16+
Суббота, 20 апреля 2024
  • BRENT $ 87.35 / ₽ 8162
  • RTS1173.68
14 июля 2022, 23:27 Политика

Александр Вучич назвал конфликт на Украине «мировой войной» Запада с Россией. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Президент Сербии — один из немногих политиков, кто сегодня решается давать общие оценки, притом весьма драматические, происходящего на Украине. А классификация происходящего как мирового конфликта требует от всего мирового сообщества более решительных мер по его разрешению. Но именно этой воли в мировой политике сейчас не прослеживается, отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент Сербии Александр Вучич заявил, что Белград намерен сохранять военный нейтралитет, отказываясь от вхождения в НАТО и другие военно-политические блоки, при этом сохранит дружеские отношения с Россией и Китаем. Также он назвал конфликт на Украине «мировой войной» Запада с Россией. По мнению президента Сербии, этот конфликт продлится больше года. «Мы должны понимать, что в условиях, когда идет мировая война, оставьте разговоры о том, что это региональная или локальная война. Весь западный мир через украинцев воюет с Россией, это мировой конфликт. Не хватает только значительного конфликта на территории Азии», — сказал Вучич Danas. Почему на интервью сербского президента стоит обратить внимание?

Президент Сербии — один из немногих политиков, кто сегодня решается давать общие оценки, притом весьма драматические, происходящего на Украине. И это не алармизм и не пропаганда. Потому что если называть боевые действия на Украине так, как называет Вучич — мировым конфликтом — то это объективно требует гораздо более решительных мер, притом всего мирового сообщества, по его прекращению. И поиску путей урегулирования.

Между тем в последнее время всякие разговоры о путях возможного мирного урегулирования словно по команде поставлены на паузу. Периодически, правда, на разных политических уровнях российские представители говорят о готовности возобновить переговоры с Украиной. Однако, во-первых, они подразумевают готовность лишь вернуться на те позиции, на которых они были прерваны в середине апреля, а во-вторых, в качестве непременного условия предусмотрено согласие Киева на территориальные уступки. Поэтому на фоне провозглашенного на сегодня уже официально курса украинского руководства на отвоевание всех занятых после 24 февраля территорий, каковой курс покоится на наращивании поставок западного вооружения, вопрос о возобновлении переговоров провисает в дыму военных действий.

Что касается западных лидеров, то они целиком погружены, по сути, в «тактику» политической и экономической войны против России. Обсуждается очередной пакет санкций. Идет мобилизация по подготовке к возможному полному разрыву отношений с Россией в области импорта энергоносителей. Разрабатываются схемы применения вторичных санкций. Обговаривается номенклатура военных поставок Украине и размеры финансовой помощи. И то и другое растут в объемах. Практически отставлены все рассуждения о возможных вариантах мирного урегулирования. Отставлены также как политически непроходные и варианты размена мира на территории. Окончательно ясно, что никто Киев понуждать к уступкам не собирается.

Но и более того: нет никаких разговоров и тем более переговоров о возможном послевоенном устройстве Европы. Даже на уровне фантазий нет. Какова может быть новая архитектура европейской безопасности? Помимо того, что Россия объявлена ее главной угрозой, которой надо противостоять, наращивая арсеналы. Сквозь такую риторику на темы текущего противостояния периодически прорываются совсем уж радикальные призывы, к примеру, к расчленению России. Пока, слава богу, без указания конкретных предложений о том, как именно эти политики собираются это сделать.

На этом фоне с регулярной периодичностью обновляются сливаемые в СМИ прогнозы разных аналитических и разведывательных центров, которые все время откладывают на более позднее время предполагаемое время окончания боевых действий. Происходит рутинизация, привыкание к боевым действиям недалеко от центра Европы. Александр Вучич, говоря, что конфликт продлится больше года, выступает еще относительно умеренным оптимистом. Самыми большими «оптимистами» в этом плане выступают представители Киева, говоря, что конфликт закончится до зимы. Но это скорее пропаганда, чем прогноз.

Москва, в свою очередь, прогнозов не дает. Формула насчет того, что спецоперация идет по плану, остается незыблемой. В том числе нет указаний относительно конкретных — желаемых? — границ территорий Украины, которые собирается взять под контроль российская армия. На текущий момент это уж явно не только территория ЛДНР. Отчасти намек на ответ содержится в недавних репликах Владимира Путина. И о том, что «мы всерьез еще не начинали», и о том, что чем дальше, тем сложнее с нами будет договариваться. В принципе, такие формулировки не исключают, теоретически, выхода на границу Украины с Польшей. Согласно той логике, что если приемлемых формул сосуществования с Украиной не просматривается, как не просматривается и приемлемых для России и Европы формул послевоенной системы коллективной безопасности, то никакого сосуществования в принципе может и не быть. Каковое предположение уже относит время гипотетического окончания боевых действий не на месяцы, а на годы вперед.

На этом туманном фоне слабым проблеском стало достижение в Стамбуле предварительной договоренности по разрешению проблемы блокировки экспорта украинского зерна. Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба даже заявил, что две стороны, встречавшиеся при посредничестве Турции, находятся «в двух шагах» от достижения соглашения. В этом случае Россия может разблокировать подходы к остающимся под контролем Киева портов Одессы и Николаева.

По некоторой информации, обсуждалась такая схема: украинские военно-морские силы будут сопровождать суда с зерном через минные поля, Россия же обязуется не нападать во время проводки судов, а Турция при поддержке ООН займется досмотром идущих в Одессу судов, чтобы не допустить провоза на них оружия, поскольку такое требование выдвинула Россия. Возможно, о решении будет объявлено по итогам планирующейся на 19 июля встречи в Тегеране президентов России и Турции. Договоренность, если она состоится, выглядит сложной, однако при этом проработанной. Что внушает осторожный оптимизм: выходит, что Москва и Киев еще могут о чем-то договариваться. Но пока только по зерну.

За этим пока не просматривается готовности договориться по вопросам мира. И одна из причин того состоит в том, что мировое сообщество, прежде всего коллективный Запад, но также и Китай с Индией пока не видят или не хотят видеть возможностей решающим образом повлиять на приближение мира кроме как бесконечным наращиванием санкций и без того, чтобы скатиться уже в полномасштабную мировую войну.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию