16+
Четверг, 19 июля 2018
  • BRENT $ 72.62 / ₽ 4625
  • RTS1124.43
5 августа 2010, 14:37 Технологии
Юрий Домбровский

Юрий Домбровский

Чудо российской сотовой связи

По проникновению сотовой связи Россия обогнала США и Западную Европу. Но это — благодаря конкуренции операторов стандарта GSM. С 3G все не так радужно — Россия безнадежно отстала от развитых стран. Теперь надежды на связь нового поколения — LTE

22 июля агентство АС&М опубликовало очередной отчет: число абонентов сотовой связи в России достигло 214 миллионов. Даже если учесть, что операторы преувеличивают свою абонентскую базу до 30% и что до четверти граждан могут иметь по два телефона, вывод один: 90% россиян владеют сотовыми телефонами. Мы впереди планеты всей. Это ли не чудо?

Всего 20 лет назад мобильные телефоны советского производства весом 25 кг и числом в 2 тысячи были лишь в автомобилях высшего руководства и богатейших бизнесменов. Проводных телефонов — домашних и рабочих — было 32 млн. Число последних увеличилось незначительно. А вот сотовые стали сегодня неотъемлемым атрибутом жизни предпринимателей и строительных рабочих, младшеклассников и пенсионеров в городах и далеких селах России.

Мы привыкли к тому, что одежда в российских магазинах заметно дороже, чем в западных, что бензин — дороже, чем в США, что стоимость строительства дорог втрое выше, чем в Европе, что квартиры в Москве вдвое дороже, чем в столицах европейских стран. И при этом минута сотовой связи в Европе стоит в среднем 12 центов, а в России — 5. А по проникновению сотовой связи Россия обогнала США и Западную Европу. Вас это не удивляет?

Интересно сравнить, как менялись тарифы мобильной связи в России и стоимость других услуг за последнее десятилетие. График нагляден: стоимость электроэнергии выросла в 4 раза, проводной связи — в 2,5 раза. Сильнее всего подорожали газ и «одна помывка в бане». Этот экзотический показатель, перевод которого вызовет затруднения у переводчика, традиционно входит в госотчетность. Зато на сайте Федеральной службы статистики вы не найдете затрат на мобильную связь. Лишь с 2009 года там появились затраты на Интернет. Это к вопросу о модернизации!

Цены ЖКХ и стоимость услуг связи в России
(Источники: Госкомстат, AC&M Consulting)

Сотовая связь дешевела и стала всепроникающей, пришла в самые малые и бедные поселения, она стала доступной людям, балансирующим на грани прожиточного минимума. Полагаю, что мобильная связь — самый успешный проект новой России. Ничто не изменило и не облегчило жизнь россиян так, как сотовый телефон. Старшее поколение помнит уличные телефоны-автоматы. Ищешь, вымениваешь эту двухкопеечную монету, бросаешь ее в аппарат — а он молчит, не соединяет...

Рывок GSM

Одна из основных причин феноменального успеха этой отрасли в том, что она развивалась в России по нормальным рыночным законам. Ключевое слово успеха — конкуренция. До последнего времени компании сотовой связи боролись за каждого абонента и за каждого инвестора. И путь был только один: обслуживать клиентов лучше, за меньшие деньги, с меньшими затратами. То есть классический рыночный капитализм.

Может быть, сотовой индустрии повезло: исторически сотовые компании не приватизировали советскую собственность. Сети строились с нуля. У истоков МТС стояли люди, связанные с московским правительством, у «МегаФона» — питерские связисты. А «ВымпелКом» («Билайн») был основан «простым» доктором наук и, как оказалось позже, великим предпринимателем Дмитрием Зиминым, первоначально безо всякого административного ресурса. Позже состав собственников расширился, в него влилась значительная доля иностранного капитала. Отношения между этими тремя группами собственников были, мягко говоря, непростыми. Порой доходило до нешуточных войн. Войти в сговор этим трем группам собственников было практически невозможно, и конкуренция продолжалась.

Кроме «большой тройки» на рынке с самого начала действовали региональные операторы. В ельцинские времена («берите столько независимости, сколько хотите») лицензии на «региональную» сотовую связь фактически выдавались губернаторами. Практически на всех рынках, кроме Москвы, регионалы, жестко конкурируют с «большой тройкой» и к большой радости абонентов и при определенной поддержке антимонопольной службы сбивают цены.

Желая ускорить собственное развитие, привлечь инвестиции, воспользоваться опытом развитых экономик, компании привлекали западных стратегических инвесторов. Сделав рывок вперед и установив с помощью западных партнеров достойное корпоративное управление, компании успешно привлекали капитал, выходили на фондовые биржи. Конкуренция и свободный приток капитала были основными факторами успеха.

В последнее время в развитых странах флагманом технологической революции стал мобильный Интернет. Уже есть и массовые технологии, и абонентские устройства, и гигантский спрос. Просторы США, Европы, многих стран Азии уж более пяти лет покрыты конкурирующими между собой сетями скоростного мобильного доступа в Интернет(3G). Недавно мне пришлось пересечь на машине Восточную Турцию, наименее развитую часть страны. Основное население — курды. Значок 3G не исчезал с экрана моего телефона. Увы, в России, обогнавшей Турцию в GSM, значок 3G — экзотика за пределами крупных городов. Да и в самих городах он зачастую исчезает. Как же утратили беспроводное лидерство, что помешало обеспечить доступ к многообразию электронных услуг и знаний десяткам миллионов пользователей российской глубинки, сделать рывок в беспроводной цифровой мир?

Помехи 3G

В 2006 году наше правительство разделило стандартный европейский диапазон частот, предназначенных для развития третьего поколения сотовой связи (3G) на четыре части. И три года назад МТС, «Билайн» и «МегаФон» получили лицензии 3G на всю Россию. Получили практически бесплатно (стоимость каждой из трех лицензий составляла два миллиона рублей), по сути, без конкурса (бумажный конкурс был, но условия стопроцентно предопределяли результат), с символическими условиями по покрытию территории. Это был интересный эксперимент, подкрепленный внушительными административными и PR-ресурсами. Мол, кому же еще давать, как ни трем богатырям. Новизна эксперимента состояла в том, что цивилизованный мир такой формы раздачи лицензий не знал.

Существовали две общепринятые формы конкурсов: либо аукцион — кто больше заплатит за лицензии, либо конкурс — кто пообещает покрыть новой сетью больше территории за меньшее время. Я бы назвал аукционы более капиталистической формой распределения, а конкурсы — более социально ориентированной. При аукционе, во-первых, бюджет страны солидно пополняется, во-вторых, компания, выложившая за лицензию значительные деньги, заинтересована эти деньги поскорее «отбить», то есть построить помасштабней бизнес, привлечь больше абонентов, покрыть территории раньше конкурентов. Ну а если в условиях конкурса было прописано покрыть сетью 3G через 2 года 95% населения страны, а через 3 года — 98% (так было в Швеции), ясно, что это благо цифровых возможностей для соответствующего населения.

Прошло три с половиной года, можно подвести некоторые итоги. Я бы сказал, «большая тройка» не очень спешила с развертыванием сетей третьего поколения. Это и неудивительно. Бизнес-модель компании, получившей лицензию бесплатно и без обременений такова: новые базовые станции разворачиваются там, где уже есть спрос на услугу, чтобы обеспечить скорейшую окупаемость проекта. Так и действуют три крупнейших оператора. Ни один не забегает далеко вперед других. Это уже не те остро конкурирующие между собой бойцы, что 10 лет назад. Случалось — в недавние годы, — ФАС уличала их в сговоре. Вялый российский капитализм: предложение плетется за спросом, а не генерирует спрос в острой конкурентной борьбе.

Еще более необычно был распределен четвертый блок частот 3G. В 2009 году он без всякого конкурса и условий был отдан компании «Скайлинк». До сих пор о начале строительства новой сети мы ничего не слышали. Можно предположить, что этот четвертый пакет ценнейших частот попросту похоронен. К радости «большой тройки» — зачем им лишний конкурент с сетью нового поколения? Ну а то, что частоты эти не работают на экономику России, не обеспечивают абонентов Интернетом...

Следует признать: олигархический «распил» частот привел к снижению конкуренции и фундаментальному отставанию России не только от развитых, но и от развивающихся стран.

Но не все потеряно. В технологии беспроводной связи грядет очередная революция. Связь 4G уже запущена в некоторых странах Европы и районах США. В ближайшие два года появятся более 100 сетей LTE на всех континентах. По скорости и качеству она соответствует сегодняшнему проводному Интернету, по темпам развертывания — сотовой связи прежних поколений. Это — исторический шанс России. Почему бы не повторить в новом поколении тот прорыв, который удался нам в сотовой связи GSM?!

Шанс LTE

Я убежден, что сделать это можно. Но нужно, чтобы были соблюдены два условия: доступен достаточный частотный ресурс и, главное, обеспечена реальная конкуренция.

Начнем с частот, ценнейшего природного ресурса. Очень много лет мы слышим, что в России львиная доля частот занята военными. Уже более 20 лет прошло, как рухнула берлинская стена. Начались разговоры о сближении с Европой, в частности, в области беспроводной связи и радиоспектра. В мае 2000 года было принято специальное постановление Правительства «О сближении распределения и условий использования полос радиочастот в Российской Федерации с международным распределением». Спустя 10 лет о необходимости ускоренной конверсии спектра снова говорит президент России.

Что же происходит в действительности. Возьмем, к примеру, самый подходящий для российского 4G спектр 790–862 МГц. Самый дальнобойный и перспективный для покрытия наших необъятных просторов. Официально он закреплен за Воздушной радионавигационной службой Минобороны. Но внутри этого диапазона частот уже более 15 лет работает региональная сотовая связь стандарта AMPS. Автор этой статьи в середине 1990-х руководил одной из таких региональных компаний. Частоты эти были нам выделены «на вторичной основе». То есть каждый запуск базовой станции мы должны были согласовывать с военными. И согласовывали. Перед каждым пуском наш радиоинженер выходил на прямую связь с диспетчерами и коллегами из военной авиации: «Включаю. Наблюдаете ли помехи?» Все помехи устраняли, регулировали мощности, ничем навигационным службам не помешали.

И это только маленькая иллюстрация того, что военным не может быть необходим этот гигантский частотный ресурс. Факт этот следует из основ теории информации. В 1947 году Клод Шеннон предложил единицы измерения информации — биты. Согласно теореме Шеннона, объем передаваемой по любому каналу информации (биты в секунду) при правильном кодировании пропорционален ширине этого канала (мегагерцы). А теперь сопоставьте объемы информации, которые ежесекундно генерируют разговорами и Интернетом миллионы абонентов сотовой связи, с той, возможно, важнейшей, стратегической, передаваемой военными по своим каналам связи...

Убежден, при наличии твердой политической воли можно в краткие сроки привести российское распределение спектра к европейскому.

Теперь о конкуренции. Не без ужаса слышим мы о планах отдать весь частотный ресурс LTE двум полугосударственным компаниям. Или разделить его на троих, как было с 3G. «Для полноценного внедрения технологии LTE «большой тройке» необходим частотный ресурс по 20 МГц в низком и высоком диапазонах», — сообщили в декабре прошлого года представители «бльшой тройки» на совещании у вице-премьера Сергея Собянина. Это — ровно на троих. Однако в ряде стран Западной Европы в диапазонах LTE уже проведены аукционы, названы по 5–6 победителей. А в США победителей-лицензиатов было более 100! На их огромной территории частоты разыгрывались по регионам, да еще 20 млрд долларов на аукционах собрали. 4 млрд евро собрала Германия. 30 июля объявила о проведении десяти LTE-аукционов Великобритания. При этом министр связи Эд Вэйзи сказал: «Новые аукционы спектра помогут Великобритании оставаться на передовом фронте мобильной революции. Мобильная индустрия получит доступ к инфраструктуре 21 века, даст потребителям новейшие технологии широкополосного доступа на мобильные телефоны».

Только создав условия реальной рыночной конкуренции, Россия сможет шагнуть в новый цифровой мир, преодолеть «цифровой разрыв». А новый «распил» частот отбросит российскую сотовую связь туда же, где находятся сегодня наши другие высокотехнологичные отрасли.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию