть указание от правительства, они перестали работать и принимать любые российские грузы. А если учесть, что там сезонный товар, который нужен нам к лету, а второй момент, если учесть, что сейчас такие скачки курсов и часть товара еще нужно оплачивать, нужно растаможивать его и платить доставку, а это все в евро либо в долларах, то, конечно, ситуация абсолютно непонятная, непредсказуемая».

Компания «СпецDrive» из Подольска занимается ремонтом и обслуживанием грузового коммерческого транспорта. Историю о резком повышении цен в несколько раз нам рассказал гендиректор станции технического обслуживания «СпецDrive» Андрей Дегтярев.

Андрей Дегтярев гендиректор станции технического обслуживания «СпецDrive» «Организация занимается ремонтом и техническим обслуживанием коммерческого транспорта, а это грузовые автомобили средней тоннажности, которые ездят по недалекому междугородью, но бывают и те, которые далекие. То есть это не фуры большие, но и не маленькие „Газели“, средний тоннаж. У нас в основном клиенты — юридические лица. Буквально на третий день истории с Украиной очень явно стала проявляться проблема резкого увеличения стоимости запасных частей. Деталь, которая стоила 15 тысяч, обычный датчик скорости, маленький кусочек металла, ничего такого нет, три дня назад она стоила 15 тысяч, 16 тысяч в мелком опте, сейчас она стоит 51 тысячу в мелком опте. Если раньше мы могли какую-то наценку делать для продажи в розницу, то сейчас нам просто не к чему наценки делать, потому что цена сверхвысокая. Этим способом стали поступать абсолютно все поставщики запасных частей. Мы стали спрашивать, почему так, они говорят: цены поднялись, с поставками перебои, поэтому мы делаем такие наценки. Сказать, что они купили какой-то новый запас запчастей и реализуют его по новым ценам, нельзя, потому что такие поставки, как правило, идут достаточно долго из Кореи, Китая, Японии, они так быстро за три дня не приходят. Это коммерческий транспорт. Все наши клиенты имеют долгосрочные контракты с какими-то предприятиями, то есть предприятие в данном случае не волнует, испытывает ли конкретная машина какие-то проблемы. Владелец этой машины обязан выпускать эту машину на линию и исполнять свой контракт. А контракты дорогие, они не три рубля, поэтому любая цена запчасти априори дешевле, чем потерять клиента, потерять контракт. И вот этим многие продавцы запчастей пользуются. Выручку мы потеряем где-то процентов 60, если не будет повышений со стороны арендодателей, лизингодателей. Месяца три — и зарплату будет платить уже нечем».

А вот что говорит владелец компании по онлайн-продаже премиальный техники MadHIFI Максим Шмельков, Санкт-Петербург:

— Мы столкнулись в результате новых экономических условий с рядом проблем, то есть по нам это нанесло удар даже сразу с четырех направлений. Первое — это мгновенный рост цен. Минимальный рост цен, который произошел, уже 24-го числа, — это 19%, все товары, которые у нас продаются, это все зарубежное — Европа, США, Япония. Соответственно, минимальный рост 19% и до 30%. Второй момент, который по нам нанес удар, — это сложности взаиморасчетов с поставщиками, так как мы находимся в Санкт-Петербурге, основные партнеры находятся непосредственно в Москве. И ряд импортеров полностью прекратили отгрузки и не принимали заказы, вторая часть импортеров сообщили, что будут принимать только наличными и только в евро, то есть даже не по безналу, а только наличными, привозить в офис, то есть это тоже довольно большие сложности. Третья проблема — что у людей в регионах уже нет денег на картах. Все побежали снимать деньги, побоялись, что вклады могут быть конфискованы. Соответственно, люди, которые были нашими потенциальными покупателями из регионов, не могут оплатить товары онлайн. И четвертая проблема — в связи с тем что логистика сейчас между Европой и Россией очень сильно подкосилась, поставщики не принимают заказы на новые товары, покупатели боятся проплачивать из опасения, что товары просто не будут физически доставлены в Россию. Довольно сложная ситуация конкретно в нашем бизнесе, то есть сейчас складские остатки у многих поставщиков просто разбираются, кто успел, тот схватил, и у нас период стагнации начинается. Заказы сейчас уже не поступают. Ущерб можно рассчитать только по текущим заказам, так как у нас довольно дорогие импортные товары, переговоры о приобретении конкретных систем ведутся иногда месяцами. И очень многие заказы, которые уже были практически на стадии оплаты, все уже было согласовано с клиентами, они просто повисли, так как цены существенно выросли, и многие товары были непосредственно заказными и должны были поставляться в течение трех-четырех месяцев с момента заказа. Ущерб, если по нам говорить, то по последним заказам — у нас было заказов примерно на 7 млн рублей, которые у нас теперь не оплачены фактически.

— Если все будет как сейчас, то сколько ваш бизнес может протянуть?

— Нам чуть проще, так как мы два года назад ушли из офлайн-торговли и перешли непосредственно в онлайн, поэтому мы снизили свои издержки до минимума, что касается оплаты, только определенных банковских услуг, соответственно, бизнес у нас может существовать, но это будет именно существование. Поэтому если ситуация нормализуется в пределах полугода-года, то чисто теоретически мы должны протянуть на некоторых накопленных резервах.

Мнение Дениса из Екатеринбурга, он является владельцем компании по разработке и производству грузоподъемной техники:

«Рост курсов лично для моей компании — бальзам на душу. Чем он выше, тем лучше. Я делаю грузоподъемный механизм, в России их никто не делает, только за рубежом есть. В этом году начинаю серийный выпуск и, понимая то, что выше сказал, сразу начал использовать только наши отечественные узлы либо сам разрабатывал. То есть доля иностранных компонентов где-то процентов пять от себестоимости, электроника там в основе китайской компонентной базы. Это долго и трудно, но зато дешево, надежно. Хотя можно было сделать легче и быстрее и несколько дороже с использованием иностранных узлов. И вот чем выше курс валюты, тем более подавляющее преимущество имеют мои изделия над зарубежными. Все, кто нормально научился что-то делать, у них очередь из клиентов стоит, имеется в виду производители, мощности загружены на несколько месяцев вперед. Но вот станок если ты захочешь купить фрезерный, то от двух до шести месяцев надо ждать, загоняя большую предоплату. Очень многие стараются брать наше оборудование, потому что ты его отремонтировать сможешь и запчасти тебе не запретят ввозить. Я эту ситуацию знаю на 100%. Последние 15 лет из этого сегмента, раньше этим занимался».

Дмитрий Дмитриев из Московской области — владелец компании, занимающейся импортом строительного оборудования:

«Компания давно занимается импортом из Китая и немножко из Индии, для дома, для семьи товар. Ситуация, с которой сейчас столкнулись, давайте начнем с Китая. Помимо общего подорожания товара просто в Китае, как у всех производителей, сейчас с логистикой огромные проблемы. Плюс с учетом того, что у нас сейчас происходит с курсом и в целом с экономикой, китайские производители тоже начинают немножечко аккуратно страховаться по отношению к российским партнерам. Даже с учетом того, что сегодня курс у нас под 120 текущий, мы со всем готовы справиться. Единственное, что четко совершенно убивает, — это ставка ЦБ 20%. То есть это по кругу сразу не только нас всех партнеров касается, овердрафты нам всем закрыли, или переходите с каких-то чуть за 10% на чуть под 30%, все старые кредиты, которые были 10-12%, стали более 20%, при кредитном плече за 20% и практически при невозможности теперь взять эти кредиты, потому что со старыми надо теперь думать что-то, как с ними бороться, мы частично, конечно, в России работаем, с российскими производителями, но здесь тоже уже цены поднялись. Мы должны пытаться транслировать какую-то новую цену на рынок. У нас по рынку электроинструментов общий консенсус-рост где-то 30%. До сегодняшнего дня повышения курса доллара и юаня соответственно. С сегодняшнего дня, судя по всему, еще на 20% цены надо поднимать, потому что мы иначе не укладываемся в себестоимость. У нас есть складские остатки, которые мы можем продавать, денег можем своим партнерам не платить, где есть отсрочка платежа, в результате достаточно быстро проедим все, что у нас есть».

Большинство перевозок в Россию и из России через крупнейший порт Европы продолжаются с минимальными перебоями, поскольку основные энергетические товары, такие как нефть и СПГ, не подпадают под санкции ЕС против Москвы, заявил представитель Роттердамского порта.

Однако среди судоходных компаний существует некоторая путаница, и таможенники проводят дополнительные проверки контейнеров, которые могут содержать санкционные товары.

Ранее глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин заявлял, что российский бизнес рассчитывает на механизм постоянных оперативных консультаций с правительством. Сегодня не может быть традиционных схем межведомственного согласования документов. Бизнес, по словам Шохина, ждет создания механизмов, помогающих решать проблемы оперативно.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию