16+
Вторник, 23 апреля 2024
  • BRENT $ 87.40 / ₽ 8150
  • RTS1174.17
8 июня 2022, 00:38 Политика

Крепость выражений выдает слабость надежд на мирные переговоры. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Кажется, в мировой политике решили, что текущая ситуация дает индульгенцию на использование в публичной сфере языка «разговорной дипломатии». Некоторые российские политики не отстают. О причинах рассуждает Георгий Бовт

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Бывший президент и премьер-министр Дмитрий Медведев, занимающий сейчас должность зампреда Совбеза России, опубликовал крайне резкий пост в своем телеграм-канале в контексте спецоперации на Украине. «Меня часто спрашивают, почему мои посты в Telegram такие резкие. Отвечаю — я их ненавижу. Они ублюдки и выродки. Они хотят смерти нам, России. И пока я жив, я буду делать все, чтобы они исчезли», — говорится в записи. Медведев заявил, что у него нет иностранного имущества. А что с тосканскими виноградниками из расследования Навального*? Что случилось с политиком Медведевым?

Доводилось уже читать самые фантастические версии того, почему профессорский сын родом из культурной столицы России стал столь аффективным, назовем это так, в своих политических высказываниях, раздающихся с «трибуны» телеграм-канала. Одни говорят о глубоко личностном восприятии происходящего, другие привычно высасывают из уже истощенного пальца нечто про преемничество и, прости господи, политический транзит, в процессе которого Дмитрий Анатольевич якобы хочет быть «правее Папы Римского».

На самом деле, все это ерунда, и рассуждения эти яйца выеденного не стоят. В российской политике по-прежнему действует принцип, согласно которому самая простая версия и есть самая правильная. Просто Дмитрий Медведев сегодня может, во-первых, не оглядываться на последствия своих высказываний. Во-вторых, времена спецопераций и военных конфликтов вообще порождают совершенно иной язык общения с публикой, нежели времена рутинные и мирные. Политика ведь давно стала разновидностью шоу, публика воспринимает не суть, а в первую очередь звонкость фразы. В этом плане сухие фразы из ежедневного брифинга представителя Минобороны Игоря Конашенкова политизированная публика на цитаты точно не растащит, а вот Дмитрий Анатольевич имеет больше шансов попасть в ту самую точку народного нерва, в каковую попал уже столько лет назад Владимир Путин со своим «замочить в сортире».

Во всяком случае, Дмитрий Анатольевич, наверное, так думает. На мой субъективный взгляд, учитывая прошлые условно либеральные заслуги его как президента, новый стиль у него получается пока не очень гармонично, но я могу ошибаться. Зато публика может четче уловить суть.

Так, 30 мая Медведев написал, что в случае ракетных ударов по российским городам Россия может нанести ответные удары по «центрам принятия» «преступных решений», часть из которых находится «совсем не в Киеве». Доходчиво? Вполне. Между прочим, за полчаса этот пост прочитали 388 тысяч человек. Пару дней назад тот же Медведев назвал «имбецилами» авторов шестого пакета санкций ЕС, который, по его мнению, нацелен не только против России, но и призван разжечь «пожар мировой революции».

Но эпоха перемен не только у нас разжигает эмоции. Так, многие украинские политики уже давно перешли на язык, назовем это так, «разговорной дипломатии». Посол Украины в ФРГ Андрей Мельник, к примеру, назвал канцлера Шольца «обиженной ливерной колбасой» за его нежелание посетить Украину. Из Киева вообще часто строго указывают и даже строго поучают немецких лидеров, какое им надо поставлять оружие Украине и насколько быстро.

Непростые риторические отношения складываются у Украины с Венгрией — за ее якобы особую позицию в отношении России. Венгры в долгу не остаются. Так, недавно глава МИД Венгрии Петер Сийярто поддержал заявление о психических проблемах Зеленского, о которых накануне заявил спикер венгерского парламента Ласло Кёвер. Поводом для столь резких заявлений стала критика украинского лидера в адрес Венгрии. Зеленский возмутился тем, что Венгрия выступала против расширения антироссийских санкций на энергосектор, не поддерживает введение бесполетной зоны над Украиной, не поставляет Киеву оружие и не разрешает его транзит через свою территорию.

То, что произносят в адрес России представители польских властей или лидеры балтийских стран, не поддается спокойному цитированию в принципе. В ответ — правда, не с самого высшего уровня — раздаются определения и инвективы соответствующей тональности. Если бы кто-то мог послушать это со стороны, скажем инопланетяне, то они рассудили бы, что эти люди решили больше никогда не жить вместе на одной планете, а собираются разлететься на разные. Ну или вообще просто разлететься на мелкие кусочки в адовом пламени мировой войны.

Довольно долго не трогали Эммануэля Макрона, но тут досталось и ему. Всего лишь за то, что он призвал не допускать унижения России, чтобы упростить дальнейшие переговоры. Тут же отозвался глава МИД Украины Дмитрий Кулеба, заявивший, что призывы не допустить унижения России могут лишь унизить Францию или любую другую страну, а всем надо «сосредоточиться на том, как поставить РФ на место». Из чего следует попутный вывод о том, что никакими переговорами в ближайшее время и не пахнет.

Потому что когда такие слова носятся в политической атмосфере, то там нет места для миролюбия. Особенно когда досужую публику из той, что вообще никак не причастна непосредственно к боевым действиям и не испытывает соответствующих страданий, словно приучают к роли праздных зрителей в римском театре гладиаторских боев.

*Внесен в список экстремистов и террористов Росфинмониторинга

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию