16+
Понедельник, 21 августа 2017
  • BRENT $ 52.66 / ₽ 3107
  • RTS1027.85
31 мая 2011, 07:07 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Госбанки России воспользуются европейской слабостью

Лента новостей

ВТБ и Сбербанк присматриваются к европейским конкурентам. Глава ВТБ заявил, что госбанк готов потратиться, если найдет хороший объект для приобретения

Фото: PhotoXPress
Фото: PhotoXPress

Российские банки нацеливаются на покупку банков в Восточной и Центральной Европе, где кредитные организации продолжают испытывать влияние финансового кризиса. Президент ВТБ Андрей Костин заявил в видеоинтервью The Financial Times, что его стратегия смоделирована на базе роста с помощью поглощений. В пример такой модели роста глава второго крупнейшего банка России привел американскую Citigroup и испанский Santander. Как отмечает редактор банковского раздела Financial Times Патрик Дженкинс, «мы все помним, что случилось с Citigroup после финансового кризиса, многие говорили, что причина его проблем — в слишком агрессивных сделках по поглощению».

«Мы будем развиваться органически, но когда мы увидим хорошую возможность, мы будем покупать. В первую очередь, мы сосредоточены на России, во вторую — на СНГ», — заявил Костин FT.

Сам глава ВТБ, между тем, не считает, что экспансия в Западную Европу — хорошая идея. Однако другой российский госбанк, Сбербанк, рассматривает возможности сделок в Австрии, пишет издание. Как считают аналитики, австрийские банки — среди кредитных организаций с наименьшей капитализацией в Европе, что может создать для них проблемы на стресс-тесте в июне 2011 года.

Сбербанк ранее подтвердил свою заинтересованность в покупке австрийского Volksbank International, а также позвал Алессандро Профума, экс-главу итальянского UniCredit, в свой совет директоров. Профумо пристально изучает возможности развития для Сбербанка в восточной Европе с прицелом на активы в прибалтийских странах и Казахстане, говорят на рынке.

Для Сбербанка покупка австрийской кредитной организации стала бы трамплином: кроме Volksbank, госбанк изучает возможности вложения в Raiffeisen Bank International, пишет FT со ссылкой на осведомленный источник. Сам Raiffeisen заявляет, что подобный вариант невозможен.

Глава рейтингового агентства RusRating Ричард Хейнсворт, предполагает, что любые сделки по зарубежным приобретениям для Сбербанка могут затянуться: «Российскому правительству нужно одобрить такое решение, и начнется бюрократический процесс, который займет длительное время. Но однажды это может случиться», — не исключает Хейнсворт.

Выбор объекта для приобретения, диагностика, согласование основных условий сделки и структурной документации — важнейшие элементы всех сделок в рамках M&A, соглашается Людмила Лебедева, президент Первого республиканского банка. «Но собственно принятие решения уполномоченным органом и защита инвестиционного меморандума при грамотно подготовленном решении, на мой взгляд, не является слишком сложным, — рассуждает банкир. — Госучастие отчасти осложняет оперативность принятия решений из-за объективной загруженности членов органов управления, но большой проблемой не является».

Между тем, Андрей Костин в интервью FT заявил, что российское правительство в рамках трехлетней программы приватизации «хочет продавать больше». «В течение трех лет планируется продать 50% минус 1 акцию. И идеологически правительство готово пойти дальше и продать мажоритарный пакет», — заявил Костин.

Основные проблемы, которые возникают у российских банков, пытающихся выйти на зарубежный рынок вне СНГ, — это, прежде всего, недостаток капитала, говорит BFM.ru Людмила Лебедева. «Кроме того, такие сделки требуют высоких транзакционных издержек и времени. Больше проблем может возникнуть при последующем управлении или интеграции в бизнес материнской структуры, расположенной в России. Но каждая сделка в этой части уникальна», — отмечает глава ПРБ.

Для того, чтобы восстановить хороший уровень капитализации тех кредитных организаций, которые действительно будут способны к экспансии, потребуется 2-3 года, полагает Владимир Гамза, вице-президент Ассоциации региональных банков России. «Я имею в виду первый десяток наших крупнейших банков, пусть 15, максимум 20. Потом нужно еще год, два, три для того, чтобы накопить необходимый потенциал для приобретения активов, — считает банкир. — Нельзя же просто прийти в какой-то банк, приобрести только контрольный пакет и на этом закончить свою экспансию. Экспансия предполагает развитие и активную деятельность банка, то есть приобретение активов. Поэтому надо накопить еще и пассивную часть, прежде всего. Если мы собираемся в Европу, то эти пассивы должны быть долгосрочными и соответствующими по цене».

В Сбербанке и ВТБ признают, что история проблем в отношениях с некоторыми странами затруднит экспансию в некоторых странах Восточной Европы, особенно в Польше, отмечает FT. Несколько крупнейших польских банков уже принадлежат западным группам, пострадавшим от кризиса — бельгийской KBC, голландскому ING и португальской BCP Millennium. Под давлением регуляторов Allied Irish в прошлом году продала свой польский бизнес банку Santander.

На сегодняшний день восточноевропейский банковский сектор не очень сильно отличается от западной группы по той простой причине, что большинство банков в Восточной Европе — западные банки, говорит Владимир Гамза. «Если взять такие страны, как Чехия, Польша, Венгрия, в любом случае, когда приходишь туда, ты должен понимать, что ты будешь конкурировать с ведущими западными банками. Это означает: самые современные технологии и высочайший уровень капитализации, то есть способность принимать на себя огромные риски и приобретать большие активы; стоимость долгосрочных ресурсов», — говорит финансист.

Рекомендуем:

  • Фотоистории