16+
Среда, 20 сентября 2017
  • BRENT $ 55.36 / ₽ 3218
  • RTS1108.71
20 апреля 2010, 21:52 ПравоКриминал

«Авторитету» Таро не дали посмотреть жертве в глаза

Лента новостей

Суд приступил к рассмотрению уголовного дела Тариэла Ониани, которого называют «влиятельным криминальным авторитетом». Его обвиняют в похищении человека и вымогательстве 500 тысяч долларов

Тариэл Ониани. Фото: РИА Новости
Тариэл Ониани. Фото: РИА Новости

Хамовнический суд Москвы сегодня приступил к рассмотрению уголовного дела Тариэла Ониани (Мулухова), которого называют одним из самых влиятельных криминальных «авторитетов» на постсоветском пространстве. 57-летнего «вора в законе», известного в определенных кругах под кличкой Таро, обвиняют в похищении гендиректора ООО «Люкс» Джонни Манагадзе и вымогательстве у него 500 тысяч долларов. В суде Ониани не признал свою вину, сравнив обвинение с басней Крылова. Лица потерпевшего он так и не смог увидеть — во время заседания находящиеся под государственной защитой Джонни Манагадзе и его жена находились в специально оборудованной комнате, наблюдая за процессом с помощью монитора.

На скамье подсудимых, помимо Тариэла Ониани, еще двое. Этот 43-летний гендиректор ООО «Русстройсервис» Сергей Абутидзе и 23-летний охранник ЧОП «Феникс-Гарант» Алексей Зубарев. Последний, в отличие от других обвиняемых, находится под подпиской о невыезде.

Чтобы исключить визуальный контакт с потерпевшими, заседание Хамовнического суда на два дня перенесли в Мосгорсуд, где имеются технические возможности для допроса потерпевших и свидетелей в условиях анонимности.

Подсудимым не дали увидеть потерпевших

Это вызвало бурю негодования со стороны подсудимых. «Почему мне нельзя увидеть этого человека? Я уже год нахожусь в непонятной ситуации, а теперь он прячется. Я настаиваю, чтобы Манагадзе присутствовал в зале», — потребовал Ониани, который в деле фигурирует под фамилией Мулухов. Его поддержали адвокаты, которые резонно заметили, что на очных ставках потерпевшие виделись с обвиняемыми, их личные данные не засекречены и даже были озвучены в суде. «Я также хотел бы посмотреть этому человеку в глаза», — сказал Сергей Абутидзе.

Однако судья Марина Саушкина встала на сторону пострадавших, указав, что в их адрес поступали угрозы. Потерпевшие остались в другом зале.

Чтобы огласить фабулу обвинения, прокурору Антону Каретникову потребовалось около получаса. Из нее следовало, что Джонни Манагадзе, занимавшийся строительством коттеджей в Подмосковье, был похищен вечером 18 марта 2009 года рядом с гостиницей «Золотое кольцо» на Смоленско-Сенной площади. Организаторами похищения выступили Тариаэл Ониани (при задержании у него обнаружили паспорт на имя гражданина Грузии Тариэла Мулухова, — BFM.ru), а также Сергей Абутидзе. Последний воспользовался своим давним знакомством с Манагадзе. И именно он, по словам прокурора, вызвал бизнесмена на встречу якобы для того, чтобы одолжить у него 20 тысяч рублей.

Однако в назначенное место Абутидзе прибыл не один, а вместе с Мулуховым и охранявшими его сотрудниками ЧОПа. «Манагадзе подвели к припаркованному неподалеку микроавтобусу Mercedes, — продолжил Каретников. — Он пытался оказать сопротивление, но увидев вооруженных огнестрельным оружием охранников, прекратил его». По словам гособвинителя, после этого Манагадзе отвезли в кафе на Рябиновой улице, где в отдельном зале кафе жестоко избили бейсбольной битой. При этом Ониани-Мулухов лично принимал участие в экзекуции.

Цена свободы

Затем злоумышленники позвонили родственникам Макнагадзе и потребовали, чтобы те заплатили выкуп в 500 тысяч долларов, угрожая в противном случае убить его. На следующий день заложника отвезли в однокомнатную квартиру, местонахождение которой следствию выяснить так и не удалось. Коммерсанта отпустили только после того, как его жена в ночь на 21 марта передала похитителям часть выкупа в размере 218 тысяч долларов.

«Вы признаете свою вину?» — обратилась к подсудимым председательствующая. «Обвинение для меня как басня Крылова, — ответил из клетки с бронированным стеклом Ониани. — Самого события, в котором меня обвиняют, не существует!». «Это я потерпевший, а не Манагадзе. Это меня избили, отняли деньги и посадили в тюрьму!» — выдвинул свою версию Сергей Абутидзе. Алексей Зубарев также отрицал причастность к преступлению.

Затем начался допрос потерпевших. Первой слово предоставили супруге Джонни Манагадзе Таисии Качиевой. «18 марта стал самым страшным днем в моей жизни, — начала она давать показания измененным специальной аппаратурой голосом. — День начался очень хорошо — наша семилетняя дочь выступала на фестивале «Музыкальные дарования», где мы присутствовали всей семьей и ждали результатов». Однако, по словам женщины, так и не дождавшись итогов конкурса, муж заторопился по делам, а потом сообщил, что вечером напротив здания МИД встречается с Кахой (так звали в ее семье Сергея Абутидзе, — BFM.ru), чтобы одолжить ему денег. «Потом я несколько раз пыталась дозвониться до Джонни, но он не брал трубку, и это меня насторожило. Ведь муж ждал результатов конкурса», — продолжила Качиева. Ее тревога усилилась после того, когда обычно пунктуальный муж не позвонил пожелать дочери спокойной ночи. «Примерно в 23 часа я набрала мужу и услышала ругань на грузинском языке, а потом телефон отключили», — поведала женщина. Она рассказала, как металась в поисках мужа, пытаясь разыскать Сергея Абутидзе или его родственников. Однако те либо не знали, как его найти, либо заявляли, что не желают с ним общаться.

Утром 19 марта ей позвонил супруг. «Он еле разговаривал, я его с трудом узнавала, — рассказала потерпевшая. — Это был нечеловеческий голос. Он попросил найти 500 тысяч долларов, а то его убьют».

С протянутой рукой

По словам Качиевой, в течение дня с телефона мужа ей несколько раз звонили похитители и интересовались, как идет процесс сбора денег, иногда передавали трубку и самому Манагадзе. «Его голос был просто ужасным, — призналась Качиева. — А однажды трубку выхватил один из злодеев и сказал, что если я обращусь в правоохранительные органы, он убьет моего мужа, ребенка и меня». Женщина рассказала, как «в истерике» бродила по улице, параллельно обзванивая родственников и знакомых, умоляя одолжить деньги для спасения мужа. Процесс сбора требуемой сумму растянулся на два дня.

«Я словно милостыню просила, звонила по всем знакомым подряд в записной книжке», — вспоминала Качиева. По ее словам, часть денег для выкупа одолжила близкая подруга, заложившая собственную квартиру, еще часть — врач-педиатр дочери. Узнав о ее горе все свои сбережения (60 тысяч долларов) отдала учительница дочки по музыке. Более того, она подключилась к поиску денег, начав обзванивать родителей учеников. «Мне стали звонить и предлагать кто 500 долларов, кто тысячу», — вспоминала женщина. Она сообщила, что «злодеи» позвонили вечером 20 марта. Узнав, что она собрала лишь часть требуемой суммы, ударили мужа битой. «Я услышала треск и крик боли», — сказала Качиева.

По ее словам, обмен состоялся поздно ночью в промзоне Можайского района столицы, неподалеку от Рябиновой улицы. На встречу со злоумышленниками Качиева приехала с родственником, членом сборной по греко-римской борьбе Рустамом Тотовым, специально отпросившимся со сборов. После того, как деньги были переданы, примерно через 50 минут Манагадзе выбросили на обочину. «Это был огромный кровавый шар. Он не мог разговаривать и передвигаться», — с трудом произнесла пострадавшая. — Эти люди сделали моего мужа инвалидом, его и всю нашу семью. Когда спустя какое-то время дочь увидела отца, ей стало плохо».

Версия пострадавшей

Потерпевшая призналась, что лишь намного позже поняла: Абутидзе хотел деньги, которые семья рассчитывала выручить от продажи дома в Подмосковье. «Он регулярно интересовался, продали ли мы дом», — сообщила Качиева, уточнив, что жилье не удалось продать и по сей день.

«Абутидзе заманивал мужа рассказами о совместном бизнесе, — заявила женщина. — Он говорил, что на Украине у него есть нефтеперерабатывающий завод, и ему нужен надежный человек, такой как Джонни».

Качиева сообщила, что обратилась в правоохранительные органы лишь в середине апреля 2009 года, поскольку боялась расправы. Ведь даже после того, как ее мужа отпустили, «злодеи» продолжали требовать оставшуюся сумму. Однажды несколько человек подкараулили женщину, когда она приехала за вещами домой. «Они не дали мне выбора, а теперь говорят, что это цирк, клоунада! Побойтесь Бога!» — воскликнула пострадавшая.

Ониани «сдал» потерпевший, утверждает адвокат

Впрочем, весьма эмоциональный рассказ потерпевшей не произвел впечатления на адвокатов подсудимых. По мнению защиты, выступление Качиевой — не больше чем хорошо отрепетированный спектакль.

Как утверждает адвокат Сергея Абутидзе Денис Саушкин, его подзащитный — успешный бизнесмен, стал жертвой оговора. «В декабре 2008 года мой клиент рассказал Манагадзе, что некие люди задолжали ему 5 млн рублей, — изложил свою версию защитник. — Тот предложил Абутидхзе познакомить его с чеченцами, решающими подобные проблемы». По словам Саушкина, спустя некоторое время Джонни Манагадзе привез диски с аудио- и видеозаписью встречи Абутидзе с чеченцами. «Он сообщил, что диски передали сотрудники ФСБ, что чеченцы, с которыми Абутидзе встречался, являются боевиками, и для того, чтобы имеющейся информации не дали ход, сотрудники спецслужб требуют 5 млн долларов», — сказал адвокат. В феврале 2009 года его подзащитный через Манагадзе передал для сотрудников ФСБ часть суммы — полмиллиона долларов. «Позже Абутидзе понял, что его обманули, и потребовал деньги обратно, — утверждает Саушкин. — Но Манагазде решил не возвращать их и организовал это уголовное дело». По словам адвоката, сделать это было довольно просто: «Достаточно было прийти на Петровку и предложить сдать им Тариэла Ониани».

Слушания продолжатся 21 марта. Ожидается, что в суде даст показания Джонни Манагадзе.

Рекомендуем:

  • Фотоистории