16+
Суббота, 25 ноября 2017
  • BRENT $ 63.73 / ₽ 3720
  • RTS1166.09
10 августа 2010, 12:17 МакроэкономикаФинансыБанки, вклады и кредиты

Пузырь цен на зерно может лопнуть

Лента новостей

Газета Handelsblatt сравнила нарастающие вложения банков и фондов в продовольствие с гонкой вооружений, которая далека от завершения. Но спекулятивный пузырь цен может лопнуть

Гонка вооружений на товарном рынке еще далека от своего завершения. Фото: РИА Новости
Гонка вооружений на товарном рынке еще далека от своего завершения. Фото: РИА Новости

С тех пор как крупнейшие глобально ориентированные банки и фонды обнаружили, что монополия на сырьевые товары — это очень прибыльное поле деятельности, и направили туда сотни миллиардов, — финансовый рынок оказался тесно связан с продовольственным. Гонка вооружений на товарном рынке еще далека от своего завершения, пишет германская газета Handelsblatt.

Сцены из сегодняшней России напоминают батальные картины: тысячи солдат со всех концов России стекаются к крупнейшему московскому аэропорту «Домодедово». Каждые несколько минут пожарные самолеты садятся для заправки топливом, и едкий запах гари смешивается с запахом керосина. Более 200 тысяч человек брошены на тушение лесных пожаров по всей стране. Всего на начало этой недели площадь пожаров составляла более 200 тысяч гектаров — этой площади в нормальное время хватило бы для выращивания 0,5 млн тонн пшеницы. Еще больше зерна стало жертвой засухи — более 15 млн тонн. Раньше Россия входила в тройку крупнейших экспортеров зерна в мире, но до конца этого года ни одного зерна не пересечет российской границы за рубеж: с 15 августа правительство запретило экспорт зерна и муки.

В понедельник вечером российский премьер Владимир Путин объявил на заседании президиума правительства, что в России может быть собрано всего 60 миллионов тонн зерна — почти на треть меньше прошлогоднего урожая в 97,1 млн тонн и ниже последнего прогноза Минсельхоза в 70-75 миллионов тонн.

Спекулянты, которые ставили на катастрофу, могут радоваться: с начала июля цены на пшеницу выросли на 50%. Цена бушеля пшеницы доходила уже до 8,68 доллара. Однако цены могут снизиться так же стремительно, как и выросли, — когда лопнет спекулятивный пузырь.

С начала июля мировые цены на пшеницу достигли двухлетних максимумов на фоне российской засухи и запрета на экспорт. В понедельник фьючерсы на пшеницу немного снизились, однако во вторник они снова пошли в рост, отыграв свои потери. Декабрьские фьючерсы на пшеницу подорожали в середине торгового дня в Сингапуре на 0,8% до 7,4975 доллара за бушель, сообщает Bloomberg.

Ралли царит не только на зерновом рынке — другие сельхозяйственные продукты также активно дорожают. Так, с 2009 года цена сахара прибавила уже 130% на фоне плохого урожая в странах-поставщиках и опасениях дефицита. Цены на кукурузу на минувшей неделе обновили годовой максимум, а в течение года выросли на 50%.

Глобально ориентированные банки и крупные фонды считают сырье прибыльным полем деятельности и в течение последних лет вкладывали в него миллиарды, будь то свинина, кукуруза или соевые бобы. Банки подстраховываются срочными сделками от сильной ценовой волатильности, но, с другой стороны, сами идут на покупательский бум, заказывая кофе или пшеницу, чтобы снова продать их при росте цены.

Пикантность этой ситуации в следующем: при больших объемах сделок эти финансовые акробаты усиливают те ценовые колебания, против которых они на самом деле должны бороться для своих клиентов. Чем сильнее амплитуда рыночных колебаний, тем дороже стоит хеджирование сделок. В итоге, банк всегда выигрывает.

В 2009 одни только страховые компании и пенсионные фонды поставили 60 млрд долларов на сырье. Хедж-фонды, которые специализируются на инвестициях в алюминий, нефть, пшеницу или какао, в 2007 году управляли только 5,8 мрлд долларов, с тех пор эта сумма, по расчетам компании Hedge Fund Research, утроилась. Но даже эти цифры меркнут в сравнении с теми суммами, которые банки проводят по всем своим операциям по деривативам на товарных рынках. Лишь за прошлый год Goldman Sachs, Morgan Stanley, JP Morgan и Bank of America вложили в игру на товарных рынках 4 трлн долларов.

«Мы выполняет крайне важную роль для наших клиентов, которые хотят застраховаться от колебаний цен», — подчеркивает президент инвестиционно-банковского подразделения британского Barclays. Безусловно, так оно и есть, соглашается Handelsblatt, но кредитная организация зарабатывает на этом гораздо больше, чем на простой страховке фермеров, авиакомпаний и производителей продуктов питания.

В прошедшем году британский банк поставил на покупку судоходной компании, чтобы с помощью небольшого танкерного флота самостоятельно осуществлять перевозку нефти через океан. Barclays не одинок в этой игре: многие банки рискуют не только с финансовыми инструментами, но и с сырьем. Они покупают не только корабли, но и трубопроводы, электростанции и склады. По итогам 2009 года под контролем Goldman Sachs, Barclays и JP Morgan было товаров на 16 млрд фунтов — в три раза больше, чем в 2008 году.

Гонка вооружений на товарном рынке еще далека от своего завершения. Только за последнее время JP Morgan успел подписать контракт на 1,7 млрд долларов по покупке металлотрейдера RBS-Sempra. Deutsche Bank, активно работающий на рынке сырья, тоже претендовал на эту покупку.

«Давайте не будем заблуждаться, когда столько денег за короткое время перекачивается на рынок, происходит искажение в структуре ценообразования», — признает управляющий Fuchs + Hoffmann Олаф Райнхардт. «Когда крупный участник рынка играет в господство, это может очень скоро привести к искусственному дефициту. Тот, кто вовремя не среагирует, многое потеряет», — говорит Райнхардт.

Но первые, кто это ощущает на себе, — самые бедные. Миллиард человек во всем мире живет в нищете, тратя меньше доллара в день. И главная их статья расходов — продукты питания. «Когда по ним ударяет цена, последствия могут быть вполне драматичными», — говорит Харальд фон Витцке, агроэкономист Университета Гумбольдта в Берлине. Около двух лет назад взрыв цен на продовольствие спровоцировал волнения в таких странах, как Гаити и Египет. По прогнозам ООН, к 2050 году мировое население вырастет с нынешних 6,6 млрд до 9 млрд человек при том, что области производства продовольствия ограничены, а развитие биотоплива также требует ресурсов. Все это толкает цены вверх.

То, как малейший повод раскачивает эти ценовые качели еще сильнее, показал рынок пшеницы. Несмотря на российские лесные пожары, эксперты не ждут серьезного дефицита продуктов питания. «70% роста цены обусловлено спекулянтами», — жалуется Клаус Йозеф Лутц, гендиректор крупнейшего европейского сельхозтрейдера Baywa.

Рекомендуем:

  • Фотоистории