16+
Суббота, 18 августа 2018
  • BRENT $ 71.86 / ₽ 4817
  • RTS1052.74
14 апреля 2011, 07:02 Право

Игорная надбавка к зарплате прокуроров

Лента новостей

Прокуратура вновь встала на сторону защиты в деле о незаконном игорном бизнесе в Подмосковье. В суде надзорное ведомство ходатайствовало о домашнем аресте для Ивана Назарова, которого считают организатором сети подпольных казино

В суд Ивана Назарова доставили как особо опасного преступника — под усиленной охраной спецназа ФСБ. Фото: РИА Новости
В суд Ивана Назарова доставили как особо опасного преступника — под усиленной охраной спецназа ФСБ. Фото: РИА Новости

Генпрокуратура в среду, 13 апреля, вновь встала на сторону защиты в деле о незаконном игорном бизнесе в Подмосковье. На заседании Басманного суда Москвы надзорное ведомство ходатайствовало о домашнем аресте для 30-летнего гендиректора ООО «Колорит» Ивана Назарова, обвиняемого в создании сети подпольных казино в ряде городов Московской области. Защитники бизнесмена предлагали внести за него залог. Однако суд все же поддержал ходатайство Следственного комитета и продлил обвиняемому срок ареста до 15 августа. В суде также стало известно о сумме взяток, которые якобы получали за «крышевание» казино руководители Мособлпрокуратуры.

В суд Ивана Назарова доставили как особо опасного преступника — под усиленной охраной спецназа ФСБ. Шестеро автоматчиков в черных шапках-масках расположились в маленьком зале рядом с клеткой. Неподалеку с трудом разместились трое приставов.

С ходатайством о продлении Назарову срока содержания под стражей в суд обратился старший следователь СКР Денис Никандров. В документе, который озвучила в суде его коллега Снежана Колобова (она вошла в состав следственной бригады после того, как дело из подмосковного следственного управления передали в центральный аппарат), говорилось, что сыщикам необходимо еще четыре месяца для проведения дополнительных следственных действий.

В частности, для того, чтобы допросить свидетелей, получить ответы на свои запросы, провести психиатрическую экспертизу обвиняемых, а также взять образцы голоса для фоноскопического исследования.

Следователь указала, что в случае освобождения обвиняемого, тот может скрыться, а также, используя свои связи с высшими должностными лицами прокуратуры, помешать расследованию.

В связке с прокурорами

Напомним, Назаров был арестован Пушкинским городским судом 17 февраля. По данным ФСБ, он и семеро его сообщников организовали преступный игорный бизнес в пятнадцати городах Подмосковья. Подпольные игорные заведения работали «под крышей» сотрудников подмосковного Управления по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) и приносили ежемесячный доход от 5 до 10 млн долларов.

По сведениям оперативников, группировка Назарова оплачивала загранпоездки членов семьи прокурора Московской области Александра Мохова, а также других работников областной прокуратуры и ГУВД, которые «крышевали» подпольные казино.

В поле зрения правоохранительных органов также попали первый заместитель прокурора области Александр Игнатенко, начальник 15-го управления прокуратуры Московской области Дмитрий Урумов, прокурор подмосковного Одинцово Роман Нищименко, прокурор Серпухова Олег Базылян, природоохранный прокурор Павел Сейдокин, прокурор Ногинска Владимир Глебов и начальник отдела Мособлпрокуратуры Александр Работкин.

Однако проведенная Генпрокуратурой служебная проверка не подтвердила фактов коррупции, а лишь пришла к выводу о неформальном общении ряда работников прокуратуры с Назаровым. За нарушение норм служебной этики ряду прокуроров было объявлено о неполном служебном соответствии, некоторые получили строгие выговоры. Александр Мохов, отстраненный на время проверки от работы, вновь приступил к служебным обязанностям. А его первого зама до сих пор проверяют.

Обосновывая ходатайство следствия о продлении Назарову ареста, Снежана Колобова попыталась приобщить к материалам дела копию постановления о возбуждении дела по факту гибели свидетеля Алексея Прилепского, который исчез через два дня после допроса и был недавно найден задушенным в подмосковном лесу.

Однако этому воспротивились все участники процесса. В итоге, суд данную просьбу отклонил, отметив, что следствие не представило доказательств того, что гибель Прилепского имеет отношение к делу об организации незаконного игорного бизнеса.

Представляющий интересы Генпрокуратуры в суде прокурор Олег Радченко сразу же перешел в наступление. Он заявил, что ходатайство следствия не обоснованно, а инкриминируемое Назарову преступление совершено в сфере предпринимательской деятельности. За эту категорию не предусмотрен арест.

Оперативники навещали обвиняемых в СИЗО

Радченко утверждал, что дело Назарова не представляет особой сложности, а для того, чтобы выполнить следственные действия, вовсе не нужно держать обвиняемого под стражей еще четыре месяца. Тем более, следователей в деле более чем достаточно. «Когда дело еще находилось в Следственном комитете по Московской области, следственная группа состояла из 42-х следователей», — отметил прокурор.

Он ходатайствовал о домашнем аресте для обвиняемого.

При этом прокурор поведал о том, что его ведомство установило серьезные нарушения при расследовании. Радченко сообщил, что проведенная прокуратурой по жалобе защиты проверка показала: Назарова и других обвиняемых в СИЗО неоднократно посещали сотрудники ФСБ. «В отсутствие адвокатов они вынуждали их дать показания, компрометирующие сотрудников прокуратуры Московской области», — сказал Радченко.

Он сообщил, что в этой связи 19 марта директору ФСБ Александру Бортникову было направлено представление. А 8 апреля Генпрокуратура обратилась к председателю СКР Александру Бастрыкину, заявив о необоснованности выдвинутых против Назарова и других фигурантов дела обвинений.

Четверо защитников бизнесмена также возражали против дальнейшего ареста Назарова. Они предоставили суду медицинские документы о том, что их клиент страдает эпилепсией, и пожаловались на то, что в СИЗО «Лефортово» Назарова отказываются обследовать.

Главным аргументом защиты стала «заволокиченность дела». Как заявил адвокат обвиняемого Александр Садуков, за все время нахождения в СИЗО с его клиентом провели лишь одно следственное действие — очную ставку. Назаров встретился с дающим признательные показания Иваном Волковым (он был управляющим залами игровых автоматов, — BFM.ru). «За это время можно было каждый день брать образцы голоса и пять раз провести психиатрическую экспертизу», — заявил защитник.

Другой адвокат Назарова Александр Добровинский был, как всегда, высокопарен. В свойственной ему манере он заявил, что услышал от следователей «те же заученные фразы и ту же игру на несуществующей скрипке, что и два месяца назад». «Прокурор тут говорил о доказательствах следствия очень интеллигентные слова, но я скажу прямо — это ложь», — заявил Добровинский.

Он утверждал, что новые обвинения, которые раз за разом пытаются предъявить его клиенту, «потом исчезают как дым от сигареты». Адвокат предложил внести за Назарова залог в 5 млн рублей из личных средств. Еще один защитник Назарова Олег Никуленко выразил готовность передать суду для залога 3 млн.

Цена «крышевания»

Сам Иван Назаров был немногословен. Он заявил, что скрываться от следствия не собирается, а на протяжении двух месяцев в СМИ слышал о себе «неправду». «Я не обманывал никаких граждан», — заверил он.

Между тем, в суде прозвучала любопытная информация о том, что обвиняемый был владельцем игровых клубов в ряде городов Подмосковья: Химках, Ногинске, Одинцове, Озерах, Можайске, Клину, Подольске и Пушкино.

Кроме того, судья Наталья Мушникова озвучила показания засекреченного свидетеля, выступающего под фамилиией Николаев. Тот, ссылаясь на слова помощницы Назарова Аллы Гусевой, сообщил о фактах ежемесячных взяток сотрудникам подмосковных прокуратур за «крышевание» сети подпольных казино. Так, прокурору Московской области Александру Мохову и его заместителю Александру Игнатенко Алла Гусева якобы передавала ежемесячно по 50 тысяч долларов, а прокурорам районов — по 30 тысяч.

Решение суда было оглашено в девять часов вечера. Наталья Мушникова не согласилась с доводами защиты о том, что дело расследуется неэффективно и по нему допускается волокита. Оглашая свое решение, она отметила, что по делу допрошено не менее 50 свидетелей, проведено 15 обысков, 11 выемок, 18 осмотров различных предметов и документов, назначено проведение технической экспертизы. Судья отметила, что очная ставка с Иваном Волковым «свидетельствует об обоснованности подозрений органов следствия» в адрес обвиняемого.

Ивану Назарову предъявлено обвинение по части 4-й статьи 159 УК (мошенничество в особо крупном размере). В числе обвиняемых его помощница Алла Гусева и компаньон Марат Мамыев, а также заместитель начальника ОБЭП города Пушкина полковник Николай Пышкин, оперативники УБЭБ ГУВД Подмосковья капитан Сергей Ермакова и майор Дмитрий Акулин. Все они находятся под стражей. Еще двое обвиняемых — управляющий игровыми залами Иван Волков и домработница Аллы Гусевой Виктория Ковалькова находятся под подпиской о невыезде. Они сотрудничают со следствием.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию