16+
Воскресенье, 20 августа 2017
  • BRENT $ 52.86 / ₽ 3119
  • RTS1027.85
4 октября 2010, 23:10 ТехнологииПраво

Разработчики ПО не обойдутся «малой кровью»

Лента новостей

В последние полгода–год на антипиратском фронте затишье. По крайней мере, складывается такое впечатление — основные фигуранты громкими сводками не радовали и не печалили

В последние полгода–год на антипиратском фронте затишье. Фото: РИА Новости
В последние полгода–год на антипиратском фронте затишье. Фото: РИА Новости

В последние полгода–год на антипиратском фронте затишье. По крайней мере, складывается такое впечатление — основные фигуранты громкими сводками не радовали и не печалили. Так, например, Международная ассоциация производителей программного обеспечения Business Software Alliance (BSA) за все лето сообщила только об одном антипиратском деле — в отношении Научно-исследовательского и проектно-строительного предприятия «Рекон». В какой-то мере это впечатление подтверждают результаты исследования компании HeadHunter.

В конце прошлого месяца компания провела опрос 1600 «экономически активных жителей» из всех регионов России и поинтересовалась использованием на предприятиях нелицензионного ПО, вопросами его эксплуатации и т. п. По данным исследователей, 44% респондентов утверждают, что их компании используют исключительно лицензионное программное обеспечение. Остальные 56% опрошенных работают с нелицензионным софтом — либо полностью (11%), либо частично (45%).

В большинстве случаев (около 40%) респондентам приходится иметь дело с пиратскими версиями графических приложений, офисных и специализированных профессиональных программ. В то же время с нелицензионной ОС экономически активные жители стали сталкиваться гораздо реже, чем несколько лет назад — только 28% опрошенных.

Кстати, треть респондентов сами занимались установкой пиратского ПО на свои рабочие места. Еще треть случаев — инициатива самой компании-работодателя, а оставшаяся треть установок нелицензионного ПО — совместная инициатива. При этом надо признать, что либо пираты используют весьма качественное нелицензионное программное обеспечение, либо профессионализм установщиков выше всяких похвал. Дело в том, что только у 8% респондентов, использующих пиратский софт, с ПО возникают какие-либо проблемы. В 72% случаев пользователи вынуждены мириться с системными ошибками в программах, в 52% — с отсутствием обновлений и в 48% случаев — с постоянно истекающими сроками действия программы. Также к проблемным моментам было отнесено отсутствие технической поддержки (40%) и работа программ в ограниченном режиме (24%). Но все это касается только 8% опрошенных, использующих нелицензионное ПО. У оставшихся 92% пользователей таких проблем либо нет, либо они не считают это проблемами.

Стоит отметить, что большинство респондентов — 93% — довольны использованием нелицензионного ПО с точки зрения производительности. Лишь 7% опрошенных отметили, что пиратский софт тормозит их работу. Причем преимущественно это специалисты и линейные специалисты. А, например, все до одного топ-менеджеры заявили, что не видят разницы использования лицензионного и нелицензионного ПО.

Также в ходе опроса HeadHunter поинтересовалась у респондентов, почему, на их взгляд, используют пиратский софт. Около 41% участников исследования посчитало, что руководство просто жалеет денег. Еще в 34% это объясняют принципиальной позицией фирм, не желающих платить за то, что и так доступно. На реальную нехватку денег и ряд других причин ссылались 15% и 10% соответственно.

Из исследования также становится ясно, что около половины респондентов считает использование нелицензионного софта большой экономией средств для компании. Впрочем, другая половина заявляет о том, что экономическая эффективность в таком случае минимальна, поскольку при проверке штраф будет значительно выше, нежели покупка лицензионного софта для всей компании.

Уже из этих ответов видно, что большинство участников опроса без пиетета относится к лицензированию программных продуктов. Более того, большая часть респондентов (75%), пользующихся на работе как лицензионным, так и нелицензионным ПО, ни видят ничего предосудительного в том, что компания устанавливает нелицензионный софт, в связи с тем, что не все компании могли бы себе это позволить. При этом HeadHunter отмечает, что с терпимостью к использованию пиратского софта чаще всего относятся топ-менеджеры и менеджеры среднего звена, в то время как специалисты и линейные менеджеры посчитали, что, поставив пиратский софт, их начальство показывает свое неуважительное отношение к ним.

В целом, данные этого исследования создают впечатление, что всё, наконец, «устаканилось» — разработчики ПО получили свою половину пользователей, а пираты — свою.

Ситуацию с пиратством в России BFM.ru прокомментировал координатор программы BSA в России Алексей Черный:

— Согласно последнему исследованию IDC, уровень компьютерного пиратства в России в 2009 году составил 67%, что на 1 процентный пункт ниже, чем было в 2008. Пока рано говорить о количественных показателях за 2010 год. Тем не менее, мы полагаем, что снижение уровня компьютерного пиратства в будущем продолжится. Однако высокие темпы снижения, которые демонстрировала Россия в последние пять лет (снижение на 20 п.п. с 2004 года), будет поддерживать сложнее.

Говорить же о равновесии пока преждевременно. В последнее время наблюдается следующая тенденция — по основным категориям продуктов, которые используются практически на всех предприятиях, как, например, операционные системы, компании зачастую имеют если не полное, то довольно значительное покрытие лицензиями. Мы полагаем, что среди подобного рода продуктов, которые зачастую поставляются предустановленными вместе с ПК, уровень использования нелицензионных копий будет ниже среднего, зафиксированного IDC. Однако в сегменте специализированных программных продуктов и решений для дизайна, строительства, проектирования и т. п., уровень компьютерного пиратства может быть значительно выше.

Одним из самых распространенных случаев компьютерного пиратства является недолицензирование. Компании покупают одну–две лицензии на использование программы, а фактически используют ее на десятках, если не сотнях рабочих мест, не подозревая, что это также является нарушением.

Снижение уровня компьютерного пиратства подразумевает слаженную работу всех процессов, влияющих на данный показатель: законодательство, предусматривающее должную защиту объектов интеллектуальной собственности; правоохранительные органы, технически оснащенные и подготовленные к тому, чтобы вести работу по пресечению нарушений; правительство, которое занимает активную позицию по просвещению и разъяснению преимуществ использования легальных продуктов и рисках использования контрафакта; а также активное взаимодействие государства и представителей индустрии по реализации данных мер. Три ключевых фактора: законодательство, просвещение, правоприменение.

Кроме того, государство самостоятельно может значительно изменить ситуацию, инвестировав в IT для госсектора — в каждом городе, муниципалитете, университете, — демонстрируя пример. Так, если все эти компоненты будут одновременно соблюдаться, существенное изменение данной пропорции станет вполне выполнимым. Нужны значительные финансовые инвестиции, воля и активная работа как со стороны индустрии, так и государства.

Стоит отметить, что снижение компьютерного пиратства создает положительный эффект для экономики страны, стимулируя поступление дополнительных денежных средств в сферу услуг и продаж информационных технологий. Согласно последнему исследованию IDC «Экономические преимущества от снижения компьютерного пиратства», сокращение уровня компьютерного пиратства в России с 67% на 10 п.п. за четыре года позволит к 2013 году создать 5708 новых рабочих мест в сфере высоких технологий, на 4,199 миллиона долларов увеличить вклад IT-сектора в экономику страны и принести дополнительные 317 миллионов долларов в виде налоговых поступлений.

В целом эти слова Алексея Черного отчасти подтверждает руководитель отдела по противодействию интеллектуальному пиратству Adobe Systems в России и СНГ Игорь Слабых. По его мнению, за последний год никаких принципиальных изменений на ниве использования нелицензионного ПО не произошло. «Впрочем, следует отметить, что с началом кризиса те же пираты шагнули в Интернет, — отметил Слабых. — Гораздо проще и удобнее продавать или бесплатно раздавать ПО через Сеть, чем торговать на радиорынках и в других торговых точках. Но это относится только к большим городам, где нет проблем с высокоскоростным доступом в Интернет».

Что касается дальнейшей борьбы с пиратством, то «малой кровью» она не обойдется, считает Игорь Слабых. «Она и раньше-то требовала значительных затрат. Те же «1С» и Microsoft делали значительные инвестиции в борьбу с пиратством. Так что минимальными силами дальнейшая борьба точно не обойдется, — заявил сотрудник Adobe.

Кстати, Игорь Слабых также назвал три основных направления борьбы с пиратством. В его версии к ним относятся: продолжение проверок компаний и организаций правоохранительными органами; просвещение пользователей о вреде использования нелицензионного ПО и специальные акции разработчиков, направленные на снижение стоимости своих продуктов. «Кстати, нередко Adobe обвиняют в том, что у корпорации дорогие продукты. Да, дорогие, но только пакеты для профессионалов, которые с его помощью зарабатывают деньги, — рассказал Слабых. — А если речь идет о том, чтобы дома на фотографии сделать какие-то несложные эффекты, то для этого можно использовать облегченные версии продуктов, цена которых на порядок ниже».

Рекомендуем:

  • Фотоистории