16+
Воскресенье, 16 декабря 2018
  • BRENT $ 60.25 / ₽ 4022
  • RTS1116.50
7 октября 2010, 19:29 ПроисшествияПраво

Суд поставил точку в деле о ДТП на Ленинском

Лента новостей

Суд признал законным прекращение дела, отклонив жалобу отца погибшей в аварии Ольги Александриной. Именно на нее следствие возложило вину за случившееся, но прекратило дело в связи с ее смертью

Поставлена точка в громком деле о ДТП на Ленинском проспекте столицы с участием автомобиля ЛУКОЙЛа. Фото: РИА Новости
Поставлена точка в громком деле о ДТП на Ленинском проспекте столицы с участием автомобиля ЛУКОЙЛа. Фото: РИА Новости

Тверской суд Москвы в четверг поставил точку в громком деле о ДТП на Ленинском проспекте столицы с участием автомобиля ЛУКОЙЛа. Он признал законным прекращение дела, отклонив жалобу Сергея Александрина — отца погибшей в аварии водителя машины Citroen Ольги Александриной. Именно на нее следствие возложило вину за случившееся, но прекратило дело в связи с ее смертью. Заявитель и его адвокаты утверждали, что дело расследовалось недостаточно тщательно, а целью расследования было не изобличить виновных в гибели смерти двух женщин, а придумать, как уйти от ответственности истинным виновникам ДТП. Однако суд с этим не согласился.

На заседании суда в четверг выступал следователь Станислав Лагойко. Он рассказал, почему не согласен с озвученной накануне позицией адвокатов Людмилы Айвар и Игоря Трунова, представлявших интересы Сергея Александрина.

Напомним, последние просили отменить вынесенное 27 августа Главным следственным управлением при ГУВД Москвы постановление о прекращении дела. Оно было возбуждено по факту ДТП на Ленинском проспекте столицы 25 февраля этого года. Тогда столкнулись Мercedes S 500, принадлежащий ЛУКОЙЛу, в котором находился вице-президент компании Анатолий Барков, и Citroen. Управлявшая Citroen Ольга Александрина и ее свекровь, известный акушер-гинеколог, профессор Вера Сидельникова погибли. У топ-менеджера ЛУКОЙЛа диагностировали сотрясение мозга, переломы носа и лодыжки.

Лагойко, державшийся чрезвычайно невозмутимо, остановился на каждом из изложенных в жалобе пункте претензий. «По мнению адвокатов, я что-то недоделал или сделал, но в другом виде, — спокойно начал он. — Сколько людей, столько и мнений. Я верю, что все сказанное ими было произнесено искренне».

Руководитель следственной группы отверг довод о том, что он фактически признал Ольгу Александрину виновной, хотя это может быть сделано только по приговору суда. «В постановлении мною были приведены обстоятельства происшествия, ошибочно расцененные адвокатами как обвинение», — сказал Лагойко.

Нездоровый ажиотаж

«Адвокаты считают, что следствие было проведено неполно, — продолжил следователь. — Я же считаю, что данное дело расследовано в полном объеме и установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию». «Говорят, что я не установил всех очевидцев, — коснулся он следующей претензии. — Этот пункт не нашел подтверждений. Пусть мне адвокаты скажут, какой из свидетелей врет».

Лагойко заявил, что глава столичного ГУВД Владимир Колокольцев не зря сообщал о беспрецедентных мерах расследования. Следователи и оперативники проводили мониторинг дорожного движения и даже обращались в СМИ за помощью, чтобы разыскать очевидцев. Однако в том, что, возможно, не все очевидцы аварии откликнулись, по мнению Лагойко, были виноваты адвокаты родственников погибших. Именно они, как утверждал Станислав Лагойко, создали вокруг дела «нездоровый ажиотаж». Так, например, Игорь Трунов делал публичные заявления о том, что «следствие продажное», а экспертизы, которые к тому времени даже еще не были завершены, адвокаты намерены обжаловать.

«Очевидцам как бы объяснили, что в органы следствия им ходить не надо, их просто отошьют. Я допускаю, что не все очевидцы допрошены, но, по крайней мере, были предприняты все попытки, чтобы найти всех очевидцев», — уверял Лагойко.

Он выразил несогласие и тому, что не дал юридической оценки действий водителя вице-президента ЛУКОЙЛа Владимира Картаева. Лагойко указал, что показания последнего проверялись, однако «ни одного факта нарушения закона со стороны водителя Картаева» выявлено не было.

Аргументы следствия

После чего следователь озвучил довольно интересную мысль: даже если предположить, что Картаев выехал на разделительную полосу движения, то «это не находится в причинно-следственной связи со столкновением», поскольку в этом случае водитель ЛУКОЙЛа все равно не создавал бы никому помех при движении.

Лагойко рассказал также, по какой причине от отверг показания трех «неугодных», по мнению адвокатов, свидетелей, сообщивших, что они видели как Mercedes якобы выехал на разделительную или на встречную полосу движения. В частности, слова водителя Audi S-8 Богданова, стоявшего через одну машину впереди от автомобиля вице-президента ЛУКОЙЛа. «Почему следствие не доверяет водителю Богданову? Он правильно сообщил лишь время и место ДТП. Все остальное является его домыслами, которые опровергаются материалами дела, видеосъемками и т.п», — сказал Лагойко. То же самое, по мнению руководителя следственной бригады, относится и к показаниям водителя Infiniti Аринкиной, которая поведала, что Мercedes «ехал частично по разделительной, а частично по встречной полосе». «В ходе очных ставок она согласилась, что данную ситуацию воспринимала неправильно, возможно, в зеркальном отображении. И не потому, что на нее было оказано давление, а потому, что она осознала, что ее показания не соответствуют действительным событиям на месте происшествия», — сказал Лагойко.

По его мнению, именно Ольга Александрина нарушила правила дорожного движения, что привело к ее гибели, а также к смерти ее свекрови. «Все, что ей надо было делать, это ехать со скоростью, при которой она могла контролировать свое транспортное средство, и принять меры к торможению», — подытожил следователь. Он подчеркнул, что отказ водителя, а также охранника вице-президента ЛУКОЙЛа пройти проверку показаний на детекторе лжи вовсе не свидетельствует об их виновности.

«Сторона защиты ссылается на неполноту следствия. То, что эксперты не установили векторную модель аварии, не провели математическое моделирование и не рассчитали кинематику столкновения. Это, скорее, что-то из области науки, — саркастично заметил Лагойко. — Даже таких экспертов-то нет, которые знают, что это такое. Но звучит красиво, конечно». Он заявил, что не видит оснований для удовлетворения жалобы.

В свою очередь, присутствовавший на заседании Сергей Александрин отметил, что сомневается в том, что эксперты были не в состоянии установить — применяла ли его дочь экстренное торможение или нет. По мнению отца погибшей женщины, это имеет существенное значение для дела, поскольку следствие обвинило Ольгу Александрину в том, что она не предприняла действий, чтобы избежать аварии: «Я имею высшее образование как инженер-механик. И о каких-то вещах могу судить. Это самое элементарное, что можно было установить».

Он обратил внимание на то, что в составленной следователями схеме ДТП не указано «ни одного тормозного пути». Что же касается слов следователя о невозможности экспертов провести более тщательную автотехническую экспертизу, то это не соответствует действительности. «У нас в стране наука сейчас на достаточно высоком уровне. На днях наши физики получили Нобелевскую премию, а ранее премию получил математик Перельман. Думаю, в стране найдутся эксперты, способные составить схему происшедшего в тот день», — отметил отец погибшей женщины.

Письмо президенту

«Если бы это был не водитель ЛУКОЙЛа, следователь Лагойко с удовольствием бы возбудил дело в отношении Картаева, и он бы давно уже сидел под стражей», — заявила Людмила Айвар. По ее мнению, «следователь подошел к расследованию неполно, халатно, а к своим обязанностям отнесся холодно». Целью же следствия было «не изобличить виновных в смерти двух женщин, а придумать как уйти от ответственности виновникам ДТП». Айвар просила направить дело на дополнительное расследование.

В совещательной комнате судья Татьяна Неверова провела час. Она отклонила поданную жалобу, признав следствие полным и всесторонним.

Покидая суд, Людмилы Айвар сказала, что намерена оспорить принятое решение в Мосгорсуде. Адвокат призналась, что у нее была определенная надежда на суд. «Все-таки мы не гадали на кофейной гуще, а ссылались на показания свидетелей и потерпевших», — сказала юрист. Она полагает, суд просто не решился пойти против сделавшего громкие заявления главы столичного ГУВД, а также выводов Генпрокуратуры, которая на днях признала результаты расследования законными. Тем не менее, юрист не намерена сдаваться и в ближайшее время собирается все свои аргументы отправить письмом президенту Дмитрию Медведеву, взявшему под личный контроль расследование этого громкого дела.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию