16+
Среда, 12 декабря 2018
  • BRENT $ 60.95 / ₽ 4042
  • RTS1125.78
27 декабря 2010, 08:12 Право
Актуальная тема: Дело Ходорковского

Приговор Ходорковскому и Лебедеву сбросит все маски

Лента новостей

Сегодня начнется оглашение приговора по второму «делу Ходорковского-Лебедева». Этого ждали почти две недели назад, но тогда оглашение вердикта перенесли без объяснения причин. В вынужденный перерыв многое прояснилось

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Хамовнический суд Москвы в понедельник, 27 декабря, намерен приступить к оглашению приговора по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Его чтение должно было начаться почти две недели назад. Однако тогда слушание отложили без объяснения причин. Кто-то склонялся к тому, что суд просто не успел написать решение, кто-то предполагал, что оглашение вердикта перенесли, чтобы смягчить негативную международную реакцию на возможный обвинительный приговор, поскольку начало чтения приходится на празднование католического Рождества и новогодние каникулы. Но в вынужденный перерыв многое прояснилось, считают адвокаты подсудимых.

«Вор должен сидеть в тюрьме», — процитировал Владимир Путин слова известного киноперсонажа. «Спасибо Владимиру Владимировичу. Все маски сброшены», — так, по словам адвокатов, отреагировал на сказанное премьером экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский.

Как рассказал BFM.ru адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт, о заявлении премьера во время телеразговора с россиянами 16 декабря его подзащитный узнал в тот же день. В камере специзолятора есть и радио, и телевизор. «Выступление Путина Михала Борисовича развеселило», — признался защитник.

В свою очередь бывший руководитель Международного финансового объединения «Менатеп» Платон Лебедев, сидящий в «Матросской тишине», казалось, пропустил услышанное мимо ушей. «Мы обсудили это на уровне констатации факта. Никаких ритуальных прыжков вокруг костра не было», — поведал BFM.ru защитник второго фигуранта дела Константин Ривкин.

Есть ли давление на суд?

Тем не менее, слова премьера произвели эффект разорвавшейся бомбы. Адвокаты расценили их как давление на суд и пригрозили обратиться в Страсбург в связи с нарушением принципа презумпции невиновности. Прозвучавшее вдогонку заявление Путина о том, что он имел в виду первый приговор суда, уже не смогло переубедить защитников.

По мнению адвокатов, в канун оглашения приговора премьер «исключительно четко и ясно снял сомнения, откуда и с какой силой оказывается давление на суд» и «есть ли у судьи возможность вынести решение без давления».

24 декабря экс-глава ЮКОСа опубликовал в «Независимой газете» интервью. Он упрекнул премьер-министра России в недостатке добра и терпимости и пожелал, чтобы его не боялись, а любили.

Точку в этой импровизированной дискуссии поставил Дмитрий Медведев. Глава государства заявил, что «ни президент, ни любое иное должностное лицо не имеет права высказывать свою позицию по этому делу, либо по какому-то другому до объявления приговора». При этом президент добавил, что крупные бизнесмены, совершающие такие же преступления, в которых обвиняется Михаил Ходорковский, должны нести схожую ответственность, но только при наличии доказательств вины.

Как сообщал ранее BFM.ru, сейчас уже практически никто не сомневается, что приговор Ходорковскому и Лебедеву будет обвинительным. Не верит в это и жена бизнесмена Инна Ходорковская. В интервью журналу «Сноб» она заявила, что ее муж совершенно точно не выйдет на свободу до 2012 года (когда запланированы очередные президентские выборы, — BFM.ru).

Накануне оглашения приговора защитники Ходорковского и Лебедева уже не опровергали, как двумя неделями ранее, предположения о том, что судья Виктор Данилкин взял тайм-аут для того, чтобы получить «ценные указания сверху». «Если у кого-то и были иллюзии о том, что давление на суд не оказывалось, то после 16 декабря они развеялись», — сказал Константин Ривкин. В этой связи, по мнению адвоката, от суда трудно ожидать оправдательного приговора. «Однако вынести обвинительный вердикт суду будет еще сложнее», — считает, в свою очередь, Юрий Шмидт.

Надежда на чудо

По его мнению, судье будет трудно проигнорировать допросы свидетелей, выступивших в защиту подсудимых. Их слова занесены в протокол, а он сверяется с аудиозаписью. «От обвинения осталась не то, что груда осколков, оно разлетелось в пыль», — уверен защитник. Юрий Шмидт все еще продолжает надеяться: «Пусть это надежда на чудо, но я никогда не опускаю руки».

По словам адвоката, боевому настрою Михаила Ходорковского можно только позавидовать. «Он готов к любому решению, хотя в глубине души у него теплится надежда. Его не сломили те семь лет, которые он отсидел, не сломит и другой срок, какой бы он не был», — заявил Юрий Шмидт.

Надо отметить, что чем ближе подходила дата оглашения приговора, тем более невероятные версии выдвигались в СМИ. Одно из изданий, например, недавно сообщило о том, что Ходорковского хотят обменять на экстрадированного из Таиланда в США россиянина Виктора Бута, обвиняемого в торговлей оружием. При этом о судьбе Платона Лебедева умалчивалось. Адвокаты назвали это предположение «абсолютной шизофренией с точки зрения закона».

Напомним, один из самых громких процессов последних лет начался прошлой весной и занял почти год и восемь месяцев. Первоначально подсудимым вменялось хищение в 1998–2003 годах 350 млн тонн нефти, добытых дочерними предприятиями ЮКОСа: «Самаранефтегазом», «Юганскнефтегазом» и «Томскнефтью». Однако к концу процесса прокуратура уменьшила объем примерно на треть — до 218,7 млн тонн. При этом стоимость якобы похищенного подсудимыми почему-то сократилась незначительно — с 892,4 до 824,1 млрд рублей. Сумма же «отмытых» от хищений денег и вовсе осталась прежней — 487 млрд 402 млн рублей и 7,5 млрд долларов.

Организованная группа

По версии обвинения, преступления Ходорковский и Лебедев совершили в составе организованной группы. В нее, помимо подсудимых, входили бывшие акционеры ЮКОСа Леонид Невзлин, Михаил Брудно и Владимир Дубов, президент «ЮКОС-Москва» Василий Шахновский, тогдашний начальник правового управления ЮКОСа Василий Алексанян, его заместитель Дмитрий Гололобов, а также управляющий делами ЮКОС ЭП Рамиль Бурганов. Почти все они, за исключением Алексаняна (дело в отношении него Симоновский суд Москвы прекратил 24 июня 2010 года в связи с истечением срока давности, — BFM.ru) скрываются от уголовного преследования за рубежом. По данным Генпркуратуры, на каждого из соучастников Ходорковский возложил ряд обязанностей. Так, Леонид Невзлин должен был обеспечивать нейтрализацию конкурентов и противодействие им в бизнесе. За Лебедевым была закреплена роль руководителя «финансовой составляющей и последующей легализацией» похищенного имущества, а за Василием Шахновским — обязанности склонять подчиненных к подписанию документов о фиктивных сделках.

Для совершения хищений был разработан план, предусматривающий заключение между ЮКОСом и его дочерними фирмами генеральных соглашений, которые «явно противоречили интересам последних». В соглашениях указывалось, что переход права собственности на продукцию, добытую в составе скважинной жидкости, от продавца (нефтедобывающих компаний) к выступавшему в качестве покупателя НК ЮКОС происходит на устье каждой конкретной скважины немедленно после извлечения из недр. «Тем самым нефтедобывающие предприятия изначально ставились в экономически невыгодные для них условия», — утверждали прокуроры. Обвинение гласило, что затем нефть была перепродана конечным потребителям по цене выше себестоимости примерно в три-четыре раза через подконтрольные Ходорковскому и Лебедеву компании.

Помимо этого, подсудимым вменили хищение в 1998 году акций шести дочерних предприятий «Восточной нефтяной компании» (ВНК) стоимостью более 3,6 млрд рублей, которые впоследствии были обменяны на акции ЮКОСа. Срок давности по данному эпизоду истек еще два года назад, поэтому гособвинители просили признать подсудимых виновными, но освободить их от наказания в этой части.

В свое время так же было и с основным эпизодом обвинения по первому делу Ходорковского-Лебедева, которое касалось хищения акций горно-обогатительного комбината «Апатит». Однако оставшихся обвинений в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и растрате хватило на то, что подсудимые в 2005 году были осуждены на 8 лет лишения свободы.

Нереальное хищение

Ходоровский и Лебедев отрицают свою вину. Они заявили, что их дело является политическим. По словам бывшего руководителя МФО «Менатеп», такое количество продукции похитить было попросту нереально. Обвинение же наряду с нефтью, фактически вменило ему и Михаилу Ходорковскому хищение скважинной жидкости, которая сразу же после добычи возвращается в недра.

Ходорковский в ходе судебного разбирательства опроверг версию следствия и о том, что ЮКОС обирал своих «дочек», покупая у них нефть по себестоимости и продавая через подконтрольные фирмы пол более высокой цене. Бизнесмен заявил, что выручка от нефти, добытой «дочками» ЮКОСа, шла на «дивиденды акционерам, капитальные вложения и приобретение новых активов ЮКОСа». В том же, что цены на купленную у «дочек» ЮКОСа продукцию не соответствовали мировым ценам на нефть, не было ничего удивительного. Ведь для того, чтобы она стала «черным золотом», ее необходимо подвергнуть очистке, хранению и транспортировке.

Ходорковский коснулся и противоречивости предъявленного обвинения. Бизнесмен указал, что юридически его обвинили в хищении нефти, а фактически — в занижении прибыли дочерних добывающих предприятий, что является предметом гражданско-правового спора, а не уголовного разбирательства.

По словам Ходорковского, сделки купли-продажи нефти между ЮКОСом и его «дочками» не были оспорены в арбитражных судах, отменены либо признаны незаконными, и у защиты есть на руках 61 решение арбитражных судов по налоговым и иным спорам.

Высокие свидетели

Стоит отметить, что в защиту подсудимых в суде высказался ряд высокопоставленных свидетелей: бывший глава Минэкономразвития Герман Греф, руководивший ранее Центробанком Виктор Геращенко, экс-премьер Михаил Касьянов и глава Минпромторга Виктор Христенко. Последний с 1999 по 2008 год в качестве зампреда правительства курировал топливно-энергетический комплекс. На заседании суда он заявил, что ничего не знает о «миллионных» хищениях нефти из трубопроводной системы. А Михаил Касьянов открыто заявил о политической подоплеке дела. По его мнению, инициатором уголовного преследования Ходорковского и Лебедева являлся Владимир Путин. Экс-премьер рассказал, что в свое время обращался к главе государства с просьбой пояснить причины ареста в июле 2003 года Платона Лебедева. «Президент дважды отказывался ответить на этот вопрос. На третий или четвертый раз он сказал следующее: ЮКОС финансировал не только те партии, которые он (Путин, — BFM.ru) разрешил, «Яблоко» и СПС, но также КПРФ, которую он финансировать не разрешал», — сообщил Касьянов.

Если суд сочтет доказанным предъявленное подсудимым обвинение, то каким будет срок, станет известно лишь в конце оглашения приговора. Срок же, который запросили прокуроры — 14 лет лишения свободы. При этом закон не связывает судью с мнением обвинителей. Председательствовавший на процессе Виктор Данилкин может назначить как больше, так и меньше.

В конце оглашения приговора станет также ясно, как суд поступит с исками, предъявленными к Ходорковскому и Лебедеву в начале процесса на беспрецедентную по размеру общую сумму в 170 млрд рублей. Их заявили представители бывших дочерних компаний ЮКОСа — «Томскнефть» и «Самаранефтегаз», которые проходят по делу потерпевшими.

О том, сколько времени может занять чтение приговора, никто из участников процесса не берется прогнозировать. По первому делу судье на это потребовалось 12 рабочих дней.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию