16+
Среда, 18 июля 2018
  • BRENT $ 72.58 / ₽ 4573
  • RTS1144.72
23 августа 2010, 19:13 Право

Платон Лебедев показал прокурорам Гибралтар

Лента новостей

В ходе дачи показаний в суде Платон Лебедев рассказал о работе возглавляемой им компании Group MENATET Limited — основного владельца ЮКОСа. Он также опроверг обвинение в отмывании этой структурой преступных доходов

Выступление Платона Лебедева в суде не вызвало особого ажиотажа, в зале осталось много свободных мест. Фото: АР
Выступление Платона Лебедева в суде не вызвало особого ажиотажа, в зале осталось много свободных мест. Фото: АР

В Хамовническом суде Москвы в понедельник, 23 августа, начал давать показания Платон Лебедев, которому вместе с Михаилом Ходорковским вменяются финансовые махинации на сумму около 900 млн рублей. Он рассказал о работе возглавляемой им Международной холдинговой компании Group MENATET Limited, которая являлась основным владельцем ЮКОСа. При этом Лебедев опроверг обвинение в отмывании этой структурой преступных доходов.

Выступление Платона Лебедева в суде не вызвало особого ажиотажа. В зале осталось много свободных мест.

Напомним, представший с ним перед судом бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский уже дал показания этой весной. Он уложился в месяц, отвергнув предъявленные ему и Платону Лебедеву обвинения в 1998-2003 годах в хищении 350 млн тонн нефти, добытой дочерними компаниями ЮКОСа, на сумму более 850 миллиардов рублей, а также в легализации 450 млрд рублей и 7,5 млрд долларов.

Руководитель Международного финансового объединения (МФО) «Менатеп» также подготовился основательно. Свою речь Лебедев начал с того, что уличил прокуратуру в неверных формулировках. Бизнесмен обратил внимание суда на то, что, согласно обвинительному заключению, возглавляемое им МФО (оно же — Международная инвестиционная холдинговая компания Group MENATEP Limited (GML), — BFM.ru) было зарегистрировано на острове Гибралтар.

Ликбез по географии

«Хочу пояснить суду, что в обвинительном заключении говорится не о Гибралтаре — острове в США. Это территория Великобритании на юге Пиренейского полуострова»,— сказал он. Подсудимый отметил, что остров Гибралтар, находящийся на озере Эрин, штат Огайо в США, не имеет никакого отношения к известной оффшорной зоне.

Для большей наглядности Лебедев продемонстрировал с помощью имевшегося в зале проектора слайд — копию статьи из Большой советской энциклопедии с изображением британского полуострова, «чтобы потом не было никаких недоразумений». После чего предприниматель перешел к проблем взаимоотношения бизнеса и власти, которые неизбежно порождают разного рода конфликты. Он отметил, что в деле ЮКОСа власти не были объективны, а на роль «арбитра» пригласили прокуратуру.

«Добро пожаловать в большой мир международного бизнеса», — сказал подсудимый. Он отметил, что «основной удар властями был нанесен в отношении основного владельца ЮКОСа — Group MENATEP Limited и ее акционеров. У последних «в нарушение ст. 45 Энергетической хартии было просто украдено (или экспроприировано) имущество, а сама компания — уничтожена».

Лебедев подробно рассказал о том, как и когда была создана GML, о ее структуре и деятельности. По словам подсудимого, инициатором создания международной холдинговой компании в 1997 году выступил Михаил Ходорковский. Он же предложил ему ее возглавить. «Для меня это была большая честь», — заметил Лебедев. Он назвал своего партнера «умным и талантливым бизнесменом», добавив, что в 1993 году глава ЮКОСа был внесен Всемирным экономическим форумом в список 200 представителей человечества, деятельность которых повлияет на развитие мира в третьем тысячелетии.

В состав акционеров GML, помимо него и Михаила Ходорковского, вошли Леонид Невзлин, Юлий Дубов, Михаил Брудно и Алексей Голубович.

Стоит отметить, что все они, за исключением Ходорковского и Лебедева, уехали за границу, спасаясь от уголовного преследования. Им предъявили аналогичные обвинения.

Подарок ко дню рождения

По словам подсудимого, место юрисдикции GML на момент ее создания было выбрано не случайно. И вовсе не для того, чтобы удобней было выводить активы за рубеж или заниматься легализацией похищенного, как утверждает прокуратура. «В 1997 году рубль не был свободно конвертируемой валютой», — напомнил бизнесмен. Он добавил, что в России в то время существовали серьезные риски для создания международных холдинговых компаний, в частности, отсутствовал закон о защите инвестиций и не было гарантии от двойного налогообложения. «Риски для бизнеса в России в то время были не только огромными, а непредсказуемыми, что подтвердил в 1998 году дефолт», — сказал Лебедев.

Он сообщил, что вначале компания, которую купили за рубежом, носила другое название. Но вскоре была переименована в GML. Причем, как отметил подсудимый, согласие на это от акционеров он получил в свое день рождения — 29 февраля 1997 года. Переименование же происходило в строгом соответствии с законом «О валютном регулировании», на основании лицензии Центробанка, заверил подсудимый.

По его данным, впоследствии GML стала контролировать активы на сумму свыше 30 млрд долларов.

Борьба с отмыванием

Лебедев сообщил, что являлся не только директором GML, но и главой консультативного совета этой компании. При этом в своей работе он не отвечал за нефтедобычу. Подсудимый отверг утверждение обвинения о том, что международные структуры GML якобы занимались отмыванием денег, полученных от реализации украденной нефти «дочек» ЮКОСа.

«У некоторых правоприменителей крыша едет от термина легализация, — с сарказмом заметил Лебедев. — Если человек купил недвижимость и регистрирует покупку, то это легализация. Но это законная легализация. У нас же некоторые товарищи между законной и незаконной легализацией различий не видят».

Лебедев рассказал, что ему как бывшему банкиру (он возглавлял банк «Менатеп» (Москва), — BFM.ru) было хорошо известно о проблеме Money Laundering или отмывания денег. Эта терминология используется, когда речь идет о легализации доходов, полученных от проституции, торговли оружием и наркотиков, пояснил подсудимый. Он добавил, что в 1990-х данная проблема стояла достаточно остро и была весьма болезненной для банков, через которые шли все деньги по сделкам. Существовали международные структуры, которые занимались борьбой с отмыванием незаконных доходов. «В России эту проблему курировал Росмониторинг, но фактически он начал работать с 2001 года», — сказал Лебедев.

Подсудимый заявил, что для того, чтоб в GML не проходили иные поступления, был создан определенный режим банковского счета, исключающий зачисление денег от третьих лиц. «Иначе 4 или 5 грязных долларов было бы достаточно, чтобы испортить репутацию всего международного финансового холдинга», — отметил Ледедев.

Ноу-хау для прокуроров

Он добавил, что об этом «ноу-хау» не знала «организованная прокурорско-следственная группа» во главе с тогдашнем заместителем генпркурора Юрий Бирюковым и руководителем следственной группы Салаватом Каримовым. Поэтому они у «угодили в эту ловушку», вменив ему и Михаилу Ходорковскому обвинение в легализации преступных доходов.

«Единственным источником доходов Group MENATET Limited являлись дивиденды от 100% дочерних компаний и средства от сделок с акциями, — сказал Лебедев. — Никакие иные поступления на счета GML в банках зачислятся не могли».

Выступление Платона Лебедева продолжится завтра. По словам его адвоката Константина Ривкина, подсудимый планирует давать показания не меньше двух недель. При этом Лебедев может прерывать свою речь, если в суд явятся свидетели защиты.

Ранее адвокаты заявляли, что показаниями бывшего руководителя МФО «Менатеп» они планируют завершить процесс представления доказательств стороной защиты. Однако теперь юристы говорят, что обе стороны (и защита, и обвинение) могут ходатайствовать перед судом о так называемом дополнении судебного следствия. Адвокаты не исключают, что и прокуроры, и защита воспользуются этим правом.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию