16+
Вторник, 12 декабря 2017
  • BRENT $ 64.83 / ₽ 3826
  • RTS1144.35
5 февраля 2011, 16:07 ОбществоМедицинаНаука

Модель для сборки медицинских мифов ломается на глазах

Лента новостей

Обилием медицинских мифов, например, о пользе чеснока в борьбе с холестерином, мы обязаны ложному механизму исследований, который срочно нуждается в пересмотре. Но это не на руку фармкомпаниям — на коммерциализации сомнительной статистики они зарабатывают огромные деньги

Во всех областях биомедицинских исследований, начиная с клинических испытаний новых  лекарств до новейших генетических технологий, очень много ложных открытий. Фото: PhotoXPress
Во всех областях биомедицинских исследований, начиная с клинических испытаний новых лекарств до новейших генетических технологий, очень много ложных открытий. Фото: PhotoXPress

Почему так часто утверждения о пользе или, наоборот, вреде того или иного продукта либо лекарственного препарата оказываются ложными? Сначала нам говорили, что чеснок снижает уровень вредного холестерина. После более тщательного изучения вопроса выясняется: нет, не снижает. Или, например, можно долго верить в то, что плотный завтрак помогает сократить общую калорийность суточного рациона, пока в конечном итоге не станет известно, что это не так. И все же мы зависим от медико-биологических исследований, даже если они не всегда надежны.

А что если ошибки — это не исключение, а правило, задается вопросом журнал Newsweek. К этому выводу все чаще приходят эксперты, анализирующие данные экспериментов в сфере здравоохранения. По их словам, дело не в том, что ошибочны единичные исследования. Скорее, сам механизм их очень странный, и это раз за разом приводит к тому, что выводы в лучшем случае не доказаны, а в худшем — являются опасными заблуждениями. В результате — сбитые с толку пациенты и врачи, зачастую дорогостоящие предписания, которые не помогают, а то и вовсе несут вред.

Доктор Джон Иоаннидис (John P.A. Ioannidis) многие годы боролся против бездоказательных медицинских утверждений. После своего недавнего назначения на пост руководителя Центра профилактики Стэнфордского университета Иоаннидис продолжает борьбу против медицинских мифов. «Люди страдают и даже умирают из-за ложных медицинских рекомендаций, и речь идет не о шарлатанстве, а об ошибках в исследованиях», — убежден Иоаннидис.

Только за последние пару месяцев рухнули два опорных столпа американской профилактики. Недавнее исследование не выявило достаточных подтверждений того, что статины (препараты вроде Lipitor и Crestor) помогают пациентам без сердечно-сосудистых заболеваний в анамнезе. В ходе исследования, организованного международным консорциумом Cochrane Collaboration, было произведено 14 независимых испытаний с участием 34 тысяч пациентов. Расходы на статины составляют более 20 млрд долларов в год, половина из них может быть в реальности бесполезными тратами.

В ноябре экспертный совет Института медицины пришел к выводу, что брать анализ на витамин Д бессмысленно: почти у всех его уровень достаточен для здоровья костей (20 нанограмм на миллилитр) без дополнительного приема добавок и содержащих этот витамин препаратов кальция. Стоимость производства витамина Д — 425 млн долларов в год.

Иоаннидис не собирался заниматься разоблачением медицинских мифов. Будучи одаренным ребенком (в три года он считал десятичные дроби, в восемь лет писал стихи), Иоаннидис первым среди своих одноклассников закончил медицинскую школу университета Афин, поступил в Гарвард, курировал клинические исследования СПИДа в Национальных институтах здравоохранения (NIH) в середине 1990-х, затем возглавлял факультет эпидемиологии в одном из греческих университетов.

В годы работы в NIH Иоаннидис вдруг осознал, что на проведение «положительных» лекарственных исследований, которые устанавливают эффективность препарата, и «отрицательных», когда свойства не подтверждаются, требуется одинаковое количество времени. Но на публикацию отрицательных результатов уходит на два-три года больше. Отрицательные результаты хранятся в ящике стола, либо исследование продолжается в надежде на изменение в положительную сторону. Когда речь идет о миллиардах долларов, компании очень неохотно признают, что препарат неэффективен. В результате промедления в публикации отрицательных данных исследований пациенты получают лечение, которое на самом деле не приносит результатов. Иоаннидис задумался: какая доля медицинских исследований ошибочна.

Его ответ в научной работе от 2005 года — «большинство», пишет Newsweek. Во всех областях биомедицинских исследований, начиная с клинических испытаний новых лекарств до новейших генетических технологий, очень много ложных открытий. Он приводил сложные математические аргументы, которые, правда, многие критики ставят под сомнение. «Я согласен, что многое из того, что утверждается, более поверхностно, чем мы привыкли считать», — говорит статистик Стивен Гудман (Steven Goodman) Университета Джона Хопкинса. Он опасается, что подобные заявления о том, что большинство выводов медицинских изысканий ошибочны, могут провоцировать нездоровый скептицизм в отношении медицинских исследований и антинаучный подход.

Даже беглого взгляда на медицинские журналы достаточно, чтобы убедиться, что когда-то растиражированные постулаты со временем отвергаются. По данным двух программ в 1993 году было установлено, что витамин Е способствует профилактике сердечно-сосудистых заболеваний. Впоследствии такое заключение было оспорено после проведения двух более жестких экспериментов в 1996 и 2000 году. Вывод от 1996 года, что эстрогеновая терапия снижает риск развития болезни Альцгеймера у женщин старшего возраста, был опровергнут в 2004 году. Большое число исследований, свидетельствующих о том, что популярные антидепрессанты оказывают положительное действие, влияя на химические процессы в мозгу, сегодня тоже вызывают возражения (эти
препараты помогают при умеренной депрессии, если вообще помогают, к тому же это эффект плацебо).

Первой целью атаки Иоаннидиса стала некачественная статистика в первых исследованиях генома. Когда ученые единовременно проверяют один или несколько генов на взаимосвязь практически со всеми заболеваниями, которые только приходят в голову, то почти гарантированно будут получены совпадения даже просто в силу фактора случайности. Когда он стал разбираться с генетической литературой, большинство из заявленных генов-кандидатов подтвердить не удавалось. В частности не подтвердились ранее выявленные взаимосвязи определенных генов с риском болезни Паркинсона, сердечно-сосудистых заболеваний. И тем не менее утверждения, что ген X повышает риск заболевания Y, массово присутствуют в научной литературе, нанося ущерб конкретным решениям на индивидуальном уровне.

Статистическими перекосами грешит также эпидемиология, исследования влияния на здоровье человека факторов окружающей среды, поведения или рациона питания. Организаторы экспериментов могут изучать вопросы возможном влиянии кофе на риск суставных болей, головных болей, заболеваний желчного пузыря и сотню других проблем. «Когда вы проводите тысячи испытаний, статистика выявляет несколько ложных «победителей», — говорит Иоаннидис. А фармкомпании зарабатывают на такой скользкой статистике огромные деньги. Тестируя утвержденный препарат с определенным спектром показаний на предмет возможного его применения в терапии других диагнозов, они случайным образом получают положительные результаты, «а врачи на этом основании прописывают этот препарат в соответствии с новыми показаниями. Я считаю, что это неправильно». И даже опровергнутые мифы, как правило, трудно искоренить.

Ситуация небезнадежна. Генетики ужесточили статистические критерии, но в других областях все еще необходимо навести порядок, говорит Иоаннидис. По оценкам Джорджа Лундберга, бывшего редактора журнала The Journal of the American Medical Association, строгое соблюдение научных критериев, как того добивается Иоаннидис, позволило бы США экономить в год 0,7-1 млрд долларов расходов, выделяемых на здравоохранение.

Разумеется, не все общеизвестные постулаты о здоровье ошибочны. Курение убивает, ожирение или сниженный вес увеличивают вероятность ранней смерти, контроль кровяного давления позволяет снизить риск инсульта. Можно руководствоваться следующим: то, что выдержало проверку временем и было изучено в ходе многочисленных масштабных и хорошо контролируемых исследований, более надежно, чем новые сенсационные сообщения о каком-то конкретном препарате или продукте питания.

Рекомендуем:

  • Фотоистории