16+
Суббота, 19 августа 2017
  • BRENT $ 52.86 / ₽ 3119
  • RTS1027.85
28 апреля 2010, 09:42 Путешествия
Спецпроект: Месяц Франции

«Мало кому нужны гобелены и люстры из хрусталя»

Лента новостей

В России мало доступных гостиниц европейского уровня и менеджеров, способных ими управлять, считает Алексис Деларофф, гендиректор российского подразделения ACCOR Hospitality, крупнейшей в Европе сети гостиниц

Клиентам нужны не помпезные гостиницы, а удобные и современные отели с хорошим сервисом. Фото: accor.com
Клиентам нужны не помпезные гостиницы, а удобные и современные отели с хорошим сервисом. Фото: accor.com

Появление в России недорогих и качественных гостиниц тормозят неразвитая туристическая инфраструктура и особенности местных инвесторов: их не устраивают нормальные для Европы сроки окупаемости проектов, они не понимают, что основной массе клиентов нужны не помпезные гостиницы, а удобные и современные отели с хорошим сервисом.

Даже в Москве международному уровню соответствует лишь 15% гостиничных номеров, подсчитал Алексис Деларофф (Alexis Delaroff), гендиректор компании ООО «Рашэн Мэнэджмэнт Хотэл Кампании» — российского подразделения крупнейшей европейской сети гостиниц ACCOR Hospitality. Она базируется во Франции.

Интервью с Алексисом Делароффом BFM.ru представляет в рамках проекта «Месяц Франции».

— Как вы оцениваете состояние гостиничного бизнеса в России сейчас? С точки зрения потребителя, эта сфера постепенно развивается: гостиниц становится больше, выбор шире. Что думают профессионалы?

— Ситуация однозначно лучше, чем 10 лет назад. В гостиничный бизнес приходит все больше частных предпринимателей. Международные операторы начинают развиваться не только в Москве и Питере, но и в регионах. Появляются альтернативные предложения: уже есть не только не отремонтированные старые советские гостиницы, но и мини-отели, абсолютно новые гостиницы. Одно из последствий конкуренции — улучшение качества услуг и уменьшение их стоимости. Однако, даже при этом количество номеров, которые соответствуют номерам в гостиницах международного уровня, в Москве составляет всего 15%. Это очень мало.

— Есть какие-то специфические проблемы в России, с которыми сталкиваются только отельеры и которые не могут возникнуть при развитии другого бизнеса?

— Гостиничный бизнес связан с туризмом, а с ним в России проблемы. Взять, к примеру, визы. Человек, который проснется и вдруг решит поехать в Россию, посмотреть Кремль, не сможет это сделать. А если он проснулся и решил поехать в Берлин или Стамбул, то у него это спокойно получится. Вторая проблема — в полном отсутствии туристической инфраструктуры. Вот я вчера прилетел в Нижний Новгород, хотел взять там напрокат автомобиль и проехать по городу и области. Не получилось. Нет такого сервиса. Для отельеров проблемы в России — в неразвитой инфраструктуре. Получение разрешений, устаревшие СНиПы по гостиничному строительству — все эти моменты сильно тормозят развитие гостиничного бизнеса.


Фасад гостиницы Ibis в Санкт-Петербурге. Фото: ibishotel.com

— Каких основополагающих моментов в развитии инфраструктуры России вам не хватает?

— 80% аэропортов, включая «Шереметьево-2», устарели. Фактически отсутствуют туристические маршруты. То, что интересно туристам, старинные здания, монастыри, не поддерживается. Государство охраняет эти памятники архитектуры, но как-то неопределенно. Нет государственной программы поддержки туризма. Есть какие-то агентства и федерации, представители которых разъезжают по международным выставкам, но я не уверен, что от этого большой толк. Как-то все не организованно, не направлено в одно русло.

— Что касается господдержки. Была разработана «Стратегия развития туризма в Российской Федерации до 2015 года». Вы видите результаты этой программы?

— Развитие инфраструктуры — очень долгосрочная программа, за один день не делается. Может быть, что-то и происходит, но результатов пока не видно. Когда я брал напрокат машину в Москве, собрать документы было головной болью. Вся эта бюрократическая волокита не позволяет развиваться туризму. Туризм основан на том, что все легко. Здесь же любой шаг сложен, требуют какие-то бумажки, печати. Когда я приезжаю в Европу, я бронирую автомобиль отсюда. За две минуты у меня ключи от машины в руках.

В России очень мало нормальных туристических автобусов, дороги в печальном состоянии. Летом в пятницу вечером я поехал из Москвы в Нижний Новгород на выходные. 400 километров ехали 9 часов. Это ненормально.

— И, тем не менее, какие российские регионы, по вашей оценке, обладают туристическим потенциалом? Что, кроме Москвы, Петербурга и, возможно, Сочи, может привлечь туристов?

— «Золотое кольцо» вокруг Москвы. Там есть, что посмотреть. В Сочи нечего смотреть, хотя для отдыха побережье Черного моря подходит . Страна такая огромная, что очень сложно придумать гармоничный маршрут и посмотреть все за неделю. В Казани есть красивые места, в Екатеринбурге. К сожалению, очень многое из того, что было бы интересно туристам, утрачено во времена СССР.

Я никогда не был на Алтае, говорят, там прекрасно. Кавказ — красота, но там сейчас не комфортно. Я думаю, каждый регион должен создать свою собственную инфраструктуру, а потом все это должно продвигать государство централизованно и целенаправленно, чтобы каждый не тянул на себя одеяло. Дайте нам, что посмотреть, чем заняться, и мы будем делать это.

— Инфраструктуру «Золотого кольца» хотя бы отчасти удалось приспособить для туризма, не считаете? Европейцев там довольно много.

— Наверное, да. Но преимущество «Золотого кольца» в том, что все города недалеко друг от друга, их можно объехать за 3 дня. Между Москвой, Казанью и Иркутском расстояния такие, что очень сложно создать интересный маршрут, который будет нравиться среднестатистическому туристу.

— Вы можете оценить инвестиционный потенциал российского гостиничного хозяйства? Что нужно делать, чтобы привлекать иностранных инвесторов в Россию?

— Дело не в специфике гостиничной отрасли, а в специфике бизнеса вообще. Инвестор смотрит, приходить ему на тот или иной рынок либо нет, с какими бюрократическими и другими сложностями он может столкнуться, как защищен его капитал. Он должен понимать, что законы прозрачные, правильные, честные, сбалансированные, что, обращаясь в суд, он получит настоящий суд, что его капитал защищен.

Чтобы развивались гостиницы, должен быть спрос. Если его нет, гостиницы стоят пустые, а инвестор прогорает. Надо снять визовые барьеры для туристов, которые приезжают в Россию меньше, чем на 60 дней. Тогда действительно появится интерес к России. Затем надо будет создать туристическую инфраструктуру: дороги, аэропорты, скоростные поезда и так далее.

Имидж России тоже не очень хороший, в том числе из-за безопасности. Все-таки 1990 годы оставили свой отпечаток. Это я ощутил, когда мои руководители сюда приезжали. Они всегда с опаской или с негативным ощущением приезжают в первый раз , а потом уезжают и возвращаются сюда еще раз, но уже с удовольствием. Но работа только над имиджем, а не над реальными проблемами ни к чему не приведет. Это просто выброшенные деньги.

— Когда депутаты разрабатывали «Стратегию развития туризма в Российской Федерации до 2015 года», говорили о том, что цены на гостиницы у нас выше, чем в Европе. С чем это связано?

— С недостаточным количеством туристов. Гостиницы успешно заполняются с понедельника по пятницу, в субботу-воскресенье они все равно пустые. Чтобы гостиницы подешевели, надо снизить себестоимость их строительства. Это напрямую связано со стоимостью стройматериалов и подключения к коммунальным услугам. Очень много административных барьеров. Стоимость земли велика, налоги не маленькие. Государство должно это все отрегулировать. Очень много вопросов, связанных со сложностями в налоговой сфере. Если отельер хочет снизить стоимость проживания в номере, он должен подготовить целый ряд документов для налоговой службы, чтобы она не подозревала его в уменьшении налоговой базы. Это какая-то дикость. В Европе разрешают каждый день менять цены, не давая никаких объяснений налоговой.

Кроме того, в России очень мало квалифицированных работников, которым надо больше платить. Это тоже влияет на стоимость услуг, предоставляемых гостиницей.

— А есть образование профильное?

— Фактически ничего нет.

— Тогда кто работает в гостиницах?

— Те, кого обучаем мы, международные операторы. Иностранцы тоже работают. Многие директора гостиниц, управляемых иностранными компаниями, не являются российскими гражданами, потому что в России нет достаточного количества специалистов такой квалификации . Для того, чтобы стать управляющим гостиницы, нужно работать 10-15 лет. В России этому бизнесу, по сути, всего 20 лет.

— Гостиничный бизнес в России сбалансирован? Гостиниц, какой категории нам не хватает?

— В основном средней стоимости. Всегда хотят строить пятизвездочные гостиницы, это престижно и красиво, но в регионах они стоят пустые. В Москве пятизвездочных отелей хватает, а трех- или четырехзвездочных очень мало. Рынок абсолютно не сбалансирован, на нем преобладают высококлассные гостиницы и совсем дешевые советские.

— Гостиницы такого же ценового уровня, как у «Ибиса», есть еще в России?

— В регионах их мало. В Москве единицы, но наша компания очень верит в эт у категорию гостиниц и развивает ее . В этом году и в начале следующего мы откроем еще две-три гостиницы в регионах, именно в данной ценовой категории. Это абсолютно не характерно для России. Российский инвестор, как правило, хочет построить гостиницу, которой он сможет гордиться перед партнерами. Обычно это гостиница непонятного стиля, которая не соответствует требованиям людей.

— Это имиджевая составляющая бизнеса?

— Да. И не знание рынка и требований того, что нужно для простого туриста. Инвесторы считают, что простому туристу нужно то же, что и им, то есть пятизвездочный отель. Они представляют пятизвездочный отель с гобеленами, хрустальными люстрами. Все-таки это не то, что народ потребляет.

В Европе гораздо более спокойное отношение к бизнесу. То, что гостиница окупается за 10-15 лет, это нормально. В России, когда говоришь про срок окупаемости 10-15 лет, просто закрывают дверь и говорят: «До свидания».

— Какие-то компании, которые производят оборудование, мебель для гостиниц, есть в России?

— Есть все, если поискать и правильно заказать то, что тебе надо. Мебель для гостиниц «Ибис» в Омске, Казани и Петербурге была изготовлена в России. Надо просто сделать правильный заказ. Мебельщик сделает или то, что ты ему заказал, или продаст то, что есть на складе. Проблема не в том, есть или нет, всегда можно найти. Надо правильно заказать и правильный проект показать мебельщику.

— Ощущаются изменения на рынке недвижимости? Вы почувствовали снижение себестоимости строительства, снижение стоимости земли?

— Я в ноябре-декабре 2008 года был в регионах. Все стройки были остановлены. Сейчас строительная отрасль снова оживает. Возобновляют замороженные проекты, запускают новые. Поскольку мы не инвесторы, очень сложно следить за себестоимостью. Наши партнеры говорят, что себестоимость строительных материалов снизилась примерно на 20-30%. Не надо забывать, что стоимость гостиницы зависит не только от стоимости строительства. Оснащение, подключение к электричеству, коммуникациям не сильно подешевели. Стоимость земли тоже не очень снизилась, потому что продавцы решили затаиться в ожидании повышения цен, чтобы не продавать по дешевке.

— Как гостиничный бизнес пережил кризис?

— Для нас, мы чувствуем, кризис заканчивается. За первые 3 месяца этого года у компании «Аккор» выручка в мировом масштабе увеличилась на 3,1% по сравнению с прошлым годом. В этом году выручка продолжит расти в сегменте четырех- и пятизвездочных гостиниц. По нашему опыту, это значит, что через 3-6 месяцев все остальные уровни гостиниц — 3, 3-, 2 и так далее — понемногу выйдут из кризиса.

— Если говорить о маркетинге, какие новые услуги предлагались клиентами, какие акции?

— Мы создали бонусную систему, которая называется «А-Клуб», она позволяет накапливать очки при посещении гостиницы. В России в этой системе зарегистрированы почти 30 тысяч человек. В России нам надо больший упор сделать на Интернет. Для узнаваемости бренда было принято решение нашим советом директоров перевести весь сайт accorhotels.com на русский язык. Сайт бренда «Ибис» уже частично работает на русском языке.

— В Интернете вас действительно довольно сложно найти из-за обилия контор-перекупщиков, которые предлагают себя в качестве посредников при бронировании. Очень трудно из их массы выбраться.

— Мы будем наращивать наше присутствие в Москве, и расширять российский офис компании «Аккор». На ближайшие год-полтора это станет нашим приоритетом. В этот же срок мы планируем открыть гостиницы в Самаре, Ярославле, Нижнем Новгороде и Киеве.

— Вы говорили о том, что планируете открыть гостиницы в нескольких регионах, в том числе в Калуге. Почему французский бизнес так обильно представлен именно в этом российском регионе?Там открывают завод Peugeot/Citroen, выпускница Сорбонны растит розы для элитных московских салонов цветов, проходят заседания комиссии российско-французского сотрудничества.

— Думаю, ничего особенного в этом нет. В Калужской области есть также заводы и у «Фольксваген», и у «Вольво». Здесь нет специфики французской, но есть специфика того, что местный губернатор сумел создать такие условия для привлечения инвестиций. Кроме того, Калуга располагается недалеко от Москвы, огромного центра потребления.

— «Такие условия для привлечения инвестиций» — это какие?

— Прозрачность, государственные и региональные гарантии того, что бизнес будет защищен. Компании не будут вкладывать десятки миллионов евро в строительство завода, если нет неофициальной межгосударственной договоренности о том, что бизнес будет защищен. Когда видишь, что на церемонию открытия завода приезжает премьер-министр, как это было в Ленинградской области, понимаешь, на каком уровне решаются вопросы. На уровне очень крупного бизнеса Россия понемногу улучшает свои позиции, на уровне среднего бизнеса, где частный предприниматель должен сам за себя бороться, это сложно.

Рекомендуем:

  • Фотоистории