16+
Пятница, 24 мая 2024
  • BRENT $ 81.36 / ₽ 7343
  • RTS1204.89
11 июля 2022, 08:00 Недвижимость

Никита Стасишин: «Тема поэтапного раскрытия эскроу — из серии ощущений на кончиках пальцев»

Лента новостей

Какие задачи ставит перед собой стратегия развития строительной отрасли и ЖКХ, возможно ли в будущем поэтапное раскрытие счетов эскроу и почему одной из ключевых для министерства тем станет тема «потребительского терроризма»?

Никита Стасишин.
Никита Стасишин. Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Последние месяцы и для государственных ведомств, и для бизнес-структур, и для обычных граждан были временем принятия быстрых решений: горизонт планирования — пара дней, если не сказать пара часов. Но с заместителем министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации Никитой Стасишиным мы беседуем не столько о том, что есть сегодня, сколько о том, что будет завтра: какие задачи ставит перед собой стратегия развития строительной отрасли и ЖКХ, станет ли Минстрой вновь поднимать вопрос о поэтапном раскрытии счетов эскроу и почему одной из ключевых для министерства тем осенней сессии Госдумы станет тема «потребительского терроризма».

Мы беседуем через несколько дней после того, как состоялось заседание президиума Госсовета, ставшее площадкой для обсуждения стратегии развития строительной отрасли и ЖКХ. Можно ли коротко описать ее основные положения?
Никита Стасишин: В части жилищного строительства это одна из основных стратегий до 2030 года и в плановом периоде до 2035 года. В ней отражены механизмы, меры и пути достижения главных целей — это увеличение ежегодных объемов строительства до 120 млн квадратных метров в 2030 году, это сбалансированное развитие социальной, инженерной, дорожной инфраструктуры в рамках реализации проектов жилищного строительства, это модернизация жилищно-коммунального хозяйства, это новая программа ускоренного расселения аварийного жилья, это дополнительные административные градостроительные изменения, которые позволят отрасли быть максимально эффективной от момента принятия решения до момента ввода объектов в эксплуатацию.
Отдельный блок связан с завершением ранее начатых строек — так называемых объектов незавершенного строительства, которые возводятся с привлечением средств бюджетов всех уровней. Ну и самое основное — это понимание того, какое качество жилья и жилищно-коммунальных услуг должны получать наши граждане, в каком направлении должны двигаться губернаторы и регионы в рамках реализации проекта «Жилье и городская среда».
По-прежнему мы говорим о 120 млн квадратных метров в год… С вашей точки зрения, не стоит ли все-таки пересмотреть эту цифру с учетом складывающихся обстоятельств?
Никита Стасишин: Если посмотреть динамику того, что происходит сегодня с точки зрения ввода жилья, то по итогам пяти месяцев 2022 года мы видим рост объемов жилищного строительства. Понятно, что, с одной стороны, предыдущие два года были для строительной отрасли крайне сложными, пандемийными. Но с другой стороны, меры, которые поддержал президент страны, по субсидированию ипотеки и кредитов застройщиков, и иные меры поддержки, связанные с законодательными инициативами, позволили нам в эти годы практически не уменьшить масштаб ввода и нарастить объем выданных разрешений на строительство. И в этом году у нас по показателям стоит задача ввести в строй не менее того, что было в 2021-м — а это рекордные за всю историю 92,6 млн квадратных метров. То есть, планка у нас очень высокая.
Если углубиться в цифры и посмотреть, из чего состоит этот ввод, то, конечно, мы увидим увеличение объемов индивидуального жилищного строительства. Но в этом нет ничего плохого: значит, наконец-таки начали работать те инструменты поддержки сегмента ИЖС, которые разрабатывались и принимались на протяжении последних полутора лет. Ну и параллельно все-таки имеется неплохая пока динамика по вводу многоквартирного жилья. Да, анализируя ситуацию на рынке, мы видим возникшие с учетом изменения ключевой ставки сложности — не проблемы, но сложности — с выдачей нового проектного финансирования, с эффективными ставками для застройщиков. Но если смотреть по тем метрам, которые строятся и продаются последние полтора года, то здесь нет рисков появления долгостроев или не сданных в срок проектов. Конечно, с каждым домом история совершенно отдельная, но, думаю, это основная задача губернаторов — не допустить появления очередных проблемных объектов.
Счета эскроу и проектное финансирование обезопасили покупателей и застройщиков — новых пострадавших граждан у нас уже не будет, но региональные показатели по вводу жилья никто не отменял и ответственности за их выполнение с губернаторов не снимал. А тут задача, которую мы перед собой ставим, и которая «зашита» в стратегию развития отрасли — вовлечь в оборот земли, градпотенциал которых сегодня по всей стране составляет более 200 млн квадратных метров, обеспечить проектное финансирование и начать строительство абсолютно нового уровня микрорайонов (хотя, конечно, точечная застройка тоже часто бывает неплохой). Все это должно привести к изменению и качества жизни, и качества тех услуг, которые люди получают, въезжая в новый микрорайон.
Звучит очень красиво, хотя есть два «но», о которых постоянно говорят профессионалы отрасли. Первая проблема, которую вы так мягко назвали «сложностями с получением проектного финансирования», в устах застройщиков звучит настоящей трагедией: множество жалоб на банки, что те лютуют и не выдают кредиты, даже когда все проектные показатели за, и что на самом деле никаких проблем с кредитованием не испытывают только крупные девелоперы, которые часто аффилированы с банками. А в продолжение — вторая проблема, заключающаяся в том, что у нас в стране сотни городов, где многоквартирное строительство вообще не ведется по тем или иным причинам, первая и главная из которых — низкая маржинальность проектов. Как вы думаете, мы можем переломить эту ситуацию? Ну чтобы и к небольшим застройщикам банки повернулись лицом, и не только Москва, Петербург и Сочи хвалились своими строительными достижениями.
Никита Стасишин: Ну давайте честно: не только Москва, Петербург и Сочи сегодня вправе хвалиться. Конечно, мы ведем работу и с Центральным банком, и с банками, и с регионами. И конечно мы должны требовать от наших коллег из экономического блока, в первую очередь из банковской сферы, чтобы они, абсолютно правильно, кредитовали не только большие, а еще и небольшие проекты с небольшой рентабельностью, небольшой маржинальностью, которые востребованы в самых разных городах нашей страны — вовсе не только в агломерациях или региональных столицах. Но чтобы это реализовать, необходимы меры поддержки как в части предложения, так и в части спроса.
Если мы говорим про предложение, то мы должны в таких проектах помогать строить социальную, инженерную, транспортную инфраструктуру, чтобы она не «перекладывалась» в стоимость квадратного метра, чтобы проект был рентабельным и выдерживал андеррайтинг банков. Но с другой стороны, мы должны просить наши банки, чтобы они спокойнее подходили к оценке рисков и все-таки не перезакладывались здесь «в три конца». А чтобы и застройщикам, и банкам было проще, нужны меры поддержки спроса, поскольку сама модель проектного финансирования и счетов эскроу сегодня работает так, что чем активнее продажи, тем эффективнее ставка для застройщика, что напрямую влияет на экономику проекта. Поэтому здесь как раз важны и льготные ипотеки, которые сегодня есть, и дополнительные региональные программы, направленные на поддержку различных категорий граждан, и тема создания арендного жилья, которое обязательно должно быть. Потому что не все люди могут покупать жилье в ипотеку и не все семьи готовы это делать даже при нулевой ставке.
Надо ли строить во всех городах, где это нужно? Да, обязательно. Нельзя подходить шаблонно к оценке проектов со стороны банков? Безусловно, нельзя: города отличаются, доходы населения в этих городах отличаются, уклад жизни, слава богу, отличается. Поэтому здесь банки должны быть более… скажем так: они должны быть заинтересованы в том, чтобы кредитовать и большие, и маленькие проекты. И за два с половиной года реформы банки (прежде всего, наши ключевые банки с госучастием) уже наработали достаточно серьезную компетенцию, чтобы понимать свою ответственность за то, что кредитовать надо и региональные, и муниципальные объекты вне зависимости от их размера.
Еще одна давняя и болезненная для стройотрасли тема — поэтапное раскрытие счетов эскроу. И у сторонников, и у противников тут есть свои аргументы, и довольно серьезные: первые говорят, что несправедливо, когда деньги граждан, собранные на стройку, кормят как раз не стройку, а банки, вторые возражают, что раскрытие эскроу непременно приведет к появлению новых обманутых дольщиков, а этого допускать никак нельзя. Итоги недавнего заседания президиума Госсовета, кажется, надолго ставят точку в этой истории: эскроу раскрывать не будут…
Никита Стасишин: Как человек, который все-таки стоял у истоков написания законопроекта о банковском проектном финансировании и вообще перехода всей отрасли на счета эскроу и формирования принципов взаимодействия застройщиков и банков, я скажу следующее. Первое: банки сегодня стали, наверное, основной единицей всей системы жилищного строительства. Ни контролирующий орган в регионе, ни заместитель губернатора, ни губернатор, ни федеральный чиновник не может запустить стройку. Точнее, выдать разрешение-то он может, но, если банк не профинансирует, никакого объекта жилищного строительства с привлечением средств граждан не будет.
Второе: нельзя так примитивно подходить — вот есть, дескать, сторонники, а есть противники раскрытия эскроу. Да, мы как профильное министерство предложили механизм поэтапного вложения средств в стройку. Причем это механизм, который, на наш взгляд профессионалов в области жилищного строительства, ни в коем случае не повлечет за собой появление новых обманутых дольщиков. Коллеги из экономического блока, из Центрального банка действительно говорили, в первую очередь, про потенциальных обманутых дольщиков. Но нельзя забывать другую историю, и она, на мой взгляд, важнее: раскрытие эскроу означает изменение регуляторики ЦБ относительно резервов и всего, что связано с выдачей проектного финансирования, а изменение впрямую повлечет за собой невозможность получения застройщиками таких, как сейчас, выгодных кредитов. И прежде всего, как раз в тех небольших городах, где сегодня и так с жилищным строительством большие сложности.
Поэтому вопрос намного глубже, он, что называется, из серии ощущений на кончиках пальцев: к чему может в итоге привести то или иное решение. Мы все с вами видели заседание президиума Госсовета под руководством президента страны, видели выступление председателя Центрального банка, видели реакцию президента, поэтому, о чем говорить? Все уже сказано, эскроу пока раскрывать не будут. Дальше мы работаем над тем, чтобы не снизить темпы жилищного строительства. Если мы упремся и поймем, что без этого точно уже никуда — значит, будем еще раз в том или ином виде поднимать вопрос не с точки зрения раскрытия или нераскрытия эскроу, а с точки зрения эффективности работы денежных средств, собранных застройщиками. Но никто из участников этого процесса не должен забывать, что это деньги не застройщиков — это деньги граждан, которые они вложили, чтобы получить свои квартиры, и сегодня процентов 80, наверное, — еще и с ипотекой. Поэтому наша главная задача как министерства, помимо заботы об объемах строительства, — это сохранение денежных средств физлиц и в итоге получение ими обещанного жилья.
Слово «ипотека» уже неоднократно прозвучало в нашем разговоре, и понятно, что без ипотеки сегодня никуда. Но с вашей точки зрения, базовые 7%, под которые теперь выдается льготная ипотека на новостройки, — это достаточно? Нужно ли понижать ставку еще?
Никита Стасишин: Мы за последние три месяца несколько раз изменяли условия льготной программы, и тем самым искусственно породили у наших граждан ощущение, что вот надо еще чуть-чуть подождать, еще ставки снизятся, еще ипотека станет доступнее — и вот тогда мы пойдем и быстренько все купим. На мой взгляд, это не совсем правильные ожидания: сегодняшняя ставка 7% выгодная, и надо по ней покупать, а не ждать лучшего — особенно с учетом того, что к базовой ставке застройщики вместе с банками предлагают программы по дополнительному субсидированию, чтобы ежемесячный платеж был доступным для семьи. Все-таки доходы населения у нас, мягко говоря, пока не растут.
Я против того, чтобы сегодня даже размышлять на тему, что будет через месяц, через два: поживем — увидим. Сейчас ставка 7%, она эффективная, и, если кто-то принял решение улучшить жилищные условия или вложить деньги, которые точно будут защищены, — я думаю, это надо делать, несмотря на дальнейшие возможные или невозможные изменения ставки. Но: нужно посмотреть, как все принятые меры сейчас заработают. Нам нужен месяц-два, чтобы понять, что происходит с рынком, особенно после провальных с точки зрения продаж марта, апреля и мая. И смотреть надо не только на конкретно ипотечную ставку по льготной программе, а на то, что вообще будет с ключевой.
Почему?
Никита Стасишин: По статистике прошлого года, первоначальный ипотечный взнос при покупке новостройки превышал 30%. Это означает, что многие люди продавали свое жилье на вторичном рынке и вкладывались в первичный, улучшая свои жилищные условия. Поэтому ипотека на вторичном рынке очень важна. Когда ключевая была в районе 20%, ипотека на «вторичке» предлагалась на заградительных условиях. Сегодня все спокойнее, ставки ниже. И как только мы поймем, что есть ипотечный баланс между первичным и вторичным ипотечным рынком, можно будет говорить о сбалансированности жилого сегмента в целом.
Но если этого не произойдет, то, конечно, Минстрой как федеральный орган, ответственный за жилищное строительство, будет обращаться с предложением о дополнительных мерах поддержки всего рынка. Потому что не надо забывать, что президент в апреле месяце поставил задачу достичь прироста ипотечного портфеля в целом в 2022 году на уровне не ниже прошлого года. А это 2,5 трлн рублей, в которые входят не только все льготные и нельготные программы первичного рынка, но и вторичный рынок тоже.
Да, про вторичный рынок и про то, что на него надо распространять какие-то льготные программы, говорят давно. Но пока ничего подобного не происходит.
Никита Стасишин: Еще раз: давайте не будем торопиться и пару месяцев посмотрим за развитием событий.
У творческих личностей обычно спрашивают — ваши планы на будущее? У заместителя министра тоже имеет смысл спросить о его творческих планах. Над чем сейчас работает Минстрой?
Никита Стасишин: Ну, точно не над актерским мастерством. Есть несколько важных тем, которые мы вместе с нашими коллегами в правительстве, с депутатским корпусом, с Советом Федерации и с регионами планируем рассматривать в осеннюю сессию. Это усовершенствование вместе с Фондом развития территорий подходов к решению накопившихся проблем по обманутым дольщикам, и это… не совсем, наверное, правильный термин, но всем понятный — «потребительский терроризм». Причем, подчеркну: вопрос важен не с точки зрения защиты застройщиков, а с точки зрения защиты граждан, которые ждут свои квартиры, а из-за одного-двух…
Нет, понятно, что если есть недочеты, застройщики обязаны их устранить и компенсировать людям причиненные неудобства. Но нередко на объектах работают профессиональные структуры, которые своей юридическо-технической и не буду называть, какой еще, работой заставляют застройщиков платить огромные штрафы, что влияет на срок сдачи всего объекта — и на наш взгляд, добросовестные застройщики и покупатели точно не должны страдать от таких вот «профессионалов».
Это моя жесточайшая позиция как заместителя министра, вот только часто передергивают и утверждают, что мы просто-напросто лоббируем интересы застройщиков. А мы, повторю, стремимся включить в единый периметр всех — и граждан, которые должны в срок получать свои квартиры, и застройщиков, обязанных в срок устранять все недочеты. Должны быть четкие правила игры, которые мы и планируем прописать в 214 ФЗ в осеннюю думскую сессию.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию